WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

Единственная посвященная немцам-спасателям и помощникам евреев работа – это изданная по-русски книга недавно умершего в Германии историка С. Мадиевского «Другие немцы»li.

Сопротивление военнопленных, узников и принудительных рабочих за последние годы изучено относительно хорошо. Основателем этого направления советской историографии был историк Е.А. Бродский, который занимался историей Сопротивления с середины 60-х годов. В конце 80-х – начале 90-х годов Е.А. Бродский открыл тайну Пауля Тимора, основателя Боевого союза антифашистов в Эссене. Пауль Тимор – это псевдоним советского военнопленного Павла Бурлаченко, который после своего освобождения из нацистского плена получил в СССР 15 лет лагерейlii.

В историографии СССР было не принято сравнивать положение советских военнопленных в Третьем рейхе и судьбу немецких военнопленных в СССР.

Советские историки справедливо осуждали преступления нацистов в отношении советских военнопленных. При этом они обычно умалчивали о том, что на войне преступления совершались по обе стороны фронта. Одним из немногих советских свидетелей, который писал не только о преступлениях нацистов, но и о жестокостях советских военных в отношении мирного немецкого населения, был классик русской германистики Л.З. Копелев, который был лишен советского гражданства и жил и работал в ФРГliii.

В то время как советские историки обвиняли своих западных коллег в необъективности, они сами не всегда были достаточно объективныliv.

Единственной написанной в СССР, но опубликованной в ФРГ работой о немецких военнопленных была монография А.С. Бланка. Не смотря на то, что в этой работе отражались многие пропагандистские стереотипы советской историографииlv, важнейшие положения этой книги удалось издать на русском языке лишь во времена «перестройки»lvi.

Попытка всестороннего комплексного сравнительного исследования положения советских военнопленных в «Третьем рейхе» и судьбы немецких военнопленных в СССР в современной российской историографии еще не предпринята. Однако работы по этой теме уже естьlvii. Изучение истории военного плена развивается в России в направлениях региональной историиlviii и истории лагерейlix.

Новой сенсационной архивной находкой в изучении Сопротивления было открытие протоколов допросов в гестапо члена мюнхенской группы «Белая Роза» А. Шмореля. Эти документальные источники хранятся в Российском государственном военном архиве в Москве. В 2005 г. протоколы допросов А. Шмореля были опубликованы оренбургским историком И.В. Храмовым в виде факсимильного издания на русском и немецком языках. Эта безупречная в научном плане публикация источника определяет направление развития исследований по истории немецкой антигитлеровской оппозиции в Россииlx.

"Красная капелла" К важным задачам российской историографии немецкого Сопротивления относится изучение тематического комплекса „Красная капелла“. До конца 80-х годов почти все публикации по истории „Краской капеллы“ в СССР базировались на иностранных источниках и литературе. Изучение источников из отечественных архивов было невозможно вследствие строгой секретности этих документов.

Однако в результате архивной революции в России 1991–1993 годов многие источники, например, советские оригиналы советских секретных документов советско-германских соглашений 1939–1941, объявленные в СССР не существующими, были преданы огласкеlxi.

В архиве Президента РФ во время «архивной революции» были открыты фонды, содержащие информацию, поступавшую от руководителей «Красной Капеллы» - сотрудника имперского министерства экономики Германии д-ра А. Харнака и офицера министерства люфтваффе Х. Шульце-Бойзена. В первой половине 1941 г. Харнак и Шульце-Бойзен предупреждали Советский Союз о подготовке гитлеровского нападения на СССР. Информация советской внешней разведки, основанная на данных «Красной Капеллы», была передана лично Сталину, который проигнорировал и это сообщениеlxii.

В Центральном архиве ФСБ России хранятся протоколы допросов высокопоставленных сотрудников гестапо и абвера – Г. Паннвица, Ф. фон Бентивегни и Ф.Панцингера, которые в советском плену были допрошены контрразведкой «Смерш» по делу «Красной Капеллы».

Важный источник по «Красной Капелле» - следственные и реабилитационные дела участников «Красной Капеллы», которые были в СССР после войны объявлены «шпионами» и «предателями», а спустя многие годы - реабилитированы. Среди них - советские офицеры-разведчики Л. Треппер, Ш.

Радо, А. Гуревич, а также борцы немецкого Сопротивления Й. Венцель, Р.

Дюббендёрфер, П. Вётхер и другие. ЦА ФСБ России и Главная военная прокуратура РФ содержат обширный массив документов по этой теме. Например, объединенное следственное дело А. Гуревича и Л.Треппера из ЦА ФСБ содержит 12 томов.

Большой массив документов по «Красной Капелле» хранится в архиве СВР России. Материалы советского разведчика А.М. Короткова содержат не только информацию о военных приготовлениях Германии к нападению на СССР, но и радиограмму ГРУ от 26 августа 1941 г. – распоряжение резиденту ГРУ в Брюсселе А.М. Гуревичу (псевдоним – «Кент»lxiii), направиться в Берлин для восстановления радиосвязи с берлинской группой немецких антифашистов. Берлинская группа «Красной Капеллы» рассматривалась советской стороной как важный источник информации. В архиве ГРУ хранятся также радиограммы, излагающие содержание разговоров между „Keнтом“ и Шульце-Бойзеном в Берлине в ноябре 1941 г.

С 1941 г. советские спецслужбы и их сегодняшние российские преемники пытаются создать впечатление, что немецкие антифашисты, в особенности из группы Харнака и Шульце-Бойзена, были советскими агентами и возглавляли обширную советскую разведывательную сеть в западной Европеlxiv.

Однако это противоречит самосознанию немецких борцов Сопротивления и их антигитлеровской деятельности. Разочаровавшись политикой Запада в период мюнхенского сговора и поражением Франции в войне, Харнак и Шульце-Бойзен видели в Советском Союзе единственную силу, способную противостоять Гитлеру.

Хотя Харнак и Шульце-Бойзен сотрудничали с советской разведкой, они не считали себя ее берлинским отделением или агентами Москвы. У немецких антифашистов были свои цели, вытекавшие из их опыта Сопротивления и оценки СССР как союзника немецких противников Гитлера в борьбе против нацистского режима. Немецкие антифашисты не были оплачиваемыми источниками и агентами, они стремились к равноправному сотрудничеству с советской стороной. Поэтому было бы правильней рассматривать «Красную Капеллу» не в качестве агентов Москвы, а как немецких партнеров СССР по антифашисткой борьбе.

Эта новая интерпретация характера отношений между Москвой и «Красной Капеллой» на основе новых источников была представлена берлинским историком Г. Коппи и московскими авторами Ю.Н. Зорей и Б.Л. Хавкинымlxv и поддержана бывшим офицером советской разведки и историком спецслужб В.Л. Пещерскимlxvi.

Правильность определения «Красной Капеллы» не в качестве агентурной сети Москвы, а как организации немецкого антигитлеровского Сопротивления, подтверждает и ее деятельность, не связанная с разведкой, а зачастую и противоречащая правилам поведения разведчика: написание прокламаций, распространение листовок, привлечение новых сторонников.

В литературе дискутируется вопрос о причинах разоблачения «Красной Капеллы». Однако ее провал был неизбежен – это был всего лишь вопрос времени.

Чекисты воспринимали «Красную Капеллу» как «спящую агентурную сеть», которая должна была давать информацию «любой ценой», в том числе и ценой жизни антифашистов. Осенью 1941 г., передав брюссельскому резиденту «Кенту» радиограмму, содержащую телефонные номера и берлинские адреса А. Кукгофа и Х. Шульце-Бойзена, с тем, чтобы «Кент» посетил их в Берлине и восстановил связь, Центр поставил под удар существование берлинской группы Сопротивления.

После того как германская служба радиоперехвата расшифровала эту радиограмму, а такую возможность должны были учитывать в Москве, гестапо осенью 1942 г.

раскрыло «Красную Капеллу» и приступило к арестам ее членов.

Российские источники по «Красной Капелле» не подтверждают мнение о берлинской сети «Красной Капеллы» как самой большой советской разведывательной организации в Германии во время Второй мировой войны.

Утверждение о «500 радиограммах преимущественно военного содержания, которые только лишь берлинская группа радировала в Москву»lxvii, не подтверждается фактами.

Разумеется, история немецкого Сопротивления не может быть написана лишь по архивам советских органов госбезопасностиlxviii. Однако документы этих архивов при их критическом изучении являются важным источником для дальнейшего изучения проблемы.

Национальный комитет „Свободная Германия“ и „Союз немецких офицеров“ Со времен «гласности» в СССР движение Сопротивления рассматривалось не с позиций классовой борьбы, а с точки зрения общечеловеческих ценностей:

человеческих отношений, свободы, гуманизма. При этом в центре внимания оказались проблемы, которые не изучались ранее, например, аспекты личных отношений между участниками немецкого Сопротивления.

В качестве примера можно привести политические биографии немецких пленных генералов, которые участвовали в движении «Свободная Германия», например, фельдмаршала Ф. Паулюса и генерала артиллерии В. фон Зайдлица. Эти биографий написаны А.С. Бланкомlxix, Л.Е. Решинымlxx и мнойlxxi.

О сложных личных отношениях между этими немецкими военачальниками свидетельствует такой эпизод.

В январе 1949 г. бывший президент созданного в советском плену «Союза немецких офицеров» (СНО) Зайдлиц направил советским властям прошение о репатриации в Восточную зону Германии, чтобы работать там «в сельском хозяйстве, преимущественно по коневодству» и выразил желание взять туда свою семью, проживавшую в английской зоне.

В то же время, начальнику оперативно-чекистского отдела Главного управления военнопленных и интернированных (ГУПВИ) генерал-лейтенанту Кобулову донесли о недопустимых высказываниях бывшего президента СНО: «Я - не политический деятель; я выступал против Гитлера как генерал; Это же было и в интересах англичан и американцев. Я не могу согласиться, что за это англичане могут причинить зло мне или моей семье... Я же не шахматная фигура, которую можно переставлять как угодно»lxxii.

15 ноября 1949 г. Паулюс направил Кобулову письмо, в котором выражал сомнение в том, что Зайдлиц останется в советской зонеlxxiii.

В результате бывший президент СНО был внесен в список “реваншистски настроенных генералов”. 24 мая 1950 г. Зайдлиц был арестован, помещен в московскую Бутырскую тюрьму и обвинен в военных преступлениях, которые он лично не совершал. После знакомства с обвинительным заключением Зайдлиц сказал сокамернику: ”На суде я скажу всю правду, выступлю как Георгий Димитров”. Узнав об этом из доноса сокамерника, Кобулов приказал ускорить “расследование”. “Дело” Зайдлица было рассмотрено 8 июля 1950 г. на закрытом судебном заседании военного трибунала войск МВД Московского военного округа без участия защиты и свидетелей. Приговор: 25 лет тюремного заключения.

Выслушав его, Зайдлиц сказал: “Лучше бы я умер сразу ”lxxiv.

Несмотря на то, что история Национального комитета "Свободная Германия" (частью которого был СНО) хорошо изучена российскими историками, и в этом тематическом комплексе есть свои «белые пятна». Национальный комитет "Свободная Германия" рассматривается не только как центр коммунистической пропаганды, но и как важная составляющая немецкого Сопротивленияlxxv.

Интересно проследить, как в историографии Национального комитета "Свободная Германия" российские и германские исследования переплелись между собой. В российских архивах не обнаружено документов, отвечающих на вопрос:

кем, когда и как с советской стороны было принято решение о создании НКСГ Согласно гипотезе первого исследователя истории НКСГ А.С.Бланка, команду об организации комитета, в котором усматривался прообраз будущего антигитлеровского правительства Германии, в СССР мог дать только один человек - Сталин. Эта гипотеза основана на устных воспоминаниях бывшего сотрудника аппарата ЦК ВКП (б) И.Г.Кабина, который в годы войны ведал германскими проблемами. Кабин рассказал Бланку о том, что в июне 1943 г. он, находясь в кабинете секретаря ЦК ВКП (б) начальника Главного политического управления Красной Армии А.С.Щербакова, был свидетелем телефонного разговора Щербакова со Сталиным. Сталин сказал: ”Товарищ Щербаков, немцам пора создать свой антифашистский комитет на широкой основе. Уже пора. Дайте указания и предоставьте необходимые средства для этого”. Но ни в одном документе устное распоряжение Сталина зафиксировано не былоlxxvi.

В немецкую историографию эта гипотеза попала в пересказе Г. графа фон Айнзиделяlxxvii. Отметим, что российский историк А.А.Крупенников, пересказывая эту гипотезу без упоминания имен Кабина и Бланка и ссылаясь не на российский источник, а на немецкую литературу, пишет о версии Бланка как о “достоверном свидетельстве очевидца”lxxviii. Так пройдя через российскую и германскую литературу и сделав круг, гипотеза возвращается в российскую историографию в виде достоверного исторического фактаlxxix.

Оппозиция в вермахте и заговор 20 июля 1944 г.

Отношение к антигитлеровской оппозиции, особенно к заговору 20 июля 1944 г., - это решающий критерий «преодоления» тоталитарного прошлого как в Германииlxxx, так и в Россииlxxxi. В годы, прошедшие со времен «гласности», в российской историографии в основном, хотя и не окончательно, преодолены сталинские стереотипы в отношении к антигитлеровской оппозиции 20 июля г.: она уже не рассматривается как «оппозиция сплошной реакции», «результат деятельности спецслужб США» и попытка «спасти германский империализм от полного поражения»lxxxii.

Новый, объективный взгляд на проблему немецкого антинацистского Сопротивления содержится в подготовленной учеными Института Всеобщей истории РАН работе "Движение Сопротивления в Западной Европе", в которой события 20 июля 1944 г. в Германии рассматриваются как часть европейского антифашистского Сопротивления. Подчеркивается, что «особенно сложной для участников Сопротивления была обстановка в нацистской Германии», что «участники внутригерманского Сопротивления оказались перед драматической дилеммой: либо способствовать поражению собственной страны в войне, чтобы добиться свержения гитлеризма, либо самим попытаться свергнуть фашистское правительство, чтобы заключить мир и предотвратить национальную катастрофу»lxxxiii.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.