WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |

В годы войны погибли, умерли от ран и болезней 22 командующих армиями и 8 их заместителей, 55 командиров корпусов и 21 заместитель командира корпуса, 127 командиров дивизий и 8 командиров бригад. Чем объяснить такие большие потери В 1941-1942 гг., когда вермахт стремительно наступал, сближение с противником было максимальным. В этой обстановке генералы РККА нередко находились непосредственно на поле боя под артиллерийским и оружейным огнем и погибали. У генералов 1941-1942 гг. не было современного боевого опыта. На потерях сказалось и то, что в начале войны войскам иногда ставились нереальные задачи, попытка выполнить которые приводила к излишним жертвам, в том числе и среди генералитета.

Потери высшего офицерского состава Военно-Морского Флота были сравнительно невелики – 17 адмиралов и генералов. Дело в том, что наш флот не вел крупных морских баталий, в которых могли бы участвовать адмиралы и генералы ВМФ. Двенадцать из семнадцати составили небоевые потери от болезней, несчастных случаев, автомобильных и авиационных катастроф.

Безвозвратные потери генералов по составам, видам и родам войск распределились в следующем соотношении: командный состав 88,9%, политический – менее 2%, технический – 2,8 %, административный – 4,6%, медицинский – около 1%, юридический - 0,65%.

Рассмотрим потери генералов по видам Вооруженных Сил. Генералы Военно-Воздушных Сил составили 8,73 %, а адмиралы и генералы ВоенноМорского Флота - 3,71 % общего числа потерь высших офицеров. Наибольшие потери имели Сухопутные войска — 87,56 % погибших генералов.

Можно сделать вывод, что из числа погибших и пропавших без вести высших офицеров наибольшая доля приходится на командный состав действующей армии: командующих войсками фронтов и армий, их заместителей и начальников штабов, командиров корпусов, дивизий, бригад. Верные воинскому долгу, военной присяге, генералы личным примером вдохновляли солдат на поле боя, вместе с ними побеждали и погибали.

На мой взгляд, интересно сравнить масштабы потерь советского и немецкого генералитета. По опубликованным данным, за годы войны были убиты немецких генералов и адмиралов, без вести пропали - 48, умерли в плену - 188, покончили самоубийством - 110, казнены немцами - 22, казнены союзниками - 58, умерли от последствий войны - 196. Всего – 963dxlvi. Общие потери немецкого генералитета вдвое превышают число погибших советских высших офицеров: против 460. Причем по отдельным категориям потерь превышение было значительно больше. Так, например, в результате несчастных случаев немецких генералов погибло в два с половиной раза больше, без вести пропало в 3,2 раза больше, а в плену умерло в восемь раз больше, чем советских. Наконец, самоубийством покончили 110 немецких генералов, что в 11 раз (!) больше, чем советских. Это свидетельствует о катастрофическом падении в конце войны боевого духа гитлеровских генералов. На мой взгляд, эти цифры свидетельствуют о превосходстве нашего генералитета над генералами противника, о более высоком уровне советского военного искусства особенно на завершающем этапе войны.

Из 460 погибших в период Великой Отечественной войны советских генералов 63 человека, т.е. каждый седьмой были удостоены высшей степени отличия – звания Героя Советского Союза. Их высокие награды доказывают, что они умело руководили войсками, владели тактикой и оперативным искусством, а когда требовалось, проявляли личную храбрость, вдохновляли своим примером подчиненных. Под руководством этих генералов, советские воины в годы Великой Отечественной войны проявили массовый героизм, изгнали агрессора с родной земли и разгромили сильнейшую армию Западной Европы, принесли свободу народам Европы. Славные полководцы и доблестные генералы Красной Армии, отдавшие жизнь за дело освобождения Родины от фашистских поработителей, навсегда останутся в памяти народной.

dxlii Шабаев А.А. Потери офицерского состава Красной Армии в Великой Отечественной войне // Военно-исторический архив. 1998. № 3. С. 180.

dxliii Кузнецов И.И. Судьбы генеральские. Высшие командные кадры Красной Армии в 1940-1953 гг. – Иркутск: Изд-во Иркутского ун-та, 2000. С. 182.

dxliv Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Статистическое исследование. М.: Воениздат, 1993. С. 321; Россия и СССР в войнах ХХ века.

Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. – М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. С.430.

dxlv Военно-исторический журнал. 1991. № 9-12; 1992. № 6-12; 1993. № 1-12; 1994. № 1-6.

dxlvi Военно-исторический журнал. 1962. № 12. С. 78.

Малышева Е.М.

Дискуссионные проблемы истории Второй мировой войны в новейшей германской историографии и формирование исторической памяти Дискуссионные вопросы истории второй мировой войны, в том числе преодоление стереотипов наследия войны в восприятии образа Россииdxlvii напрямую связаны с формированием исторического сознания немецкого общества и сохранением исторической памяти в германском обществе. С середины 80-х годов ХХ века одновременно с расширением источниковедческой базы, открытием новых источников и материалов наблюдается развитие в германской историографии темы истории нацизма в период Второй мировой войны, активизируется в научных кругах интерес и расширяются дискуссии. Усилению, порой реанимации реакционных взглядов на некоторые страницы, связанные с этом непростым периодом истории Германии, а также решающее влияние на активизацию историографии темы оказал распад СССР, «падение» берлинской стены и крушение всей социалистической системы. Наблюдается некоторая попытка ревизии отдельных оценок нацистского государства и общества в свете новых документов. Это касается, в том числе, экономической основы нацистского государства, идеи «народного сообщества», роли некоторых государственных органов в нацистской системе власти: гестапо, вермахта и др., преступлений нацистского режима. В немецкой историографии и публицистике наряду с конструктивным поиском объективной истины и исторического осмысления событий 65-летней давности, время от времени настойчиво реанимируется тезис о превентивной войне Гитлера против СССР, «обосновываются» суждения о «равной ответственности» нацистской Германии и Советского Союза за развязывание Второй мировой войны. Осужденные в Нюрнберге системные преступления нацистов против человечности пытаются уравнять со спонтанными актами насилия по отношению к гражданскому населению со стороны советских войск.

Гитлеровская война на уничтожение идентифицируется со сталинской войной на уничтожение. Все эти суждения крайне реакционного характера дополняются в настоящее время попытками пересмотра со стороны националистической части общественности бывшего «социалистического лагеря» и некоторых республик распавшегося СССР тезиса об антифашистской, освободительной миссии Советского Союза в Европеdxlviii. Позитивное влияние на объективное освещение исторических реалий оказывает усиление взаимодействия германских историков российскими и с восточноевропейскими коллегами в области изучения нацизма.

В поле дискуссионного дискурса современной германской историографии такие вопросы истории, как «война Гитлера на Востоке», осмысление «вины немецкого народа», преступления вермахта, государство и общество Третьего рейха. Социальная история германского общества переживает основательные трансформации, связанные с развитием исторической антропологии, «школ повседневности», истории ментальности, «устной» локальной истории, интересом к гендерным сюжетам. Тема войны на Востоке вновь становится объектом внимания немецких историков. Необходимо подчеркнуть, что достаточно серьёзные результаты достигнуты и многое сделано либеральным направлением новейшей германской историографии для формирования антифашистского исторического сознания немецкого общества и усвоения Германией уроков нацистского прошлого. К солидным исследователям либерального направления относятся А. Мессершмидт, Г.Юбершер, Вольфрам Ветте, Х-Х.Нольте, Вигберт Бенц, Моммзен, Випперман, Фауленбах и др. Исследования и суждения этих немецких историков, их, оценки нацизма войны на Востоке и вины немцев определили тенденцию объективного подхода к освещению сложных проблем социальной истории войны. Особое внимание уделяется влиянию на общественное сознание нацистской пропаганды во время войны, изучению деятельности НСДАП, роль концлагерей в экономика рейха, Холокост, Сопротивление и др. Немецкие авторы используют современные методики исследования индивидуального и группового менталитета солдат вермахта, таких источников личного происхождения, как фронтовые письма, дневники, зарисовки военных будней, воспоминания. В этом контексте интерес представляет монография известного германского историка К.Герлаха «Преступник в разрезе: действия и мотивации».В новейшей немецкой историографии продолжается разработка проблемы геноцида:

особое место занимает «Холокост», гетто, основательно изучается расовая теория нацистов, юстиции и законодательство Третьего рейха, здравоохранение и медицина. В формате дискуссии высказывается точка зрения демократических авторов, что геноцид был не следствием войны, а проявлением расизма, в отличие от точки зрения их оппонентов, объясняющих Холокост причинами войны.

Важная составляющая часть немецких исследований - судьба жертв нацизма, советских военнопленных, остарбайтеров, концлагеря, «трудовые» лагеря. Одна из наиболее дискутируемых в Германии - это тема участия вермахта в преступлениях нацистского режима. Длительное время в западногерманском обществе превалировала точка зрения о том, что если вермахт и совершал преступления, то они носили единичный характер, немецкие солдаты честно выполняли свой долг, армия в условиях нацизма была втянута в них. Неоднократно в научных трудах и СМИ Германии, на конференциях говорилось о психологическом «шоке» немецкого общества, вызванного передвижной выставкой о преступлениях вермахта на Восточном фронте, в войне против СССР. Выставка экспонировалась в всех крупных городах Германии и стала, по отзывам, потрясением для немецкого общества. Экспозиция основательно разрушила в историческом сознании немцев легенду о «чистом» вермахте, тем не менее, в немецкой историографии до сих пор существуют глубокие разногласия по этому вопросу. Большим коллективом авторов – представителей разных поколений историков был подготовлен солидный компендиум «Вермахт: мифы и реальность». По мнению российских исследователей, он преследовал цель смягчить негативное впечатление о вермахте, вызванное выставкой «Преступления вермахта»dxlix. Исследования поведения солдат и офицеров вермахта с гражданским населением в период военных действий и оккупации показали высокую степень их участия в преступлениях нацистского режима. Подготовка, развязывание и осуществление «расово-мировоззренческой войны» на востоке остаётся одной из дискутируемых и изучаемых тем. Поиск объективной истины и историческое осмысление событий 65-летней давности преступной «войны на Востоке» германскими историками дал значительные результаты: В. Ветте, Х-Х. Нольте, Г. Юбершер, М. Мессершмидт, Андреас Хильгрубер, Юргена Хабермаса[ и др. историки внесли в это большой вклад. Тем не менее, остаются дискуссионными многие вопросы, в том числе «превентивность» войны; не все авторы разделяют тезис о характере войны против СССР как «войны на уничтожение».dl Спустя десятилетие это миф был развеян в ряде работ немецких историков.

Г.Юбершер, называет «абсурдным» заключение, что советское руководство «само спровоцировало» нападение Гитлера. Следствием стремления некоторых историков установить непосредственную связь – «причинную связь» (Нольте) – между Освенцимом и ГУЛАГом может оказаться представление, будто взаимосвязь между массовым уничтожением европейских евреев и войной Гитлера на уничтожение за «жизненное пространство на Востоке» распалась. Да, некоторым хочется отвлечься от воспоминаний о преступлениях, совершенных немцами на захваченных территориях. От исторического бремени расистски мотивированной войны на Востоке быстрее всего освободиться, если представить приказ Гитлера о нападении на СССР – а также преступления Холокоста в Освенциме – как «вынужденную меру» и одновременно как страх перед потенциальным «азиатским нашествием» - пишет Г.Юбершерdli.

Предпринятая в тени «спора историков» попытка истолковать немецкое нападение на СССР 22 июня 1941 г. как «превентивную войну» строится спекуляциях, которые представил в книге «Война Сталина» (1985) Эрнст Топичdlii, на выводах И.Хофмана. Попытки доказать «относительность» преступлений нацистского государства и поставить под сомнение особенный характер нацистских массовых убийств встретили резкие возражения, в том числе Юргена Хабермаса.dliiiОстрота дискуссии связана с проблемой исторической памяти и поиском национальной идентичности немцев, вызвавшие поиски позитивного образа Германии. Осмысление «вины немецкого народа» обозначено в «Восточном меморандуме» евангелической церкви в Германии: «Война против Советского Союза планировалась и велась как всецело захватническая и была войной на уничтожение».dlivЭто признание прозвучало и в концепции берлинской выставки dlv 1991 г. «Война против Советского Союза 1941-1945 гг.». Сотрудничество немецких и российских историков ярко проявилось в ходе празднования в 2003 г.

60-летия Сталинградской битвы. Состоявшаяся в Волгограде (автор настоящей статьи Е.М.принимала участие), солидная международная конференция, выступления известных германских специалистов по войне на Востоке, в основном – демократического направления показала, что эти немецкие учёные за объективное освещение событий войны и формирование неискаженной исторической памяти германского общества. В. Ветте подчёркивает значение новых оценок роли вермахта в нацистских преступлениях для формирования культуры исторической памяти немцев. В материалах конференции немецкие историки в целях формирования антифашистского исторического сознания молодого поколения разрушают старые мифы о нацизме, истребительной войне на Востоке, блокируют механизм вытеснения исторической правды из немецкого общества. Преодоление разночтений в оценке одних и тех же событий в историографической ситуации связано с расширением сотрудничества немецких и российских учёных. Развитие исследовательского интереса позволит создать взвешенную многоаспектную картину прошлого, и будет способствовать эффективности поиска объективной истины и историческому осмыслению событий 65-летней давности, из которого всем необходимо извлекать уроки.

dxlvii Ветте В. Россия в представлениях немцев в ХХ веке // Германия и Россия: События, образы, люди.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.