WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 42 |

штатное расписание только центрального аппарата Наркомата насчитывало единицcccxcvii. Их количество имело постоянную тенденцию роста.

Железнодорожный транспорт доминировал как в грузовых, так и пассажирских перевозках все годы существования СССР. Нельзя сказать, что государство уделяло ему мало внимания. Не было года, когда его работа не была предметом обсуждения партийных и государственных структур и не осуществлялось бы финансовых вливаний в эту отрасль. И все же по сравнению с дореволюционным периодом дорог строили мало, модернизационные мероприятия отставали от развития промышленного производства. Нарастание объемов перевозок стало одной из причин довольно многочисленных аварий на транспорте, что явилось непосредственным поводом для двух волн массовых репрессий, затронувших и центральный аппарат ведомства путей сообщения. Аппарат Наркомата и дорог был «вычищен» от вредителей, троцкистов, шпионов, «двурушников», «перерожденцев», «великодержавных шовинистов», «зажимщиков критики», «шкурников», «карьеристов» и т.п. элементов. В апреле 1938 г. был снят с должности нарком А.В.Бакулин, затем арестован и расстрелян. В НКПС вернулся «железный сталинский нарком» Л.М.Каганович, который продолжил «наведение порядка» на транспорте. К.И.Филиппов – заместитель наркома, начальник нескольких железных дорог в разные годы в интервале 1937 – 1959 гг., в своих мемуарах с горечью пишет: « По сей день нет ясного представления, какие потери понес командный состав железнодорожного транспорта в предвоенные годы, и не только командного»cccxcviii. Централизация в управлении железными дорогами, и до того жесткая, возросла в несколько раз, способ подбора и расстановки кадров, выработанный в 20-е гг, получил еще более широкое применение.

В предвоенные годы основное внимание было направлено на строительство новых дорог, главным образом в республиках Средней Азии и Закавказья. К 1941 г.

эксплуатационная длина железнодорожной сети выросла с 70260 км в конце 1917г.

до 106102 км (частично за счет вхождения в состав СССР новых территорий)cccxcix.

В условиях войны необходимо было обеспечить бесперебойные и в кратчайшие сроки перевозки военных и хозяйственных грузов. И вновь основная тяжесть работы в этом деле легла на железнодорожный транспорт, хотя принижать роль других его видов ни в коем случае нельзя.

С началом войны резко возросло число подписываемых наркомом приказов и приказаний – до войны большинство распорядительных документов подписывалось руководителями центральных управлений и главков. Куда как реже, чем до войны, стала собираться коллегия. Увеличилось число командировок сотрудников Наркомата, в первую очередь за счет командировок в действующую армию и прифронтовую полосу.

Первые военные приказы наркома были связаны с организацией светомаскировки, дежурства на угрожаемых объектах, введением в действие воинского графика, с передачей в Наркомат вооружения отдельных заводов НКПС, с переводом предприятий на выпуск продукции военного назначения, с переброской паровозов с восточных дорог на западные, с восстановлением разрушенных объектов и т.п. Огромная работа легла на Наркомат и дороги, когда во исполнение постановления Совета по эвакуации от 17 июля 1941 г.

потребовалось ежедневно выделять до 1000 вагонов для эвакуации членов семей рабочих и служащих и для граждан, желающих выехать из Москвы в индивидуальном порядке.cd В связи с первым налетом вражеской авиации на Москву уже 24 июля нарком подписал приказ «О работе аппарата НКПС в период воздушного нападения», в котором перечислялись все необходимые мероприятия и предписывалось организовать работу оперативного ядра управлений НКПС во время воздушного налета в командных пунктах на станциях метро Красные ворота, Курская и в подвальном помещении правого корпуса здания НКПСcdi. С угрозой утраты Москвы был связан приказ «О частичной эвакуации аппарата НКПС и подведомственных ему хозяйственных организаций». Большая часть Наркомата во главе с заместителем наркома П.П.Кучеренко была эвакуирована в Куйбышевcdii. В НКПС, как и в других наркоматах, была создана комиссия по эвакуации. Приказом от 1 августа 1941 г. организовывалось Управление НКПС по Московскому железнодорожному узлу с подчинением ему Окружной железной дороги, всех сортировочных станций и депо ряда дорог Московского узлаcdiii.

ГКО распоряжением от 2 августа 1941 г. предоставил НКПС право в необходимых случаях использовать все наличные в стране дороги (подъездные, промышленные, лесовозные и др.), за исключением дорог НКО и НКВД.

Каганович объявил это приказом от 6 августа 1941г. и потребовал представить ему сведения об этих дорогахcdiv. Приказами оформлялись награждения и объявлялись благодарности, поощрялись победители социалистического соревнования.

Подавляющее большинство приказов, указаний, телеграмм в годы войны оформлялись под грифом секретности и рассекречены они были не так уж давно.

Однако основное их содержание излагалось в газетах в виде передовиц или статей, чаще всего на страницах ведомственной газеты «Гудок».

С созданием в армии фронтовых объединений появился институт уполномоченных Наркомата и приказом наркома от 30 июня 1941 г. член коллегии Б.П.Бещев (будущий нарком, пребывавший в этой должности дольше всех – с по 1977г)) в соответствии с решением ЦК ВКП(б) и Правительства был назначен уполномоченным НКПС по Северному фронтуcdv. Между уполномоченными и Наркоматом, по возможности, поддерживалась постоянная связь. Усилилась роль политотделов, и до войны весьма значительная, роль всевозможных контрольных органов от Генеральной прокуратуры и всемогущего НКВД – НКГБ до собственных. В НКПС, вопреки весьма распространенному мнению, что с началом войны маховик сталинских репрессий замедлил свои обороты, количество осужденных за «контрреволюционные преступления», «пораженческие настроения», «распространение ложных слухов», наоборот, с каждым месяцем войны нарасталоcdvi. Об этом свидетельствуют многочисленные записки на имя наркома от прокурорских органов, да и приказы самого наркома пестрят словами «объявить строгий выговор», «выговор с предупреждением», «снять с работы», «поставить на вид», «передать следственным органам». Особенное рвение в этом вопросе проявлял Л.М.Каганович.

Уже в первые дни войны Наркомат утратил часть дорог, находящихся в его ведении. Оккупация, бомбовые удары, неразбериха и паника при эвакуации не могли не сказаться отрицательно на работе транспорта. 14 февраля 1942 г. при ГКО был создан Транспортный комитет во главе со Сталиным, который вскоре стал координировать работу не только органов по руководству всеми видами транспорта, но и других органов, связанных с обеспечением перевозок грузов и пассажиров, воинского контингента, отгрузкой, приемом той или иной продукции.

На первом же его заседании отмечались серьезные недостатки в работе железнодорожного транспорта, делались упреки в адрес руководства НКПС. Для проверки работы транспорта и оказания ему помощи ГКО образовал правительственную комиссию, которая выявила ряд «серьезных изъянов, сковывающих работу железных дорог». Следствием работы комиссии стал ряд постановлений ГКО и Правительства СССР и замена 25 марта 1942г. Кагановича А.В.Хрулевым, работавшим в комиссии ГКОcdvii. Каганович же, попавший в опалу, которая была недолгой, был назначен заместителем председателя Транспортного комитета.

Создание Транспортного комитета трудно оценить однозначно. Безусловно, переоценить его координирующую роль всех видов транспорта трудно, в то же время создание Комитета осложнило работу НКПС. Действительно, между ним и ГКО возникло промежуточное звено, которое по существу ретранслировало решения чрезвычайного органа власти. Теперь вся переписка НКПС велась, главным образом, с Транспортным комитетом, из него поступали оперативные указания. В сложных случаях все равно решающее слово было за ГКО.

Комитет поставил Наркомат под жесткий контроль. Только с мая 1942г. по ноябрь включительно им было принято более 220 распоряжений, иногда несколько в день. Распоряжения были краткими: один - два абзаца, с указанием сроков исполнения и формы контроля. Иногда предлагалось прислать копии указаний Наркомата во исполнение распоряжений Транспортного комитетаcdviii.

Еще до прихода А.В.Хрулева в Наркомате сначала произошло характерное для других наркоматов некоторое сокращение центрального аппарата, а затем начался его рост. Так, в соответствии с постановлением ГКО и приказом НКПС от 16 сентября 1941г. было создано Военно-восстановительное управление. Ему было поручено руководство всеми восстановительными организациями на железнодорожном транспорте, организациями, находившимися в непосредственном распоряжении уполномоченных НКПС по фронтам, с целью быстрейшей ликвидации разрушений на железных дорогах, организации восстановительных работ. Дело в том, что до его создания восстановительные работы велись по отдельным дорогам и участкам спецформированиями, дислоцировавшимися на этих дорогах. В конце 1941г., после возвращения из Наркомата лесной промышленности СССР функции управления лесным хозяйством системы НКПС, в центральном аппарате последнего в целях обеспечения железных дорог дровами и лесоматериалами посредством лесозаготовок, лесопиления, шпалопиления создается Главное управление лесной промышленности с подчинением ему лесозаводов. Задачи восстановления дорог московского железнодорожного узла потребовали усиления руководства им. В соответствии с постановлением ГКО от 3 января 1942 г. «О восстановлении железных дорог» все железнодорожные войска, а они до этого находились в ведении Наркомата обороны СССР (отдельные полки, батальоны и Особый корпус cdix железнодорожных войск), были переданы НКПС СССР. Одновременно предусматривалось увеличение их численности. На НКПС возлагалось руководство всеми восстановительными и заградительными работами и в январе 1942 г. в его составе на базе вышеназванного Военно-восстановительного управления было создано Главное управление военно-восстановительных работ (ГУВВР), а в его составе, наряду с другими структурами, - Управление железнодорожных войск со Штабом. Создание ГУВВР сразу же увеличивало штаты центрального аппарата НКПС почти на 700 единицcdx. На фронтах формировались УВВР, подчиненные ГУВВР и уполномоченным НКПС на фронтах. Они осуществляли руководство всеми восстановительными работами в пределах фронта.

Следствием критики комиссии ГКО стало упразднение 22 марта 1942г. различных управлений наркомата, созданных еще до войны (по направлениям) и создание, а по существу воссоздание Центрального управления движения, на которое возлагалось и руководство обеспечением воинских перевозок. И все же зарегистрированные в Наркомате финансов в августе 1942 г штаты центрального аппарата НКПС насчитывали 4858 единиц, что значительно превышало их довоенную численностьcdxi. И они продолжали расти.

Перед А.В. Хрулевым была поставлена труднейшая задача – «наладить разлаженный механизм, восстановить нормальную работу железнодорожного транспорта в условиях военного времени»cdxii. Наркомом он был недолго, менее года, уйдя с этой должности по собственному желанию, но, по мнению ряда авторов, многое успел сделать. Человек военный, он сумел значительно улучшить работу Наркомата и железнодорожного транспорта. Он организовал инвентаризацию подвижного состава и запретил использование мощных паровозов не по назначению, организовал использование топлива из близкорасположенных месторождений, по его распоряжению на некоторых дорогах в качестве паровозного топлива стали использовать дрова, поддержал все производственные начинания железнодорожников и т.п. Очень много внимания он уделял ремонтным, восстановительным и строительным работам. Анализируя работу дорог, он не оставлял без внимания санитарное состояние путей и станций, состояние мостов и рельефа местности под ними, выезжал он и на фронт. В целях организации бесперебойного движения он дал ряд указаний, связанных с наведением строгого порядка и укреплением дисциплины на транспорте. По его инициативе был восстановлен институт ревизоров движения НКПС. Пользуясь определенным доверием Сталина, он непосредственно обращался к нему и как к главе ГКО, и как к главе Транспортного комитета, например, ставил вопрос об усилении материальной заинтересованности работников железнодорожного транспорта и др. По его инициативе был принят ряд постановлений ГКО и Правительства СССР, связанных с оптимизацией работы транспортаcdxiii.

С возвращением А.В.Хрулева в Наркомат обороны СССР в НКПС вернулся Л.М.Каганович. Имя этого наркома в последние годы упоминается исключительно в негативном контексте. И исследователи, и мемуаристы единодушно отмечают его чванливость, грубость, подозрительность, рукоприкладствоcdxiv. И.Г.Павловский, министр путей сообщения в 1977 – 1982 гг., в своих мемуарах пишет: «У Кагановича была привычка в гневе срывать погоны и бить в лицо ответственных руководителей…». Он «любил бить огромным кулаком по стеклу, лежащему на письменном столе, …за сутки разбивал несколько стекол», не знал работу железнодорожного транспорта, никуда особенно не выезжал, был яростным сторонником паровозов».cdxv Даже сдержанный М.М.Уздин, один из авторов трехтомной «Истории железнодорожного транспорта», пишет о нем так: «Этот ближайший соратник Сталина, фанатически ему преданный, пользовался неограниченными правами. Он «не кончал ни техникумов, ни вузов и не знал железнодорожного дела, однако это не останавливало его. Обладая организаторскими навыками, большой трудоспособностью, красноречием, необыкновенной напористостью и редким тщеславием, он развернул бурную деятельность на железнодорожном транспорте, создав… атмосферу страха и нервозности»cdxvi. Действительно, чем, как не страхом, можно объяснить такие слова начальника Оренбургского завода на совещании руководителей паровозоремонтных заводов: «Мне больно стало глаза от напряжения, смотрел все время на любимого наркома, старался не упустить… ни одного движения». Ему вторил стахановец: приеду домой и «буду десятки и сотни раз рассказывать…о встрече с любимым наркомом». И так на протяжении всего совещанияcdxvii.

Каганович пробыл на посту наркома до декабря 1944г, когда его сменил И.В.Ковалев, до войны работавший в НКПС, а затем в Наркомате обороны. Он проработал в этой должности до июня 1948 г., был обвинен «в ошибках при расходовании государственных средств, а так же в деле подбора кадров», освобожден от должности «в виду перехода его на другую работу»cdxviii.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.