WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |

В целом победа антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне была достигнута совместными усилиями, и не следует противопоставлять союзников друг другу в стремлении показать только роль «своей стороны» в достижении общей Победы – это упрощает и примитивизирует историю Второй мировой войны как гигантского военного столкновения, которое перемололо судьбы миллионов людей, перекроило границы, привело к кардинальному изменению расстановки сил в мире.

К числу дискуссионных необходимо отнести проблематику, связанную с военно-экономической помощью союзников СССР, прежде всего со стороны США по программе ленд-лиза. В 1990-е годы появился ряд новых исторических исследований по проблеме военно-экономической помощи СССР со стороны США в рамках программы ленд-лиза. Эта проблема до сих пор вызывает дискуссии: ряд авторов считает, что вклад ленд-лиза в победу СССР над фашистской Германией был незначителен (основываясь на официальных цифрах, согласно которым доля этих поставок в советском военном производстве составила 4 %), другие придают военно-экономической помощи гораздо больший вес, отмечая, что по ряду аспектов поставки были незаменимы по своему значению (например, поставки продовольствия, грузовиков, ряда станков, которые в СССР не производились; в области военного имущества уникальными были поставки радиооборудования, десантных судов, очень существенными – поставки боевых самолетов и кораблей, а также авиационного бензина)xxviii.

На наш взгляд, в этом вопросе, как и в предыдущем, не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать роль военной помощи союзников, а изучать эту проблему объективно, по мере открытия новых архивных документов (отечественные архивные коллекции еще пока не полностью доступны для исследователей).

Далее следует подчеркнуть, что между союзниками имелись немалые противоречия. Проблема взаимонепонимания между союзниками коренилась и в различии их менталитета, и во взаимном недоверии. В последние годы получило развитие новое направление в отечественной историографии, связанное с изучением проблемы взаимовосприятия России и зарубежных стран, в том числе и применительно к отношениям между народами СССР, США и Великобритании во время войны. В этом ряду необходимо выделить серию сборников «Россия и внешний мир», а также работы А.В.Голубева по проблеме формирования «образа союзника»xxix.

Следует отметить также ряд работ отечественных американистов. Так, проблемы общественного мнения США в отношении к войне и СССР как союзнику изучались в работах Р.Ф.Иванова и Н.К.Петровойxxx. Личные взаимоотношения между И.В.Сталиным, Ф.Рузвельтом, У.Черчиллем, изучаются в работах В.О.Печатнова.

Личные отношения между лидерами «Большой тройки» – И.В.Сталиным, Ф.Д. Рузвельтом, У. Черчиллем – изучались в мировой исторической литературе с 1950-х годов до наших днейxxxi. В последние годы увидел свет ряд отечественных и зарубежных документальных публикаций, так или иначе касающихся личных взаимоотношений лидеров «большой тройки» в годы Второй мировой войны (в этом ряду можно отметить публикации Ржешевского О.А., А.Борисова, Е.Я.

Трояновской и др.). Большое историческое значение имела публикация официальной переписки между тремя лидерами еще в годы холодной войны. В последние десятилетия в связи с открытием архивов были преданы гласности новые документы по этой проблематике как в России, так и за рубежомxxxii.

В течение военных лет «лед недоверия» между союзниками не растаял до конца, противоречия тлели под оболочкой дружбы и сотрудничества. Тем не менее, война сформировала своеобразную модель неформальных отношений «лидер к лидеру», «народ к народу», «человек к человеку» между СССР и странами Запада.

«Простые люди» в странах-союзниках, вступавшие в личные контакты, больше узнавали друг и друге и проникались доверием. Изучение архивных документов позволяет по-новому увидеть как известные исторические личности, их человеческие качества и взаимоотношения, так и мысли, представления и образы, которые возникали у советских граждан, американцев, британцев в отношении друг друга.

xxviii Супрун М.Н. Ленд-лиз и северные конвои. 1941-1945 гг. М., 1997. С.13-24; Великая Отечественная война. 1941-1945. Военно-исторические очерки. Кн.1. М., 1998; Ленд-лиз: сотрудничество во имя Победы.

Сборник материалов заседания «круглого стола», состоявшегося 14 февраля 2007 г. в Центральном музее Великой Отечественной войны. М., 2008 и др.

xxix Голубев А.В. «Если мир обрушится на нащу республику…». Советское общество и внешняя угроза в 1920-1940-е гго. М., 2008.

xxx Иванов Р.Ф., Петрова Н.К. Общественно-политические силы СССР и США в годы войны. М., 1995.

xxxi Edmonds, R. The big three: Churchill, Roosevelt and Stalin in peace & war. New York: Norton, 1991; Feis, H. Churchill, Roosevelt, and Stalin: the war they waged and the peace they sought. Princeton, 1957; Fenby, J.

Alliance: the inside story of how Roosevelt, Stalin and Churchill won one war and began another. San Francisco:

MacAdam Cage, 2006;Larres, K. Churchill’s Cold War: the politics of personal diplomacy. New Haven: Yale Univ.

Press, 2002; Rees, L. Pact with the devil: Stalin and the West in World War II. New York: Pantheon Books, 2008;

Stewart, V. Three against one: Churchill, Roosevelt and Stalin vs. Adolph Hitler. Santa Fe: Sunstone Press, 2002;

Печатнов В.О. Сталин, Рузвельт. Трумен: СССР и США в 1940-х годах. Москва, 2006.

xxxii Allen T.B. Declassified: 50 top-secret documents that changed history. Washington, D.C.: National Geographic, 2008; The secret history of World War II: the Ultra-secret wartime letters and cables of Roosevelt, Stalin and Churchill. New York: Richardson & Steirman, 1986; Ржешевский О.А. Сталин и Черчилль: Встречи, беседы, дискуссии. Документы, комментарии. 1941-1945. Москва, 2004; Секретная переписка между Ф.

Рузвельтом и У. Черчиллем. Москва, 2005 и др.

Б.Л. Хавкин Российская историография германского антигитлеровского сопротивления Что такое Сопротивление Сопротивление национал-социализму – тема современной истории, которая и в ХХI веке будет вызывать общественный резонанс. «Сопротивление националсоциализму принадлежит к темам современной истории, к которым никогда не будет утрачен интерес, которые никогда не уйдут в прошлое», - этот тезис немецкого историка П. Штайнбаха разделяют российские ученые xxxiii.

Прежде, чем говорить о российской историографии германского Сопротивления, дадим определение этого понятия.

Движение Сопротивления – это, прежде всего, проявление активного неприятия агрессивного, террористического, авторитарного или тоталитарного режима, навязывающего обществу и государству идеологию расовой или классовой исключительности, режима, попирающего демократические права и свободы и создающего военную угрозу миру. Сопротивление – это борьба населения оккупированных территорий против иностранной агрессии; это открытое или тайное, личное или групповое морально-этическое, религиозное, идеологическое, экономическое, политическое, военное противодействие правящей системе, которая воспринимается участниками Сопротивления как преступная.

Участие в Сопротивлении - поступок высоко нравственный, но рассматриваемый политическим режимом, против которого направлено Сопротивление, как государственное преступлениеxxxiv.

Разумеется, в Германии и России - странах, переживших в ХХ веке самые страшные в своей истории диктатуры – нацизм и сталинизм, преодоление прошлого шло и идет по-разномуxxxv. Однако исторический опыт Сопротивления в обеих странах имеет много общего. Советский коммунистический и германский национал-социалистический «особые пути», при всех их различиях, тесно переплетались между собойxxxvi. История антинацистского Сопротивления в Германии актуальна и для России: в ней отражаются острые проблемы не только германского, но и российского восприятия прошлого.

Для советских историков изучение германского антигитлеровского Сопротивления было своего рода сублимацией: в советской историографии было невозможно открыто писать о Сопротивлении в СССР против Сталина.

К германскому антигитлеровскому Сопротивлению в СССР и России всегда относились заинтересовано. Оно служило примером (положительным или отрицательным, но обязательно находящимся в поле зрения) для решения острых вопросов русского прошлого, которые перекликались с актуальными проблемами германской истории. Среди них: преодоление тоталитарного наследия;

несоответствие права и морали; различие между государством и Родиной;

осознание и реализация права на Сопротивление; соотношение между патриотизмом и коллаборационизмом.

Во время «холодной войны» история германского Сопротивления была одним из участков фронта политико-идеологической конфронтации между Востоком и Западом. Если на Западе в качестве примера «другой Германии» рассматривались консерваторы и церковная оппозиция, то для Советского Союза олицетворением Сопротивления были немецкие коммунисты.

В послесталинские времена в СССР изучались такие аспекты германского Сопротивления, как коммунистическое Сопротивление (Д.С. Давидовичxxxvii, А.С.

Бланкxxxviii, Л.И. Гинцберг и Я.С. Драбкинxxxix), Сопротивление военнопленных, узников и принудительных рабочих (Е.А. Бродскийxl), Национальный комитет «Свободная Германия» и «Красная Капелла» (А.С. Бланкxli), «Оппозиция в вермахте и заговор 20 июля 1944 г.» (Л.А. Безыменскийxlii, Д.Е. Мельниковxliii).

Почти все представители старшего поколения советских историков Сопротивления участвовали в Великой Отечественной войне в рядах Красной Армии или НКВД в качестве немецкоязычных пропагандистов, политработников, разведчиков и контрразведчиков. Работы советских историков-фронтовиков, несмотря на ограниченность источников, коммунистический пафос и идеологическую пристрастность, отличала ясная и последовательная антифашистская позиция, что делает эти труды актуальными для читателей.

Современная российская историография германского Сопротивленияxliv базируется на фундаменте советской исторической науки. Почти все исследователи, сегодня занимающиеся этими проблемами, формировались еще в советские времена. Их путь в науку начинался в период горбачевской «гласности» и ельцинской «свободы слова». Воссоединение Германии и распад СССР, «архивная революция» в России, «спор историков» в ФРГ, дискуссии о «преодолении прошлого» – эти события отложили отпечаток на их творчество.

В современной российской историографии на основе новых источников произошла переоценка исторической роли германского Сопротивления. Как подчеркивает российский историк А.И. Борозняк, движение Сопротивления в Германии в 1933-1945 гг. никогда не было общенациональным массовым и народным, однако оно было значительно шире, чем это ранее представлялось и во многом определило послевоенный процесс «преодоления прошлого»xlv.

Историки немецкого Сопротивления внесли в русский исторический дискурс понятие «преодоление прошлого», понимая под этим «не только критическое дистанцирование от периода 1933-1945 гг., но и, прежде всего, - усвоение его глубинной сущности, извлечение уроков из истории нацистской Германии, формирование гарантий от повторения трагедии гитлеризма»xlvi.

Мы проследим тенденции развития современной российской историографии германского Сопротивления на примере следующих тематических комплексов:

«Коммунистическое Сопротивление», «Сопротивление спасателей, военнопленных, узников концлагерей и принудительных рабочих», «Красная Капелла», «Национальный комитет “Свободная Германия”», «Оппозиция в вермахте и заговор 20 июля 1944 г.».

Коммунистическое Сопротивление В последние годы тематика «немецкого коммунистического Сопротивления», которая в советские времена господствовала в отечественной литературе, почти исчезла из поля зрения российских историков, несмотря на то, что перестроечные тенденции «гласности» и устранения «белых пятен» в истории были особенно заметны в этом тематическом комплексе.

В качестве примера литературы «периода гласности» о «коммунистическом Сопротивлении» можно назвать публикацию источников, осуществленную В.С.

Рыкиным и мной: письма вождя немецких коммунистов Э.Тельмана, написанные в 1939-1941 гг. в нацистских застенках и адресованные Сталину и Молотовуxlvii.

Эти 24 письма хранились в бывшем архиве Политбюро ЦК КПСС (ныне – Архив Президента Российской Федерации) с пометой «секретно» и в начале 1990-х годов наряду с другими тайными страницами истории были преданы огласке.

Источник знакомит нас с политическими соображениями и личными впечатлениями Тельмана. Мы узнаем о неустанных попытках его жены Розы установить связь между заключенным председателем КПГ и внешним миром. Роза Тельман тайно выносила письма своего мужа из ганноверской тюрьмы и передавала их в советское полпредство в Берлине, откуда они и были доставлены в Москву.

Анализ источника позволяет, в частности, проследить, как изменялось отношение Тельмана к пакту Молотова-Риббентропа. С одной стороны, Тельман, подобно многим заключенным нацистами коммунистам, надеялся на скорое освобождение в связи с потеплением отношений между Берлином и Москвой.

“Вопрос о моем освобождении теперь, вероятно, близок. Я твердо уверен в том, что во время переговоров в Москве между Сталиным и Молотовым... Риббентропом и графом Шуленбургом... этот вопрос также обсуждался”, - писал Тельманxlviii.

С другой стороны, Пакт о ненападении и последовавший за ним Договор о дружбе и границе поставили председателя КПГ в затруднительное положение, так как полностью противоречили проводившейся ранее СССР и Коминтерном и безоговорочно поддерживавшейся Тельманом политике. Но Тельман одобрил германо-советскую “дружбу”. Более этого, он пытался объяснить читателям своих писем, почему он заранее не предусмотрел такой поворот событий. Тельман стремился убедить сомневавшихся коммунистов занять правильную, т.е.

соответствующую интересам СССР, как их понимали Сталин и Молотов, позицию.

Реакция Сталина на письма Тельмана, ожидавшего ”активного вмешательства русских друзей” в дело своего освобождения и рассматривавшего СССР как свою “новую родину”xlix, была краткой и ясной: ”В архив. И. Сталин”.

Сталин не хотел омрачать советско-германскую “дружбу” просьбой к Гитлеру об освобождении руководителя немецких коммунистовl. Сталину не нужен был Тельман в Москве; политически выгоднее было оставить его в нацистском застенке. Сталин предпочел Тельману Гитлера.

Сопротивление спасателей. Сопротивление военнопленных, узников и принудительных рабочих Новая тема российской историографии – Сопротивление спасателей.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.