WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |

И.В. Сталин в своих выступлениях не раз повторял, что война на западе Европы крайне важна для большевиков. На это обстоятельство справедливо указал другой современный российский историк – Л.А. Безыменскийccxcix. В своей работе он говорит о том, что существовала вероятность превращения Скандинавии в арену решающего столкновения между Германией и союзниками. Таким образом, вторжение в Финляндию можно расценивать, как попытку сделать Красную Армию одним из постоянно действующих факторов в ситуации в Скандинавии.

Наличие могущественной советской военной группировки, занимающей неопределенно-нейтральную позицию в этом районе, в корне меняло сложившуюся ситуацию. Это явное стремление Сталина не допустить эскалации конфликта на Севере, к чему стремились союзники, и дать свободу действий Германии на Западе.

Л.А. Безыменский в то же время касается ситуации со странным завершением советско-финляндской войны. Л.А. Безымянский считает, что подписание мирного договора между СССР и Финляндией в марте 1940 г. не было для советской стороны окончательным решением проблемы с Финляндией. Осенью 1940 года советский Генштаб подготовил план нового похода в эту странуccc. Л.А.

Безыменский связывает этот план со словами Сталина на совещании по обобщению опыта зимней кампании о “плане большой войны”, который должен был завершится поглощением Финляндии Советским Союзомccci.

Одним из первых, кто в научной среде обратил внимание на проблему изучения советской военно-идеологической концепции как исторического феномена стал В.А. Невежин. Монография В.А. Невежина "Синдром наступательной войны" (1997г.) посвящена исследованию советской пропаганды предвоенного периода. Говоря о характере советской пропаганды в предвоенный период, В.А. Невежин выделяет концепцию “освободительного похода” Красной Армии. «Освободительный поход» - это возврат к идее силовыми методами навязывать революционные изменения в соседних странах – концепции “Мировой революции” первых лет существования советской власти. Детально рассматривается с этой точки зрения Зимняя война 1939-1940 гг. Следует отметить, что в отличие от ряда западных исследователей (Роберт Такер, Иоахим Хоффман), касавшихся понятия "Мировой революции" и рассматривающих "Мировую революцию" как суть советской экспансии, В.А. Невежин показывает, что последняя носила лишь характер идеологического сопровождения и обоснования советской внешней политики. Под высокими лозунгами освобождения угнетенных масс крылись элементарные интересы военной и политической выгодыcccii.

Американский историк Роберт Такер предложил следующую интерпретацию советской внешнеполитической деятельности. Суть сталинской внешней политики 1930-х гг. выражена в стремлении заключить сделку с Германией, которая являлась бы гарантией выживания СССР в условиях враждебного окружения. В период 1930-1933 гг. Сталин фактически признал и даже в скрытой форме способствовал нацистскому перевороту, хотя и осознавал, что это будет означать конец германского коммунизма. Идя на это, Сталин якобы рассчитывал, что пока Гитлер будет разбираться с западными союзниками, Советский Союз успеет, воспользовавшись мирной передышкой, завершить начатое строительство социализма. Такер также говорит о том, что Сталин рассчитывал, что воинственновраждебные антидемократические и антиверсальские взгляды Гитлера спровоцируют напряженность, а возможно, даже новую империалистическую войну на Западе. Советский Союз, по крайней мере, первое время будет оставаться в стороне, а затем сможет воспользоваться плодами территориального приращения.

Сталин уже видел заманчивую перспективу “революционного продвижения” на пограничные с СССР земли. Советско-германский пакт августа 1939 г. Вырос из этих плановccciii. Данная концепция была широко распространена в ФРГ в 19601980-х гг., когда существовала потребность пересмотра итогов войны. Один из видных представителей этого реваншистского направления в Германии Иоахим Хоффман, доктор философии, с 1960 по 1995 гг. занимавший пост научного директора Военно-исторического ведомства во Фрейбурге. В одном из номеров Отечественной истории за 1993 год была опубликована его работа “Подготовка Советского Союза к наступательной войне. 1941 год”ccciv.

Одним из новых направлений в изучении военной проблематики являются исследования в области психологии военных конфликтов. Важной работой с точки зрения исследования идеологического обеспечения советского вторжения в Финляндию является работа Е.С. Сенявской «Психология войны в ХХ веке:

исторический опыт России, посвященная исследованию взаимного восприятия противников и процессу формирования образа врагаcccv.

Война в Финляндии – это один из самых неоднозначных эпизодов новой европейской войны. Идеологическое обеспечение вторжения в Финляндию довольно показательно в том отношении, что демонстрирует, как советское руководство планировало действовать в отношении Финляндии. Активная антифинляндская кампания в советской печати развертывается лишь перед самым началом военных действий. Очевидно, что с самого начала в отношении Финляндии советское руководство намечало развитие отношений, сходное с прибалтийским сценарием. Однако жесткая позиция Финляндии в ходе переговоров толкнула Сталина на использование силы.

Действовать надо было быстро еще по одной причине. Крупнейшие государства Запада были заняты войной друг с другом. Сталин говорил по этому поводу: «…а не поторопились ли наше правительство, наша партия, что объявили войну именно в конце ноября, в начале декабря, нельзя ли было отложить этот вопрос, подождать месяца два - три - четыре, подготовиться и потом ударить Нет.

Партия и правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября, в начале декабря. Все это зависело не только от нас, а скорее всего от международной обстановки. Там на западе три самых больших державы вцепились друг другу в горло, когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы в этот момент ударить.

Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая, то ли воюют, то ли в карты играют».cccvi В тот период не ставилось цели завоевать Финляндию, для этого не было тогда времени, и в существующих на тот период условиях это не имело смысла.

Необходимо было вынудить финское правительство пойти на уступки СССРcccvii.

Действовать следовало быстро, и Сталин пустил в ход Красную Армию.

Внешнеполитический нажим сменился открытой подготовкой к началу боевых действий. В прессе была развернута мощная пропагандистская кампания, целью которой было обеспечить советское вторжение. Закономерным итогом этой кампании стала майнильская провокация и последовавшие за ней заявления советского правительства о сложении с себя обязательств, вытекающих из советско-финляндского договора о ненападении.

Для советского похода в Финляндию, как крупной внешнеполитической акции, необходимо было идеологическое обоснование. Необходимая идеологическая модель должна была включать ряд обязательных положений.

Во-первых, все внешнеполитические действия Советского Союза – это всегда прогрессивные, исторически обусловленные действия.

Во-вторых, любые войны, в которых участвует СССР – это справедливые войны пролетарского государства против стран капиталистического окружения.

Историческая миссия Красной Армии заключается в освобождении других народов из рабства, помощь национально-освободительным движениям. Ввод частей Красной Армии на территорию соседнего государства – это братская помощь народу соседней страны в его борьбе за национальное освобождение и построение социализма. Одновременно с выступлением Красной Армии против власти капиталистов в соседней стране, народ этой страны поднимает восстание. Задача Красной Армии – помочь восставшим в освобождении их страны от буржуазииcccviii.

Проводя в жизнь подобный сценарий в отношении Финляндии, в Москве даже не посчитали нужным советоваться с финскими коммунистами. Их лидеру, проживавшему в Дании, было сделано предложение возглавить национальноосвободительное движение. Последний в резкой форме отказался, заявив, что действия Красной Армии в Финляндии ни что иное, как империалистическая война. Финские коммунисты вообще в этой войне выступили против Красной Армии с оружием в руках. Впрочем, протесты финских коммунистов против освобождения ничего уже не значили. Москве было достаточно самого факта существования финской компартии для обоснования вторжения.

Как только Красная Армия перешла советско-финляндскую границу, в советских газетах появились сообщения о народных восстаниях в разных районах Финляндии. Со ссылкой на радиоперехват было помещено сообщение о сформированном восставшим финским народом Народного правительства, возглавил которое видный финский большевик Куусинен.

Ситуацию с Куусиненом многие исследователи считают крупной ошибкой Сталина. Подписав в марте 1940г. договор с буржуазным финским правительством, Сталин нарушил свои обязательства по отношению к Народному правительству Куусинена, с которым в декабре 1939 года был заключен договор о взаимопомощи.

На упоминавшемся совещании 14 апреля 1940 года Сталин, говоря о планах в отношении Финляндии, упомянул два варианта – либо полная оккупация, с введением советского правления посредством правительства Куусинена, либо сохранение существующего политического режима при условии его лояльности по отношению к Москве. Два варианта, о которых говорит Сталин – это не отдельные и взаимоисключающие планы, это две ступени одного плана покорения Финляндии.

В Дневнике Генерального секретаря Исполкома Коминтерна Г.М.

Димитрова есть запись беседы с И.В. Сталиным от 25 октября 1939 г. Сталин здесь говорит о пактах с Прибалтийскими государствами: «Мы думаем, что в пактах взаимопомощи (Эстония, Латвия, Литва) нашли ту форму, которая позволит нам поставить в орбиту влияния Советского Союза ряд стран»cccix. Как и в случае с Прибалтикой финское буржуазное правительство должно было еще сослужить службу советской политике. Как и в Прибалтике, буржуазное правительство должно оставаться у власти еще какое-то время. За это время его руками заключаются договоры на условиях выгодных СССР. Далее по прибалтийскому сценарию правительство смещается. Сталин: «Мы не будем добиваться их советизирования. Пойдет время, когда они сами это сделают!»cccx В отличие от Прибалтики, где подобные действия прошли без сопротивления со стороны местных властей, в Финляндии пришлось применить силу. Дальше какое-то время события развивались как в Прибалтике. Выдвижение различных претензий, угроза применения силы, развертывание антиправительственных выступлений “прогрессивно настроенных граждан”.

Осенью Генштаб Красной Армии подготовил план нового вторжения в Финляндию. Германское нашествие отменило этот план, но весной 1940 – летом 1941 гг. правительство Куусинена еще рано было списывать со счета.

Действия в Финляндии были тесно взаимосвязаны с другими внешнеполитическими действиями СССР. До окончания войны в Финляндии Сталин был вынужден сохранять у власти “буржуазные” правительства в Эстонии, Латвии и Литве, демонстрируя невмешательство в их внутренние дела. До подписания мирного договора должна была существовать видимость того, что Советскому Союзу от Финляндии нужно лишь разрешение на размещение на ее территории военных баз, а местный политический режим абсолютно безразличен.

Летом 1940 года, после того, как с Финляндией был заключен мирный договор на откровенно кабальных условиях, когда граница Финляндии была перенесена далеко вглубь ее территории, когда не стало оборонительных сооружений на Карельском перешейке, и дорога во внутренние районы Финляндии была открыта, когда в 100 км от Хельсинки на мысе Ханко была размещена советская военная база, Сталин выдвинул прибалтийским правительствам ультиматумы, обвиняя в невыполнении заключенных ранее договоров о взаимопомощи. Сходные претензии были предъявлены и финскому правительству. Признание этого правительства советской стороной ничего не значило. Советское руководство имел в его отношении полную свободу действий – смещал неугодных министров, проводил нужные законы. Логически следующим шагом должны были стать “демократические выборы”, проведенные по требованию СССР, победа на этих выборах левых партий и просьба о вхождении Финляндии в братскую семью советских народов. В случае же, если бы буржуазное финское правительство стало бы чинить демократическим выборам препятствия, в дело вмешались бы советских дивизий.

На совещании для военных в ЦК партии 14 апреля 1940 года Сталин говорил о том, что в отношении Финляндии было два плана. Перед финской буржуазией был поставлен выбор: либо крупные уступки, либо народное правительство Куусинена. В итоге финны были вынуждены согласится на меньшее из зол в выборе между советской финской республикой и превращением в формально независимый сталинский протекторат. Но списал ли Сталин со счета правительство Куусинена По аналогии событий, как они складывались после подписания мира с прибалтийскими, по нарастанию давления на Финляндию в советской прессе, по тому, какие планы разрабатывал Генштаб Красной Армии, можно сказать, что нет – дело шло к новой войне с белофиннами. На этом же совещании Сталин говорил, что задачей войны 1939 года была разведка, проба сил, в заведомо тяжелой борьбе, овладение исходными рубежами для решающего броска.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.