WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 42 |

В 1948 г. обгоревшие предметы, протез Геббельса, фрагменты челюстей и зубов, по которым проводилась идентификация трупов Гитлера, Евы Браун и четы Геббельсов, из Германии были направлены в Москву, в следственный отдел 2-го Главного управления МГБ СССР, который суммировал все факты, связанные с обстоятельствами смерти главарей рейха. С 1954 г. по распоряжению председателя КГБ при СМ СССР И.А. Серова все эти предметы и материалы хранятся в особом порядке в специальном помещении Центрального архива КГБ СССР (ныне ФСБ России). С 1996 г. материалы ЦА ФСБ России стали доступны широкой общественности.

Документы ЦА ФСБ России, опубликованные в названных сборниках, а также других изданиях, посвященных Великой Отечественной войне, свидетельствуют о том, что наши спецслужбы сумели создать надежную систему контрразведывательного обеспечения операций советских войск, наладить действенные каналы продвижения дезинформации.

Рассекреченные материалы рассказывают об участии органов безопасности, частей и соединений войск НКВД в боевых операциях против вермахта, специальных операциях в Москве, деятельности оперативных групп в тылу противника, охране тыла Действующей армии и обеспечении безопасности промышленных предприятий. Они помогают ответить на многие вопросы о событиях, ранее находившихся под грифом «Совершенно секретно».

i Судоплатов Павел Анатольевич(1907–1996), начальник Особой группы НКВД СССР (05.07.1941– 03.10.1941), начальник 2-го отдела НКВД СССР (03.10.1941–18.01.1942); начальник 4-го Управления НКВД СССР (1942–1943); начальник 4-го Управления НКГБ СССР (1943–1946).

ii См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов.

Т. 2. Кн. 2. М., 2000. С. 183-184.

iii См.: Лубянка в дни битвы за Москву: Материалы органов госбезопасности СССР из Центрального архива ФСБ России. М., 2002. С. 12, 64-67.

iv См.: Известия ЦК КПСС. 1990. № 12. С. 211-212.

v Сталинградская эпопея: Материалы НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ.

М., 2000; Перелистывая документы ЧК. Царицын – Сталинград 1917–1945 гг.: Сб. док. и матер. Волгоград, 1987;

Чекисты в Сталинградской битве: Документы, воспоминания, очерки. Волгоград, 2002.

vi См.: Чекисты в Сталинградской битве… С. 49.

vii См.: Сталинградская эпопея. М., 2000. С. 230.

viii См.: Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сб. документов.

Т. 3. Кн. 2. М., 2003. С. 33.

ix См.: Военно-исторический журнал. 1988. № 8. С. 80.

М.И. Мельтюхов Миф о «превентивной» войне Германии против Советского Союза В 5 часов 30 минут утра (по берлинскому летнему времени) 22 июня 1941 г.

министр иностранных дел Германии И. фон Риббентроп вручил советскому послу В.Г. Деканозову меморандум германского правительства правительству СССР об объявлении войны. В нем утверждалось, что честная и благородная Германия чуть было не стала жертвой подлого обмана со стороны Советского Союза, который не только продолжал свою подрывную работу против Германии и Европы, но и сосредоточил «на германской границе все свои войска в полной боевой готовности.

Таким образом, советское правительство предало и нарушило все договоры и соглашения с Германией. […] Большевистская Москва готова нанести удар с тыла национал-социалистической Германии, ведущей борьбу за свое существование.

Германия не намерена безучастно наблюдать угрозу своей восточной границе.

Поэтому фюрер отдал приказ германским вооруженным силам отразить эту угрозу всеми имеющимися в их распоряжении средствами»x.

Этот документ стал официальным обоснованием тезиса о «превентивной» войне Германии против Советского Союза. Для его доказательства германская пропаганда использовала различные аргументы: наличие советских вооруженных сил в Прибалтике, Белоруссии и на Украине, численность захваченных вермахтом советских военных трофеев, высказывания советских военнопленных о «намерениях» советского правительства и т.п.

В годы «Холодной войны» идея о «превентивной» войне продолжала использоваться в праворадикальной литературе ФРГ для оправдания действий Германии в 1941 г. Причем авторы подобных текстов вновь акцентировали свое внимание на различных аспектах военных приготовлений Советского Союза. В этом плане довольно показательной является работа Э. Хельмдаха, который на основе использования германских разведывательных материалов 1940 — 1941 гг. и послевоенных советских исследований взялся доказать, что развертывание Красной армии против Германии было подчинено агрессивным целям, тогда как развертывание вермахта у советских границ являлось импровизациейxi. Позднее схожие тезисы были сформулированы в работах Й. Хоффманаxii.

С 1993 г. военно-политические проблемы кануна Великой Отечественной войны оказались в центре дискуссии, вызванной публикацией в России книг В.

Сувороваxiii, в которых германское нападение на СССР также представлено «превентивной» войной. Пытаясь обосновать этот тезис, автор много и излишне эмоционально пишет о развитии советских вооруженных сил и начале их развертывания на Западном театре военных действий (ТВД) в мае — июне 1941 г.

Однако на самом деле все эти советские военные приготовления не имеют к вопросу о «превентивной войне» со стороны Германии никакого отношения. Дело в том, что превентивная война — это «военные действия, предпринимаемые для упреждения действий противника, готового к нападению или уже начавшего таковое, путем собственного наступления»xiv, а значит, она возможна только в случае, когда осуществляющая их сторона знает о намерениях противника.

Поэтому для доказательства этого тезиса его сторонникам следовало бы обратиться к германским документам и на их основе показать, что в Берлине ужасно опасались советского нападения. Однако германские документы свидетельствуют, что в Берлине воспринимали СССР лишь как абстрактную потенциальную угрозу, а подготовка «Восточного похода» совершенно не была связана с ощущением «непосредственной опасности, исходящей от Красной армии»xv. Германское командование знало о переброске дополнительных сил в западные округа СССР, но расценивало ее как оборонительную реакцию на обнаруженное развертывание вермахта. Группировка Красной армии оценивалась как оборонительная, и никаких серьезных наступательных действий со стороны Советского Союза летом 1941 г.

не предполагалосьxvi.

Сегодня очевидно, что, принимая решение напасть на СССР, Берлин руководствовался своими собственными стратегическими установками, а не страхом перед скорым советским нападением. Скорее, в данном случае германское руководство стремилось претворить в жизнь сформулированный Гитлером еще в «Майн кампф» основной закон внешней политики Германии: «Никогда не миритесь с существованием двух континентальных держав в Европе! В любой попытке на границах Германии создать вторую военную державу или даже только государство, способное впоследствии стать крупной военной державой, вы должны видеть прямое нападение на Германию. Раз создается такое положение, вы не только имеете право, вы обязаны бороться против него всеми средствами, вплоть до применения оружия. И вы не имеете права успокоиться, пока вам не удастся помешать возникновению такого государства или же пока вам не удастся его уничтожить, если оно успело уже возникнуть»xvii.

Затяжная война на Западе, постепенное усиление английской экономической блокады Европы создавали реальную угрозу экономического краха Германии, поэтому в Берлине было решено завоевать такое «жизненное пространство», чтобы Германия, «устойчивая от блокады, сплоченная территориально и экономически независимая от ввоза стратегического сырья континентально-европейская империя», была бы в состоянии выдержать длительную войну с Англией и СШАxviii. Укоренению идеи «Восточного похода» в германском руководстве способствовало и то, что германская разведка имела чрезвычайно скудные данные о советских вооруженных силах и оценивала Красную армию по результатам боев советско-финляндской войны. В условиях переоценки собственных сил вермахта, столь быстро сокрушившего французскую армию, был сделан вывод о слабости советских вооруженных сил. То есть в Берлине сложилось мнение, что Советский Союз является не только ключевым звеном в стратегии будущей победы в войне с Англией, но и довольно слабым противником, разгром которого позволил бы Германии переломить ход войны в свою пользу.

В результате сторонники тезиса о «превентивной» войне Германии против СССР попадают в глупое положение, пытаясь доказать, что Гитлер решил сорвать советское нападение, о подготовке которого он на деле ничего не знал. Собственно, на этом спор относительно лживой версии о «превентивной» войне Германии против Советского Союза можно считать законченным.

x Родина. 1991. № 5. С.41 — 43; Военно-исторический журнал. 1991. № 6. С.32 — 40.

xi Helmdach E. berfall Der sowjetisch-deutsche Aufmarsch 1941. Neckargemnd. 1976.

xii Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Bd.4. Stuttgart. 1983. S.38 — 97; Hoffmann J. Die Angriffsvorbereitungen der Sowjetunion 1941//Zwei Wege nach Moskau. Vom Hitler-Stalin-Pakt zum «Unternehmen Barbarossa». Mnchen-Zrich. 1991. S.367 — 388; Хоффман Й. Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год//Отечественная история. 1993. № 4. С.19 — 31; Гофман И. Сталинская война на уничтожение: планирование, осуществление, документы. Пер. с нем. М.,2006. С.25 — 93.

xiii Суворов В. Ледокол: Кто начал Вторую мировую войну М.,1992; Суворов В. День-М: Когда началась Вторая мировая война М.,1994; Суворов В. Последняя республика: Почему Советский Союз проиграл Вторую мировую войну М.,1995; Суворов В. Очищение: Зачем Сталин обезглавил свою армию М.,1998; Суворов В. Самоубийство: Зачем Гитлер напал на Советский Союз М.,2000.

xiv Цит. по: Семиряга М.И. Тайны сталинской дипломатии 1939 — 1941 гг. М.,1992. С.283.

xv Фёрстер Ю. Историческое место операции «Барбаросса»//Вторая мировая война. Дискуссии. Основные тенденции. Результаты исследований. Пер. с нем. М.,1996. С.490.

xvi Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып.18. М.,1960. С.134;

Военно-исторический журнал. 1989. № 5. С.30 — 32; Отечественная история. 1993. № 4. С.24 — 25;

Фёрстер Ю. Указ. соч. С.494 — 495.

xvii Гитлер А. Моя борьба. Ашхабад. 1992. С.565.

xviii Рейнгардт К. Поворот под Москвой: Крах гитлеровской стратегии зимой 1941/42 г. Пер. с нем.

М.,1980. С.28; Филиппи А. Припятская проблема. Пер. с нем. М.,1959. С.25 — 56; Вегнер Б. Основные черты стратегии Германии в войне с Советским Союзом//Россия и Германия в годы войны и мира (1941 — 1995). М.,1995. С.99 — 101.

Е.С. Сенявская Фронтовое поколение Великой Отечественной войны как феномен ХХ века* Любая война через непосредственных ее участников, отличающихся совокупностью особых социально-психологических характеристик, влияет на целое поколение современников. И все же понятие «фронтовое поколение» в ХХ веке мы прочно связываем с одной конкретной войной – Великой Отечественной.

Что же такое «фронтовое поколение» Прежде всего, это обозначение нескольких реальных поколений, ядром которых являются определенные демографические кагорты сверстников, наиболее активно вовлеченных в войну, то есть их объединение в «единое целое» происходит по принципу общности судьбы на весьма важном временном отрезке. При этом «только в переломные моменты развития общества возникает понятие Поколение» и миллионы людей осознают себя таковым. «...Поколение – это люди, которые не просто одновременно живут на Земле, а, поглощенные одной идеей, одновременно действуют. Острое ощущение поколения возникает в периоды народных испытаний, – размышлял бывший пехотный разведчик С.Фрейлих. –...Великая Отечественная война разбудила самосознание каждого из нас, это она сделала нас поколением, которое теперь называется военным. Она поставила каждого из нас как личность в новое соотношение с Историей и Народом»xix.

Принадлежность к «фронтовому поколению» определяется в первую очередь таким вполне материальным критерием, как массовое участие в войне военнообязанных определенных возрастных категорий. Причем это участие становится главным фактором становления сознательной личности для военнообязанных младших возрастов, на которых данное событие биографии * Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 08-0100496а.

наложило особый отпечаток в гораздо большей степени, чем на других участников войны, чья личность успела сформироваться в условиях мирного времени.

«Жизненный опыт, добытый годами войны, чем-то очень существенно отличается от всякого другого жизненного опыта, – писал Константин Симонов. – Молодые люди тогда взрослели (я имею в виду духовную сторону этого понятия) за год, за месяц, даже за один бой»xx. С другой стороны, участие в войне должно являться фактором морально-психологического объединения значительного числа людей на основе определенных позитивных ценностей, а сами фронтовики оказывать активное социально-психологическое влияние на целое поколение современников и массовое сознание общества в целом. Наличие всех перечисленных критериев позволяет говорить не просто об участниках войны, а о феномене «фронтового поколения». Но далеко не всякая война его формирует: для этого требуются особые исторические условия.

Так, у нас в стране не было поколения русско-японской войны. Крайне непопулярная в обществе, она стала фактором не объединения, а раскола, породив революцию 1905 г. К тому же это была проигранная война, поражение в которой воспринималось как национальный позор, и общество стремилось поскорее вытеснить ее из своего сознания и исторической памяти.

Во многом иной была Первая мировая война, в ходе которой через фронтовые части были пропущены огромные массы людей и прежде всего молодежи. Но и она не привела в России к формированию фронтового поколения, прежде всего потому, что переросла в войну Гражданскую, расколов и общество в целом, и недавних товарищей по оружию на два смертельно враждебных лагеря, в котором не было и не могло быть места единому мироощущению. Было лишь формирование массовой психологии «человека с ружьем», готовности решать все проблемы самым простым и радикальным способом - силой оружия. Зато в общественном сознании советских людей утвердилось представление о поколении участников Гражданской войны, которое отождествлялось с победителями-«красными». Но это принципиально иной феномен, нежели феномен поколения, сражающегося с внешним врагом.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.