WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 |

Одной из разновидностей коллаборационистских листовок являлись листовки-фальшивки. В такой форме выпускались обращения от лица руководства ВКП(б), НКВД и политорганов РККА, прокламации от несуществующих антисоветских организаций, действующих в советском тылу, раскаяния советских партизан и подпольщиков. В ряде случаев листовки-фальшивки оформлялись в виде писем пленных, выдержек из дневников убитых красноармейцев, вырезок из советских газет. Во многих случаях в этих листовках отсутствовала ярко выраженная антисоветская направленность. Был налажен выпуск поддельных «Вестей с советской Родины», основного издания советской листовочной агитации, которое распространялось на оккупированной территории. Как правило, фальшивки делались качественно. Миллионные тиражи коллаборационистских листовок предназначались для разбрасывания с самолетов, расклейки и распространения с помощью специальных снарядов на линии фронта, в советском тылу, на оккупированной территории.

Русские коллаборационистские листовки носили установочный, внушающий и информационный характер. В листовках говорилось о международной обстановке, о положении на фронтах, о политике германского правительства по отношению к оккупированным территориям Советского Союза, о ситуации в советском тылу. В листовках пропагандировалась политика националсоциалистической партии Германии. Населению оккупированных районов СССР внушалась мысль, что германская армия принесет советским гражданам «настоящий социализм». Все, что говорилось в листовках о германском «истинном социализме» и о целях германской агрессии, являлось агитационной демагогией. Захват территории Советского Союза должен был удовлетворить амбиции нацистской политической элиты, обогатить финансово-промышленные круги Германии. Советская власть, руководство коммунистической партии подвергались в листовках резкой критике. Говорилось, что во главе советского общества стоит номенклатура, верхушка бюрократического аппарата СССР, которая превратилась в новый правящий класс. Содержание русских коллаборационистских летучих изданий преследовало одну цель – заставить советских людей прекратить сопротивление. Большинство листовок были антисемитского характера, но в ряде случаев в листовках полностью отсутствовала антисемитская риторика.

Наибольше влияние на население оккупированных территорий русские коллаборационистские листовки оказывали на начальном этапе войны, когда успехи вермахта на фронте и популистские обещания фашистской агитационной продукции дезориентировали часть красноармейцев и населения оккупированных областей, и дали им надежду на то, что тоталитарный советский режим может быть свергнут. И только со временем стало ясно, что фашисты не дадут советским людям ни благополучия, ни счастливой жизни. И тогда война с оккупантами стала отечественной войной за выживание советских граждан. Своей главной целью большинство советского общества стало видеть в том, чтобы их Родина была освобождена от оккупантов. При таком общественном настрое агрессоры были обречены, а их пропаганда не могла оказать заметного влияния на население СССР.

А.А.Киличенков Роль советского ВМФ в ходе Великой Отечественной войны, 1941-гг. в оценках новейшей российской историографии Определение роли советского флота в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. войны, раскрытие значения его действий для всего хода войны стало ключевой проблемой все послевоенной историографии советского флота в силу объективных причин. Исход второй мировой, как и Великой Отечественной войны, решался на сухопутном фронте, основные усилия СССР и Германии в борьбе друг с другом были сосредоточены на суше. Как следствие, военно-морские силы обеих сторон решали подчиненные задачи, обеспечивая действия сухопутных армий.

Второй причиной стало то, что советский ВМФ в 1930-е гг. готовился к ведению, прежде всего, самостоятельных действий, задачи же поддержки армии считались второстепенными.

При общем взгляде на новейшую отечественную историографию участия советского военно-морского флота в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг., прежде всего, обращает на себя внимание ее динамика, специфику которой составила явная привязка к юбилейным датам и избирательность в исследовании конкретных проблем. Первой такой, датой, по сути, ставшей отправной точкой в развитии постсоветской историографии флота, стало 300-летие российского ВМФ, праздновавшееся в 1996 г. К этому событию, почти совпавшему по времени с 50летием Победы в Великой Отечественной войне, был приурочен выход в свет сразу нескольких фундаментальных работ, в которых участию флота в Великой Отечественной войне уделялось самое пристальное внимание.dlxxv В это же время происходит формирование новых сегментов проблемно-исследовательского спектра отечественной историографии, определяется новый характер исследовательского интереса. В центре внимания историков оказался новый набор проблем – подготовка советского флота к войне с Германией в 1930-е гг., действия флота в начальный период войны, взаимодействие сил армии и флота в этот период, действия флота по защите приморских городов и военно-морских баз, роль морской пехоты и морских десантов в ходе войны, действия сил флота на коммуникациях противника.

Пожалуй, самая примечательная особенность этого периода –критическая направленность юбилейных изданий, в результате чего на первый, а зачастую и единственный, план выходили ошибки, промахи и просчеты, допущенные в действиях флота во время войны. Совершенно обоснованно исследователи искали первопричины этого в предвоенном периоде.

Авторы юбилейного трехтомного издания «Три века Российского флота» в завершающей главе второго тома дали подробный анализ вопросов подготовки флота к надвигающейся войне с Германией. Особое внимание было уделено разработке вопросов оперативно-стратегического применения флота в будущей войне. При этом отмечалось, что корнем многих проблем было неверие руководства Красной Армии «в способность флотов решать оперативностратегические задачи» В результате совершенно нерешенными и в теории, и на практике остались вопросы взаимодействия флота как вида вооруженных сил с армией и авиацией. Во многом, по мнению исследователей, этому способствовал сам И.В. Сталин, прямо игнорировавший «необходимость решать флотские вопросы в комплексе с проблемами других видов вооруженных сил. В то же время решения по стратегическому развертыванию, общий замысел применения вооруженных сил в войне с конкретным противником, действия приморских фронтов – все это прямо касалось флота, и должно было наполнять содержание его оперативных планов, определять систему базирования, дислокацию береговой обороны, развертывание морской авиации, оборудование театра и т.д.» Ссылаясь на воспоминания бывшего наркома ВМФ адмирала Н.Г. Кузнецова, авторы отмечали, что все попытки пригласить наркома обороны маршала С.К. Тимошенко и начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии Г.К. Жукова на совещания командующих флотами по оперативным вопросам закончились ничем.dlxxvi Нерешенность накануне войны важнейших вопросов управления флотом как важнейшая причина неудач начала войны оставалась в фокусе исследований на протяжении всего последующего периода. Однако спустя 10 лет в работах, приуроченных к очередному юбилею Победы в Великой Отечественной войне, отчетливо обозначилась тенденция смягчения критической направленности исследовательского анализа, стремление к объективистскому подходу. Так, бывший заместитель Главкома ВМФ СССР адмирал флота И.М. Капитанец в своей работе, посвященной развитию военно-морского искусства в период второй мировой войны, в главе «ВМФ СССР в канун войны» выделял и целый ряд позитивных моментов в развитии советского флота в конце 1930-х гг. К ним автор относил подготовку ВМФ на основе требований «тщательной координации задач и действий флота с действиями других видов вооруженных сил для достижения общей цели». Одновременно предусматривалось и решение самостоятельных задач флота – уничтожение морских сил противника, действия на морских сообщениях противника, обеспечение своих коммуникаций, борьба с морской блокадой, миннозаградительные действия.dlxxvii Однако автор не мог не остановится на недостатках, сводивших, по сути, на нет эти положительные моменты: оперативная подготовка большинства флотов не охватывала отдельных проблем, которые пришлось заново решать во время войны, базирование и корабельного состава и авиации флотов не в полной мере соответствовало требованиям обеспечения боевых действий на море.

«Все это, в общем итоге, являлось следствием просчетов политического руководства страны в оценках характера будущей войны на суше и на море в оценке противников и союзников, недостатками в разработке военной и военноморской теории.dlxxviii Такой же позиции придерживался помощник Главкома ВМФ РФ по научной работе, контр-адмирал Л.Г.Сидоренко, автор введения к другому юбилейному изданию – «Военно-Морской флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», подчеркивавший, что принципы стратегического применения ВМФ «в целом, как показал опыт войны, оказались правильными». Но и в этом случае имевшиеся недостатки и промахи, по мнению исследователя, выглядели куда более значимыми. «Накануне войны у нас не было четкой военной доктрины, а поэтому не могло быть и четко сформулированных задач флоту, не была определена его роль в системе вооруженных сил. Без этого нельзя было приступить к разработке конкретных задач флотам… Нельзя не отметить, что многие задачи имели стратегические масштабы и были невыполнимыми. Варианты неблагоприятного развития событий на приморских направлениях вообще не рассматривались, поэтому перед флотом оборонительные задачи не ставились».

Учитывая содержание предстоящих задач в неумолимо надвигавшейся войне, особенно тревожным было то, что вопросы, касающиеся содействия флота сухопутным войскам, в теории и, особенно, на практике были разработаны слабо.dlxxix На ошибки в организации подготовки флота к войне указывал в своей статье и главком ВМФ РФ адмирал В.И. Куроедов, отмечая, что «четких и определенных задач флоту руководством страны накануне войны поставлено не было». Основной нормативный документ ВМФ, принятый в 1940 г. – «Наставления по ведению морских операций» (НМО-40) формулировал общие оперативностратегические задачи, но лишь для самостоятельных действий флота.dlxxx Одновременно исследователи отмечали и целый ряд упущений со стороны самого командования флотом. Вплоть до самого начала войны «традиционно уязвимым местом отечественного флота было слабое развитие инфраструктуры флотов и невысокий уровень обеспечения боевой деятельности… Все это чрезвычайно усугублялось сохранявшимся дефицитом командно-начальствующего состава (в штабах флотов и флотилий некомплект составлял более 20%)», имевшиеся же командные кадры проявляли «чрезмерное внимание к решению хозяйств вопросов и рутине повседневной деятельности в ущерб оперативнотактической подготовке, работе над повышением своего военно-теоретического уровня». Существенно ослабляли готовность флота к войне его структурные и технические недостатки (полное отсутствие авианесущих и десантных кораблей, современных средств радиолокации, гидроакустики и борьбы с минной угрозой).dlxxxi Л.Г. Сидоренко, подводя общий неутешительный итог, приходил к выводу, что, в целом, «уровень боевой подготовки немецкого флота… значительно превосходил уровень подготовки нашего флота».dlxxxii В исследованиях действий советского ВМФ в ходе Великой Отечественной войны ряд отдельных проблем получил подробное освещение. К их числу относятся проведение флотом десантных операций, действия подводных сил флота, а также развитие военно-морской техники.

Внимание исследователей к истории десантных операций периода Великой Отечественной войны и тесно связанным с ними проблемам развития советской морской пехоты – вполне закономерно.dlxxxiii Высадка тактических и оперативнотактических десантов стала самой распространенной и масштабной формой взаимодействия флота и армии в годы войны. Но одновременно она же являлась и самой сложной, выявившей крупные недостатки в подготовке и армии, и флота к войне. Главным и самым первым из них, проявившемся уже в начале войны оказалась недооценка этого вида действий флота в предвоенный период, когда произошло «снижение интереса высшего военного руководства страны [к проведению десантных операций]… недооценка их важности в боевых действия армии и флота на приморских направлениях, снижение интенсивности подготовки к десантным действиям в боевой подготовке армии и флота…» Следствием этого стала недоработка «многих детальных вопросов подготовки и ведения морских десантных операций», а также «отсутствие десантных кораблей и десантновысадочных средств специальной постройки… отсутствие в армии и флоте специального наставления по подготовке и ведению морских десантных операций, слабая подготовка транспортного флота к перевозке десантных войск …»dlxxxiv Непредвиденный ход событий начального периода войны выдвинул в качестве приоритетной задачи флота содействие приморским флангам Красной Армии. Высадка морских десантов оказалась самой действенной формой этой поддержки. Более того, советский флот впервые в мировой практике начал высаживать десанты как часть оборонительных операций.dlxxxv Успех этих первых десантных операций был во многом предопределен их неожиданностью для противника.dlxxxvi Однако их же опыт, как отмечают исследователи, выявил и целый ряд серьезнейших недостатков, и, прежде всего, в сфере управления и планирования. Сухопутное командование фатально недооценивало сложность подготовки флота к десантированию назначенных сил. В результате на подготовку отводилось сутки-двое. Как правило, «определяя район проведения десантных операций, армейское командование исходило главным образом из обстановки на фронте и недостаточно учитывало обстановку на море и возможности флота».dlxxxvii Одновременно первый опыт выявил, что «флот получал указание на проведение операции, исходящее из предполагаемых наступательных действий войск фронта… Но если по какой-то причине фронт оставался на месте, то десантники просто оказывались брошенными на произвол судьбы…»dlxxxviii Явным просчетом армейского и флотского командования стало отсутствие какой-либо системы анализа и применения опыта первых десантных операций, полученного такой дорогой ценой. В результате, как отмечал один из исследователей, «каждый флот варился в своем собственном соку… все учились исключительно на собственных ошибках».dlxxxix Не удивительно, что завершающий десант 1941 г., ставший одновременно самым крупным за всю войну,dxc – Керченско-Феодосийский продемонстрировал все те же недостатки в организации и управлении силами армии и флота.

Pages:     | 1 |   ...   | 39 | 40 || 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.