WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 42 |

В архивных материалах советской контрразведки содержатся сведения о борьбе с агентурной и диверсионной деятельностью германских спецслужб в годы войны. Только в ходе битвы под Москвой в зоне боевых действий военные контрразведчики обезвредили свыше 200 агентов и более 50 разведывательнодиверсионных групп противника, чем способствовали провалу немецкой операции «Тайфун».

В Москве были сформированы 38 разведывательно-диверсионных групп общей численностью 166 человек, подготовлены на оседание 78 агентов-одиночек, предназначенных для выполнения специальных заданий НКВД СССР. Для обеспечения их деятельности Особая группа НКВД СССР в сентябре 1941 г.

провела закладку в Измайловском парке Москвы тайников с взрывчатыми веществами и боеприпасамиiii.

8 октября 1941 г. ГКО принял постановление о проведении специальных мероприятий по предприятиям Москвы и Московской области. Необходимо было провести минирование предприятий и наиболее важных объектов. С этой целью была образована комиссия во главе с заместителем наркома внутренних дел И.А. Серовым. 9 октября 1941 г. в ГКО был представлен список из 1 тыс. предприятийiv.

Незабываемым событием стал исторический парад советских войск в Москве 7 ноября 1941 г. Обеспечением безопасности подготовки и проведения парада занимались отечественная контрразведка, подразделения охраны и другие оперативные службы НКВД СССР. Некоторые ранее неизвестные детали проведения парада на Красной площади стали известны благодаря опубликованным документам из ЦА ФСБ России.

Важным и эффективным мероприятием стала маскировка Кремля и центра города. Об этом свидетельствуют сохранившиеся в архивах доклады коменданта Кремля Н.К. Спиридонова руководству страны о разрушениях важнейших объектов столицы в результате бомбардировок. Благодаря принятым мерам по маскировке, за всю войну Москва пострадала гораздо меньше столиц других европейских государств.

Наиболее интересные материалы о работе органов НКВД во время Сталинградского сражения опубликованы в книге «Сталинградская эпопея» и других изданияхv, подготовленных архивистами ФСБ России.

В середине сентября 1942 г. советское командование приняло решение провести контрнаступательную операцию. Разработка плана и подготовка контрнаступления под Сталинградом проходила в обстановке тяжелых оборонительных боев за город, продолжавшихся до 18 ноября 1942 г.

Отечественные органы безопасности внесли свой вклад в разгром фашистских войск под Сталинградом. Они обеспечивали безопасность обороны, а затем и наступления. Выявляли шпионов, предателей, диверсантов, дезертиров и паникеров в зоне боевых действий и в тылу Действующей армии. Контролировали политико-моральное состояние местного населения, его реакцию на отход частей и соединений Красной армии, политически значимые события.

Советским специальным службам и, прежде всего, органам военной контрразведки, в годы Великой Отечественной войны пришлось столкнуться с хорошо подготовленным противником в лице военной разведки вермахта «Абвер», разведывательно-диверсионного органа РСХА «Унтернемен Цеппелин», диверсионно-террористического органа «Ваффен СС Ягдфербанд».

За июль–сентябрь 1942 г. в тыл Сталинградского и Юго-Восточного фронтов германские спецслужбы забросили более 350 агентов и диверсантов. Немецкие оккупационные власти провели около 120 карательных операций против местного населения, партизан и подпольщиков, в результате которых задержали более 10 тыс. советских граждан, часть из которых была расстреляна.

Управление НКВД по Сталинградской области добывало разведывательную информацию о положении фашистских войск в районе Сталинграда, выявляло, предупреждало и пресекало разведывательную и диверсионную деятельность спецслужб и организаций Германии и ее союзников, пресекало преступные действия, как отдельных лиц, так и организованных групп.

За период обороны Сталинграда органы госбезопасности ликвидировали более 200 немецких шпионов и диверсантов-парашютистов, у которых изъяли радиостанции, шифркоды, фиктивные документы, большие суммы советских денег, ампулы с ядом, бактериологические средства для отравления источников питьевой воды.

После освобождения оккупированной территории сотрудники УНКВД по Сталинградской области проводили разведывательный опрос военнопленных для получения информации о минных полях и заминированных противником зданиях.

В результате публикации документов появилась возможность иначе взглянуть на уже известные события, дополнить их новыми историческими фактами, уточнить оценки происходивших событий, показать роль органов НКВД в разгроме фашистских войск под Сталинградом.

Деятельность отечественных органов безопасности в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. долгое время оставалась недостаточно исследованной в связи с закрытостью ведомственных архивов. К числу проблем, вызывающих дискуссии, относится тема заградотрядов.

С начала Великой Отечественной войны для борьбы с дезертирами и паникерами в прифронтовой полосе создавались заградительные отряды, по сути выполнявшие комендантские функции. Они выставляли свои посты на дорогах, железнодорожных узлах и на лесных тропах задерживали военнослужащих, покидавших поле боя, выявляли дезертиров, трусов и паникеров, лиц, подозреваемых в проведении разведывательной и диверсионной деятельности.

Летом 1942 г. произошло резкое обострение обстановки на советскогерманском фронте, что отрицательно повлияло на боеспособность советских войск. В условиях, когда требовалось усилить сопротивление врагу и остановить его продвижение, прекратить дезертирство и паникерство на передовой линии фронта, вышел приказ Наркомата обороны СССР от 28 июля 1942 г. № 227.

В соответствии с этим приказом в общевойсковых армиях было сформировано по 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов численностью до 200 человекvi. В случае паники и беспорядочного отхода частей от них требовалось остановить отступление любой ценой, вплоть до расстрела на месте паникеров и трусов.

Заградительными отрядами Донского фронта были задержаны 36 тыс. 109 человек, арестованы 736 человек, расстреляны 433 человека, направлены в штрафные роты 1 тыс. 56 человек, штрафные батальоны – 33 человека, возвращены в свои части и на пересыльные пункты 32 тыс.

933 человека.

На Сталинградском фронте были задержаны 15 тыс. 649 человек, арестованы 244 человека, расстреляны 278 человек, направлены в штрафные роты 218 человек, штрафные батальоны – 42 человека, возвращены в свои части и на пересыльные пункты 14 тыс. 833 человекаvii.

В условиях напряженных боев, острого недостатка в обученном и подготовленном пополнении, дефицита времени для детального разбирательства в причинах отхода частей и подразделений Красной армии не обошлось без тяжелых ошибок и неправомерных действий со стороны работников следственных аппаратов и командиров заградотрядов. Решения принимались поспешно, подробное разбирательство проводилось не всегда. Имели место необоснованные аресты, необъективное ведение следствия, многочисленные нарушения уголовнопроцессуального законодательстваviii.

Архивные документы дают основание сделать вывод, что заградотряды, выполняя свои прямые задачи, могли открыть огонь над головами беспорядочно бегущих подразделений или расстрелять трусов и паникеров перед строем. Однако никому из исследователей не удалось найти в архивах ни одного документа, который бы подтверждал факт, что заградительные отряды стреляли на поражение по своим войскам.

После разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и победы на Курской дуге в войне наступил коренной перелом. Стратегическая инициатива перешла к Красной армии, и заградительные отряды утратили свое былое значение.

К 20 ноября 1944 г. (в соответствии с приказом НКО СССР от 24 октября 1944 г.

№ 0349) все они были расформированыix.

Документы ЦА ФСБ России, проливающие свет на события Курской битвы, опубликованные в книге «Огненная дуга», до недавнего времени имели гриф «Совершенно секретно».

Приведенные в сборнике материалы дают достаточно полное представление о получении отечественными органами безопасности разведывательных данных о приготовлениях противника к летнему наступлению на Восточном фронте. Такая информация стала поступать ранней весной 1943 г. первоначально в 1 Управление НКГБ СССР и 4 Управление НКВД СССР, а спустя некоторое время и в органы «Смерш». В марте она носила отрывочный характер, но в апреле советской резидентурой в Лондоне были добыты исключительно важные материалы и к концу мая в ГКО гитлеровский план операции «Цитадель» уже не был секретом.

Среди разведывательных донесений, которые поступали из органов государственной безопасности в Генштаб Красной армии, заслуживает внимания спецсообщение 1 Управления НКГБ СССР от 27 мая 1943 г. В нем указывались направления будущих ударов гитлеровских войск на линии фронта «Курск– Белгород–Малоархангельск» и сообщалось о переброске дополнительных войск из Западной Европы на Восточный фронт.

На этапе подготовки к Курской битве органы военной контрразведки проводили комплекс организационных, агентурно-оперативных и предупредительно-профилактических мероприятий. Основное внимание сотрудники «Смерш» сосредоточили на обеспечении сохранности военной тайны в органах управления и штабах, где находились главные секреты, и на перекрытии каналов их утечки к противнику.

В этих целях с помощью агентуры и секретных осведомителей в Генштабе Красной армии, штабах фронтов и армий они осуществляли жесткий оперативный контроль за разработкой и хранением планов предстоящего наступления. В боевых порядках отслеживали скрытность рассредоточения войск, соблюдение мер маскировки, а в необходимых случаях во взаимодействии с Генштабом Красной армии проводили мероприятия по дезинформированию гитлеровского командования.

Наибольшую угрозу накануне боев представляли внедренные в части Красной армии агенты абвера и «Цеппелина», а также заброшенные в тыл разведывательно-диверсионные группы. Именно на этом участке борьбы были сосредоточены основные усилия отечественных органов безопасности. С помощью агентуры и при активной поддержке населения им в большинстве случаев удавалось в короткие сроки выявлять и разоблачать шпионов и диверсантов противника.

Опубликованные в сборнике материалы всесторонне отражают эту непримиримую борьбу советских и немецких спецслужб.

Кульминационный период в борьбе отечественных и гитлеровских спецслужб приходится на июль и август 1943 г. По обе стороны линии фронта сосредоточилось такое огромное количество военной техники и личного состава, что как среди советских, так и немецких солдат и офицеров, не возникало сомнений в скором начале невиданного по своим масштабам и накалу сражении.

Приведенные в сборнике докладные записки, материалы военной цензуры и спецсообщения носят сугубо служебный характер. И, тем не менее, они дают наглядное представление о той исключительно острой и полной драматизма обстановке, что сложилась на передовой.

Наряду с разведывательной и контрразведывательной работой органов безопасности, в сборнике широко представлена их деятельность по дезорганизации тыла противника.

С 9 апреля по 20 мая 1943 г. только силами оперативных групп НКГБ СССР было пущено под откос 20 военных эшелонов с техникой и живой силой, бронепоезд, уничтожено 9 автомашин и 2 склада горючего. Их совместные с партизанами действия серьезно осложнили ситуацию на транспортных магистралях противника.

Несмотря на сухой и лаконичный тон большинства документов: докладных записок, разведдонесений, ориентировок и срочных сообщений по ВЧ-связи, ощущаются колоссальное напряжение и ответственность, которые легли на плечи руководителей и рядовых сотрудников органов безопасности, бойцов и командиров Красной армии в канун и дни решающей битвы Великой Отечественной войны – Курского сражения.

Одним из самых загадочных событий Второй мировой войны, занимавших умы всего человечества на протяжении 2-й половины XX в., стали обстоятельства таинственного исчезновения или смерти Адольфа Гитлера. Весь мир пребывал в неведении, довольствуясь лишь рассказами немногочисленных свидетелей и домыслами журналистов, жаждущих сенсаций. И даже после обнародования подлинных архивных документов и вещественных доказательств смерти Гитлера, некоторые ученые и историки, а вслед за ними и простые обыватели, ставят под сомнение факт его смерти в 1945 году.

В 2000 г. вышла в свет книга, созданная на основе рассекреченных документов ЦА ФСБ России – «Агония и смерть Адольфа Гитлера». В этом издании впервые опубликованы материалы судебно-медицинских экспертиз, протоколы допросов лиц из ближайшего окружения фюрера, материалы секретной операции советских контрразведчиков по розыску Гитлера, Геббельса и других высокопоставленных нацистов, а также фотографии вещественных доказательств смерти фюрера, Евы Браун и четы Геббельсов.

2 мая бункер фюрера был занят советскими войсками, вечером офицеры из контрразведки «Смерш» при осмотре сада имперской канцелярии обнаружили обгоревшие трупы мужчины и женщины. К опознанию трупов были привлечены техник гаража Карл Шнейдер и повар рейхсканцелярии Вильгельм Ланге, которые по внешним признакам признали в них Геббельса и его жену. 3 мая были обнаружены трупы их детей. 5 мая неподалеку от места, где были найдены тела Йозефа и Магды Геббельс, в воронке от бомбы были обнаружены еще два сильно обгоревших трупа, предположительно Гитлера и Браун. Для осмотра места погребения был привлечен солдат из охраны имперской канцелярии – Харри Менгесхаузен, который рассказал все, что ему было известно о смерти и попытках уничтожения трупов Гитлера и его жены.

Советские контрразведчики продолжали поиск документов и новых свидетелей. В зубоврачебном кабинете профессора Блашке при имперской канцелярии они обнаружили записи о лечении зубов и изготовлении зубных протезов для Гитлера, Геббельса, других видных руководителей рейха и членов их семей, установили и привлекли для опознания зубных техников и ассистентов.

Важные показания 10 мая дала помощница профессора Блашке – Кете Гойзерман. Руководители контрразведки предъявили помощнице профессора Блашке сохранившиеся протезы и зубы. Она аргументировано подтвердила их принадлежность Гитлеру и Браун.

Документы, подтверждающие смерть Гитлера, по линии контрразведки «Смерш» и органов НКВД были направлены из Берлина для доклада руководству страны в конце мая 1945 г. 16 июня Л.П. Берия доложил И.В. Сталину и В.В. Молотову об актах опознания останков фюрера, результатах экспертиз и показаниях свидетелей.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.