WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |

50. Цель статьи 6 состоит не в установлении требования о том, чтобы во всех случаях сообщения данных выполняли все возможные функции письменной формы. Вместо того, чтобы сосредоточивать внимание на конкретных функциях "письменной формы", например, на ее доказательной функции в контексте налогового законодательства или ее предупредительной функции в контексте гражданского права, основное внимание в статье 6 уделяется основополагающему понятию возможности воспроизведения и прочтения информации. Это понятие закрепляется в статье 6 в формулировке, которая, как это было сочтено, содержит объективный критерий, который заключается в том, что содержащаяся в сообщении данных информация должна быть доступной для ее последующего использования. Цель использования слова "доступная" состоит в том, чтобы указать, что информация в форме компьютерных данных должна быть удобочитаемой и разборчивой и что программное обеспечение, которое может оказаться необходимым для прочтения такой информации, должно быть сохранено. Предполагается, что слово "использование" должно охватывать не только случаи использования информации человеком, но и ее компьютерную обработку. Что же касается понятия "последующего использования", то этому выражению было отдано предпочтение по сравнению с понятиями "долговечность" и "неизменяемость", которые устанавливали бы слишком жесткие требования, и такими понятиями, как "удобочитаемость" и "разборчивость", которые могли бы представлять собой слишком субъективные критерии.

51. Принцип, воплощенный в пункте 3 статей 6 и 7 и в пункте 4 статьи 8, заключается в том, что принимающее Типовой закон государство может исключить из сферы применения этих статей определенные виды ситуаций, которые должны быть указаны в законодательных актах, вводящих в действие Типовой закон. Принимающее Типовой закон государство, возможно, пожелает прямо исключить определенные виды ситуаций в зависимости, в частности, от цели соответствующего формального требования. Одним из таких видов ситуаций может быть случай установления требований в отношении письменной формы, преследующих цель дать уведомление и предупреждение о конкретных фактических или правовых рисках, например, требований относительно предупреждений, которые должны быть помещены на определенных видах продуктов. Могут быть рассмотрены и другие прямые исключения, например в контексте формальностей, требуемых в соответствии с международными договорными обязательствами принимающего Типовой закон государства (например, требование о том, что чек должен иметь письменную форму согласно Конвенции, устанавливающей единообразный закон о чеках, Женева, 1931 год), и в других видах ситуаций и областях права, которые принимающее Типовой закон государство не может изменить путем принятия законодательного акта.

52. Пункт 3 был включен в целях обеспечения более широкой приемлемости Типового закона. В нем признается, что решение вопроса об установлении конкретных исключений должно быть оставлено на усмотрение принимающих Типовой закон государств, поскольку с помощью этого подхода можно наилучшим образом учесть различия в национальных условиях. В то же время следует отметить, что цели Типового закона не будут достигнуты, если положения пункта 3 будут использоваться для установления общих исключений, и поэтому использования возможности, предусмотренной в пункте 3, рекомендуется избегать. Многочисленные исключения из сферы действия статей 6–создадут ненужные препятствия для развития современных методов передачи данных, поскольку в Типовой закон включены лишь самые основополагающие принципы и подходы, которые, как предполагается, должны найти общее применение.

Справочные материалы:

А/51/17, пункты 180–181 и A/CN.9/373, пункты 45–62;

185–187 (статья 5); A/CN.9/WG.IV/WP.55, пункты 36–49;

А/50/17, пункты 228–241 (статья 5); A/CN.9/360, пункты 32–43;

A/CN.9/407, пункты 56–63; A/CN.9/WG.IV/WP.53, пункты 37–45;

A/CN.9/406, пункты 95–101; A/CN.9/350, пункты 68–78;

A/CN.9/WG.IV/WP.62, статья 6; A/CN.9/333, пункты 20–28;

A/CN.9/390, пункты 88–96; A/CN.9/265, пункты 59–72.

A/CN.9/WG.IV/WP.60, статья 6;

A/CN.9/387, пункты 66–80;

A/CN.9/WG.IV/WP.57, статья 6;

A/CN.9/WG.IV/WP.58, приложение;

Статья 7. Подпись 53. Статья 7 основывается на признании функций подписи в сфере бумажных документов. При подготовке Типового закона были рассмотрены следующие функции подписи: идентификация лица; обеспечение определенности того, что это лицо лично участвовало в акте подписания;

отождествление этого лица с содержанием документа. Было отмечено, что помимо этого подпись может выполнять целый ряд других функций в зависимости от характера подписанного документа. Например, подпись может удостоверять намерение стороны принять на себя обязательства в соответствии с содержанием подписанного контракта; намерение лица подтвердить авторство в отношении данного текста; намерение лица одобрить содержание документа, написанного другим лицом; факт того, что определенное лицо в определенное время находилось в определенном месте.

54. Можно отметить, что наряду с традиционной собственноручной подписью существуют также иногда называемые "подписями" различные виды процедур (например, проставление печати, перфорация), которые обеспечивают разные уровни определенности. Например, в некоторых странах действует общее требование о том, что договоры купли–продажи товаров на сумму, превышающую определенный предел, для обеспечения возможности их принудительного исполнения должны быть "подписаны".

Тем не менее принятое в этом контексте понятие подписи таково, что печать, перфорация или даже подпись с помощью печатной машинки или типографический фирменный бланк могут считаться достаточными для выполнения требования в отношении подписи. С другой стороны, существуют требования, в которых сочетается традиционная собственноручная подпись и дополнительные процедуры обеспечения надежности, например, подтверждение подписи свидетелями.

55. Возможно, желательно разработать функциональные эквиваленты для различных существующих видов и уровней требований о подписи. Такой подход повысил бы уровень определенности в отношении степени юридического признания, на которое можно рассчитывать при использовании различных способов удостоверения подлинности, применяемых в практике электронной торговли в качестве заменителей "подписей". Вместе с тем понятие подписи органически связано с использованием бумаги. Кроме того, любая попытка разработать нормы по стандартам и процедурам, которые должны использоваться в качестве заменителей для конкретных видов "подписи", может создать опасность того, что правовой режим, устанавливаемый Типовым законом, окажется привязанным к конкретному этапу технического развития.

56. В целях обеспечения того, чтобы сообщение, подлинность которого должна быть удостоверена, не лишалось юридической силы на том лишь основании, что его подлинность не была удостоверена тем же способом, что и подлинность бумажных документов, в статье 7 использован комплексный подход. В ней устанавливаются общие условия, при соблюдении которых подлинность сообщений данных будет считаться достаточно надежно удостоверенной и их исковая сила будет признаваться при наличии требований о подписи, которые в настоящее время создают препятствия для электронной торговли. Основное внимание в статье уделяется двум основополагающим функциям подписи, а именно идентификации автора документа и подтверждению согласия автора с содержанием этого документа. В пункте 1(а) устанавливается принцип, в соответствии с которым в условиях использования электронных средств основополагающие правовые функции подписи выполняются с помощью способа, который позволяет идентифицировать составителя сообщения данных и подтвердить, что составитель согласен с содержанием этого сообщения данных.

57. В пункте 1(b) устанавливается гибкий подход к уровню надежности, обеспечиваемому способом идентификации, использованному в соответствии с пунктом 1(а). Способ, использованный согласно пункту 1(а), должен являться как надежным, так и соответствующим цели, для которой сообщение данных было подготовлено или передано с учетом всех обстоятельств, включая любую договоренность между составителем и адресатом сообщения данных.

58. При определении того, является ли метод, использованный согласно пункту 1, соответствующим, могут учитываться, среди прочего, следующие правовые, технические и коммерческие факторы: 1) сложность оборудования, используемого каждой из сторон; 2) характер их коммерческой деятельности; 3) частотность коммерческих сделок между сторонами; 4) вид и объем сделки; 5) функция требований о подписи в конкретной нормативно–правовой среде; 6) возможности систем связи;

7) выполнение процедур удостоверения подлинности, установленных посредниками; 8) набор процедур удостоверения подлинности, предлагаемых каким-либо посредником; 9) соблюдение торговых обычаев и практики; 10) наличие механизмов страхового покрытия для случаев передачи несанкционированных сообщений; 11) важность и ценность информации, содержащейся в сообщении данных; 12) наличие альтернативных способов идентификации и затраты на их использование;

13) степень принятия или непринятия данного способа идентификации в соответствующей отрасли или области как во время достижения договоренности в отношении этого способа, так и во время передачи сообщения данных; и 14) любые другие соответствующие факторы.

59. В статье 7 не проводится различия между ситуацией, когда пользователи, участвующие в электронной торговле, связаны соглашением о передаче сообщений, и ситуацией, когда стороны предварительно не вступили в договорные отношения по поводу использования электронной торговли. Таким образом, статью 7 можно рассматривать как устанавливающую базовый стандарт удостоверения подлинности для сообщений данных, обмен которыми может быть осуществлен в отсутствие предварительно установленных договорных отношений, и одновременно обеспечивающую руководящие указания относительно того, что может считаться надлежащей заменой подписи, если стороны используют электронные сообщения в контексте соглашения о передаче сообщений.

Таким образом, цель Типового закона состоит в том, чтобы предоставить полезные руководящие указания как в контексте, когда согласно национальным законам решение вопроса об удостоверении подлинности сообщений данных полностью оставляется на усмотрение сторон, так и в контексте, когда требования в отношении подписи, которые обычно устанавливаются в императивных положениях национального права, не могут быть изменены на основании договоренности сторон.

60. Понятие "договоренность между составителем и адресатом сообщения данных" следует толковать как охватывающее не только двусторонние или многосторонние договоренности, заключенные между сторонами, непосредственно обменивающимися сообщениями данных (например, "соглашения между торговыми партнерами", "соглашения о передаче сообщений" или "соглашения об обмене сообщениями"), но и соглашения, предусматривающие участие таких посредников, как сети передачи сообщений (например, "соглашения об обслуживании третьей стороной"). Соглашения, заключенные в области электронной торговли между пользователями и сетями, могут включать "системные правила", т.е.

административные и технические правила и процедуры для применения при передаче сообщений данных. Тем не менее возможное наличие соглашения между составителями и адресатами сообщений данных относительно используемого способа удостоверения подлинности не является убедительным доказательством надежности этого способа.

61. Следует отметить, что в соответствии с Типовым законом не предполагается, что простое подписание сообщения данных посредством функционального эквивалента собственноручной подписи будет само по себе придавать сообщению данных юридическую силу. Вопрос о том, имеет ли сообщение данных, отвечающее требованию о подписи, юридическую силу, должен решаться в соответствии с применимым правом за рамками Типового закона.

Справочные материалы:

А/51/17, пункты 180–181 и 185–187 A/CN.9/373, пункты 63–76;

(статья 6); A/CN.9/WG.IV/WP.55, пункты 50–63;

А/50/17, пункты 242–248 (статья 6); A/CN.9/360, пункты 71–75;

A/CN.9/407, пункты 64–70; A/CN.9/WG.IV/WP.53, пункты 61–66;

A/CN.9/406, пункты 102–105; A/CN.9/350, пункты 86–89;

A/CN.9/WG.IV/WP.62, статья 7; A/CN.9/333, пункты 50–59;

A/CN.9/390, пункты 97–109; A/CN.9/265, пункты 49–58 и 79–80.

A/CN.9/WG.IV/WP.60, статья 7;

A/CN.9/387, пункты 81–90;

A/CN.9/WG.IV/WP.57, статья 7;

A/CN.9/WG.IV/WP.58, приложение;

Статья 8. Подлинник 62. Если определять "подлинник" как носитель, на котором производится первоначальная запись информации, то говорить о "подлинности" сообщений данных невозможно, так как адресат сообщения данных всегда будет получать его копию. В то же время статью 8 следует рассматривать в ином контексте. Понятие "подлинник", использованное в статье 8, является полезным, поскольку на практике многие споры связаны с вопросом подлинности документов и поскольку в электронной торговле требование представления подлинников является одним из главных препятствий, которое пытается устранить Типовой закон. Хотя в некоторых правовых системах понятия "письменная форма", "подлинник" и "подпись" могут частично совпадать, в Типовом законе они рассматриваются как три самостоятельных понятия. Статья 8 также является полезной с точки зрения разъяснения понятий "письменная форма" и "подлинник", в частности, с учетом их значения для целей доказывания.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.