WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 19 |

Идея от греч., idea, представление, рисунок, образ, и, eid, я вижу. В отличие от идей – первоначальных сущностей и замыслов любого творца, реальные формы являются идиотами – вырождением и искажением прообразов, которые теряют свою идеальную форму в момент реализации, воплощения и действия (лат. dea 'богиня', idiota 'профан, невежа, неуч'). Указанное деление умозрительное, позволяет однако понять суть происходящего. Умение различать между идеальным и реальным, желаемым и возможным, возникает по мере приобретения жизненного опыта, о чём свидетельствуют известные высказывания: "Хотели как лучше, а получилось как всегда" и "Благими намерениями вымощена дорога в ад". Если вначале Платон утверждал, что реальные вещи являются тенями идей, то под конец у него получилось обратное - идеи у него стали тенями реальных вещей, - тенями с резко обозначенными контурами, которые в силу своей определенности для всех могли стать предметом, столь импонирующим людям µ. В таком виде идеи перешли в современную науку, превратившуюся в театр теней и тусклых лунных отсветов, стали бледным воспроизведением действительных сущностей, награмождением отвлечённых от реальности теорий.

Однокоренные слова: деяние, деятельность, бездействие, дееспособность, идеал, идеология.

Иероглиф от греч. ( священный и резное письмо).

Иероглифическая система письменности отличается от алфавитно–буквенной ограниченной возможностью передачи смыслового содержания и низкой языковой пластичностью. Слова–знаки, имея сложную и неизменяемую в контексте предложения структуру, слишком орнаментальны и эмблематичны, чтобы посредством них люди могли приобрести достаточный лексический объём, иметь ту языковую ёмкость, которые необходимы для смысловой реконструкции сложной, наполненной деталями и оттенками картины мира, понять и словесно выразить отношения между его элементами.

Способность чувственно–зрительного аппарата распознавать и отличать иероглифы друг от друга, а также воспроизводить их от руки при письме, накладывает естественные ограничения выражению тождественности, соответствия с многообразием явлений и предметов. Иероглифическая система письменности неизбежно обрекает людей на упрощённый психический уклад, а также чревата семантической слепотой, так как способ словообразования не позволяет понять и проследить происхождение, генетическую связь знаков в той мере, в которой это возможно осуществить в алфавитно–буквенных системах. Так например, хотя общее количество иероглифов в китайском языке превышает 80 тысяч, но большую часть из них можно встретить лишь в памятниках классической китайской литературы. Знание 3000 иероглифов достаточно для чтения газет и неспециализированных журналов. Сама культура иероглифического письма была адаптацией, подобной системе знаков дорожного движения, предназначенной для безграмотного населения:

достаточной для осуществления государственного управления, в то же время служила цели разделения людей на классы, обладающих целостным или частичным знанием. В отличие от китайского, словари английского языка содержат около полумиллиона общепонятных слов, дополняемые всё время растущим числом научных и технических терминов (лат. Terminus божество границ, под покровительством которого состояли пограничные камни и столбы, считавшиеся священными), а словарный запас европейца вариирует от 3.000 до 200.000. Однако знание слов не является гарантией их понимания и адекватного употребления: попугай может подражать человеческой речи, не понимая её смысла, а idiot savant способен запоминать и с фотографической точностью воспроизводить огромное количество информации, не обладая элементарными навыками, Enzymes ISSN 1867-3317 www.enzymes.at by Dr. A. Poleev A. Poleev. Octology. Enzymes, ММХ. необходимыми в повседневной жизни. Знание и понимание – результат органического взаимодействия деятельно–чувственных и рефлексивно–рассудочных функций, приводящих к накоплению опыта и умению его использовать. А заучивание текстов учебников приводит лишь к потере информации от её избытка и атрофии самостоятельного мышления. В худшем случае, школа делает из детей глупцов, знающих много слов, как верно заметил Юрий Мухин. "Конечно, подражательные рефлексы ребёнка чрезвычайно сильны, но ребёнок не был бы человеческим детёнышем, если бы в своё подражание не вносил критики, оценки, контроля. Только этот неослабный контроль над нашей установленной речью даёт ребёнку возможность творчески усвоить её." Корней Чуковский. От двух до пяти, 1965.

Изображение от греч. isos, равный, одинаковый, и слав. образ, обрез (резать, рисовать). Изображение или описание – это отпечаток, соответствующий форме по её внешним границам, запись её действия, взаимодействия с пластическим материалом, в котором это взаимодействие запечатлевается (фильм, бумага, кремниевая пластина, нервная клетка). Лат. cerebrum 'мозг' одного корня с cero 'воск', 'дощечка для письма на слое воска'. Резец, топор, молот – каменный, деревянный или металлический, являются прообразами инструмента, посредством которого делается изображение. Так, деревянный кол x charах, превратившийся в инструмент резчика, посредством которого он производит знак своего существования и знания – характерную, узнаваемую черту, ( character 'примета, отличительное свойство, отличительная черта, черта, знак или печать', 'удовольствие, радость'), положил начало смысловому развитию в сфере духовного, подобно тому как тяжелые удары молота (typto) породили рельефные изображения печатей, медалей, монет (typoi). У Платона медали, печати, монеты поставлены в ряд – всё это «характеры» (А. В. Михайлов.

Из истории характера, 1990). Однако душа и тело – это не поверхность для письма, бумага, которая всё стерпит, и не tabula rasa, обладающая сказочным свойством бесконечной пластичности; они имеют свою основу, свой несгибаемый, хотя и эластичный стержень, сердцевину (cor). Непонимание и игнорирование этого фундаментального факта и ложное представление о мозге как воске приводит к тому, что инструменты преобразования личности функционально извращаются и становятся инструментами пыток: крестом распятия, розгой, иглой медика–садиста и татуировщика, тюремной камерой, монитором компьютера, пронзающим тело холодно–мёртвым, а иногда и смертоносным излучением, или микрофонами стереонаушников, заглушающих самоосознание какофоническим безобразием звуков, принимающих иной раз облик известий, в другой раз – якобы музыки. "Говорят, что интуиция есть единственный способ постижения последней истины. Интуиция происходит от слова intueri - смотреть. Люди очень доверяют своему зрению и имеют для этого, конечно, достаточно оснований. Но нужно уметь не только видеть, нужно уметь и слышать. Философам следовало бы подобрать производное от audire и дать ему все права интуиции. Даже больше прав. Ибо главное, самое нужное - увидеть нельзя: можно только услышать. Тайны бытия бесшумно нашёптываются лишь тому, кто умеет, когда нужно, весь обращаться в слух. В такие минуты открывается, что не всё в жизни "разумно" и менее всего разумно "несчастье", что Бог - не общее понятие и не то, что не действует "по законам" своей природы, а сам есть источник и всяких законов и всяких природ, что вещи созданы Богом, как они созданы, а могли бы быть созданы и иначе, что философ, принуждённый познавать мир при посредстве общих понятий, есть не rex regum, a servus servorum, самый последний из всех людей, какими были и прославленные святые... Но увидеть всего этого - нельзя: можно только услышать..." Лев Шестов. Potestas clavium, 1923.

Enzymes ISSN 1867-3317 www.enzymes.at by Dr. A. Poleev A. Poleev. Octology. Enzymes, ММХ. Икона от ср.-греч рисунок, икона, и др.-греч. образ, изображение. Явление Христа народу в образе православной иконы превращало мифологический персонаж в живой пример для подражания: он входил в сознание не как мученик, добровольно идущий на смерть, но как личность, освободившаяся от стадности и избравшая свой путь.

Другой распространённый образ – Богородицы – прославлял подвиг материнства, и иллюстрировал его смысловое содержание. В историческом развитии происходила непрерывная конкуренция образов, претендовавших занять каноническое место в сознании.

С развитием технических способов репродукции, изображения могли тиражироваться по желанию тех, кто обладал печатным станком. Вследствие этого случилось не только размножение изображений, но и инфляция канонических образов, которые были размыты потоком пёстрых картинок и смысловой полисемией (многозначностью) банковских облигаций, поп– икон, порно–, фото– и кинематографии, продуктов индустриального производства и т.д. Телевидение стало идеальным инструментом создания иллюзии действительности и близости, замены телесного воображаемым, чем воспользовались далёкие от народа злоумышленники с комплексом исключительности, осуществляя дистанционное управление тем, что раньше называлось публикой, а стало ауди– и видиторией. С появлением телевидения исчезла необходимость выходить на площадь и распинаться перед толпой, ибо избирателям преподносился телеобраз, создаваемый его режиссёрами (фр. rgisseur и англ. regent происходят от лат. rego 'направлять, управлять, размечать границы', а последнее в свою очередь от rigo 'направлять воду, орошать'). Однако обманом – творчеством имиджа и мировозрения – занимаются не только политические деятели. Представление людей о самих себе и об окружающем их мире – самообман, заменяющий действительность видимостью. В сущности, каждый смотрит свой фильм, видит в зеркале автопортрет. Если люди отказываются эту видимость видеть и сознавать, они тем самым обманывают не только других, но лишают себя зрения, видения самого себя, со–знания. О созидании и разрушении идолов написано множество репортажей и книг, упомяну некоторые из них: Oscar Wilde. The Picture of Dorian Gray, 1891;

Юрий Шутов. Собачье сердце, 1991; Lionel White. Rafferty, 1960; Виктор Тюлькин. Маленькое фото большого урода, Форум–мск 27.09.2009; Johan Stenebo. Sanningen om Ikea, 2010.

Иллюзия от лат. illusio заблуждение, обман; также: ирония. Самое трудное для любого человека – взглянуть на себя со стороны, преодолеть некритическое отношение к собственным мыслям и поступкам, разрушить нарцисский ореол самообожествления, непорочности, непогрешимости. Примеры интерпретации реального образа: В.В. Путин, президент России 2000–2008; Борис Немцов, Владимир Милов. Путин. Итоги. 10 лет; Абсурдопедия о Путине; Путин на Луркоморье; Анекдоты о Путине; Путин – Позор России;

Березовский обвиняет "криминального президента", Коммерсант, 24.05.2003; Борис Миронов. Путин – ещё одна иллюзия русского народа, Русь Православная 2007; Денис Тукмаков. Пресный путь. Газета "Завтра" № 10 (327), 6.03.2000; С.Г. Кара-Мурза. Путин - песчаный генерал, 2004; План Путина; Клан Путина, Журнал The New Times 19.04.2010; Vincent Jauvert. Rvlations sur le systme Poutine. Le Nouvel Observateur, Enzymes ISSN 1867-3317 www.enzymes.at by Dr. A. Poleev A. Poleev. Octology. Enzymes, ММХ. 28.02.2008; Дети рисуют Путина; Неофициальный сайт В.В. Путина. "Блуждая всегда на границе бессознательного, легко подчиняясь всяким внушениям и обладая буйными чувствами, свойственными тем существам, которые не могут подчиняться влиянию рассудка, толпа, лишённая всяких критических способностей,... чрезвычайно легковерна. Невероятное для неё не существует, и это надо помнить, так как этим объясняется та необычная лёгкость, с которой создаются и распространяются легенды и самые неправдоподобные рассказы.... Таков всегда механизм всех коллективных галлюцинаций, о которых часто говорится в истории и достоверность которых подтверждается тысячами человек. Было бы лишнее... указывать на умственные качества индивидов, входящих в состав толпы. Эти качества не имеют значения; невежда и учёный, раз уж они участвуют в толпе, одинаково лишаются способности к наблюдению.... Во всех таких случаях источником внушения всегда является иллюзия, вызванная у одного какого-нибудь индивида.... Эта первоначальная иллюзия путём утверждения становится источником заразы.... Вызванное представление становится... ядром для дальнейшей кристаллизации, заполняющей всю область разума и парализующей всякие критические способности." Gustave Le Bon. Psychologie des Foules, 1895.

Имя от лат. nmen, греч. µ. Основой всякого языка являются имена: имена собственные и нарицательные (существительные) или указательные/замещающие (местоимения); имена обозначающие действия (глаголы), количества (числительные), качества (определения и наречия).

Кроме того, для определения отношений и установления семантической связи между именами используются служебные слова, не имеющие номинативной функции – предлоги, союзы, частицы и артикли. В свою очередь, структурной первоосновой имён являются знаки, символы, часть из которых имеет тональное соответствие (нотные знаки, буквы). Аналогично языковым средствам, элементарной основой естественных форм являются атомы, комбинацией которых в естественном пространстве объясняется всё природное многообразие. Пространство в его разнообразных состояниях является аналогом бумаги для письма или другого носителя информации, в котором или посредством которого закрепляется человеческое знание. Любая сущность проявляет себя как действенность, действительность. Человек проявляет себя во взаимодействии с окружающим его миром, закрепляя эмпирический опыт в виде знания, описания действительности.

Любое описание служит целям идентификации описываемого феномена (явления, объекта или субъекта/существа), установления его единичности, уникальности, его пространственных измерений (протяжённости, длительности, относительности), его общности с другими феноменами, наконец, его вовлечённости в происходящее и связанности с другими частями в космической целостности.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 19 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.