WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |

Одним из направлений данной работы в советском государстве являлся контроль за возможной утечкой секретных сведений через средства массовой информации и печатные издания, причем данные сведения могли быть как военно - экономического, так и политического характера. Первыми, известными автору шагами (возможно, были более ранние) в этом направлении, были разработка и утверждение декретом СНК РСФСР 13 октября 1921 года, «Перечня сведений, составляющих тайну и не подлежащих распространению». Далее перечни разрабатывались и в 1922, 1923, 1925, 1926 годах. В 1930 – 1940 ые гг.

продолжалась работа по осуществлению контроля и регламентации порядка использования и опубликования партийных документов, особенно высших органов партии. Так, 30 декабря 1934 года на заседании Оргбюро рассматривался вопрос «О порядке опубликования и освещения в печати постановлений Оргбюро и Секретариата», на котором постановили: " Установить, что как опубликование, так и освещение в газетах и журналах постановлений ЦК может производиться только с разрешения в каждом отдельном случае одного из Секретарей ЦК. За нарушение настоящего постановления виновного снимать с работы."4 Обострение международной обстановки, увеличение заинтересованности к военным вопросам в печати, требовало уделять более пристальное внимание военной цензуре. Так, по постановлению Оргбюро ЦК «О военной цензуре» от 19 сентября 1933 года, военная цензура выделяется в самостоятельный орган, - аппарат Уполномоченного СНК СССР по охране военной тайны в печати, непосредственно подчиненный правительству СССР. Группу Главлита РСФСР по военной цензуре выделили в самостоятельный отдел при Уполномоченном СНК СССР. В союзных республиках при начальниках Главлита создавались отделы по военной цензуре, которые также подчинялись Уполномоченному СНК СССР. Не военными, но «служивыми» людьми были и сотрудники других цензурных органов. С 1937 года цензоров газет вводят в партийную номенклатуру. В начале 1940 года укрепляются кадрами низовые органы цензуры. Устанавливалось также, что райкомы не имеют право смещать и переводить уполномоченных Главлита на другую работу без санкции на то ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов ВКП (б).5Перед самой войной, была создана комиссия по разработке правил охраны государственной (военной и экономической) тайны в печати. 30 мая 1941 года на заседании Секретариата ЦК был представлен проект правил. Секретариат поручил Управлению пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) направить и запросить по проекту отзывы наркоматов Обороны, Военно-морского флота, Иностранных дел, Внутренних дел и Государственной безопасности и к 10 июня 1941 года представить проект в Секретариат ЦК с учетом, внесенных поправок.6 Факт разработки данных правил говорил о озабоченности большевиков проблемой защиты государственной и политической тайны в средствах массовой информации перед войной, когда явно ощущалась угроза и перспектива войны.

Одной из самых сложных проблем для руководства партии и страны был контроль за выполнением принимаемых решений, в том числе и по соблюдению режима конспирации и пользования секретными документами. Одним из методов данной работы была организация и проведение проверок со стороны ЦК и органов государственной безопасности. Случаи кражи и утери секретных партийных документов также вынуждали ЦК более серьезно и на постоянной основе проводить мероприятия по обеспечению режима секретности и проверки соблюдения конспирации при работе с документами. С января 1926 года проверки стали носить плановый характер.7 Во второй половине 1930-х годов плановые проверки продолжались.8 По результатам проверок делались определенные организационные выводы. По малозначащим делам до 1930-х годов, виновным выносились довольно мягкие взыскания, ограничиваясь организационными и административными мерами: постановка на вид; прекращение, на определенный срок, высылок секретных документов; выговор; строгий выговор. Редко дело доходило до более строгих мер. Но с 1930 – х годов наблюдается ужесточение санкций; – снятие с занимаемой должности, увольнение с работы, вплоть до передачи дел в прокуратуру и ОГПУ на расследование и привлечение к уголовной ответственности. В середине 1930 –х гг. была введена в действие статья Уголовного кодекса : «Разглашение секретных и не подлежащих оглашению сведений». Так, 31 августа 1935 года Политбюро рассмотрело вопрос «О привлечении к ответственности военного цензора Галгута». Постановление было строгим: «Предать суду военного цензора Галгута за утерю секретного документа, который, таким - то образом, стал известен иностранцам».9 В 1940 -е гг., перед самой Великой Отечественной войной, усилилась работа по проверке соблюдения секретности и расследованию фактов разглашения секретных сведений, в первую очередь по военным делам. Так, 23 февраля 1940 года, на Секретариате ЦК рассматривался вопрос «Об утере совершенно секретных документов в Наркомате военно-морского флота».10Военная прокуратура приняла дело к производству и исполнению. Даже непосредственно перед войной, в некоторых ведомствах наблюдались факты беспечного отношения к секретным сведениям. Иллюстрацией этого может служить, рассмотренный Оргбюро ЦК в декабре 1940 - феврале года, вопрос «О фактах разглашения секретных сведений Московской радиостанцией Наркомрыбпрома», где систематически передавались в незашифрованном виде по азбуке Морзе радиограммы секретного содержания, в которых разглашались планы снабжения рыбной продукцией воинских частей, лагерей ГУЛАГа НКВД, данные о создании государственных резервов и о месте нахождения баз госрезерва.Органы государственной безопасности, будучи одной из структур исполнительной власти, претворяли в жизнь решения, принимаемые на высшем партийно- государственном по вопросам утечки информации и противодействию иностранным разведкам. 5 мая 1921 года по постановлению Малого Совнаркома был создан Специальный отдел при ВЧК (затем ОГПУ). Но он фактически не подчинялся руководству органов безопасности, пользовался автономией и находился в ведении партии. Одной из функций данного подразделения была работа по охране государственных и партийных (политических) тайн от разглашения и утечки, контроль ведения шифровального и секретного делопроизводства в учреждениях и ведомствах. По постановлению Политбюро ЦК от 27.11.36 г. Главное управление государственной безопасности было реорганизовано, а в его новой структуре, [скорее всего из СПЕКО - К. Г. А.] после 1936 года, был создан Специальный (секретно-шифровальный) отдел. Приказом НКВД СССР № 00383 от 28.11.36 г. Главное управление было реорганизовано и на его базе создано 10 отделов. Начальником 9 Специального отдела был назначен Г.

И. Бокий. 3 февраля 1941 года НКВД было разделено на самостоятельные НКВД и НКГБ. В феврале 1941 года дешифровальная секция Спецотдела вошла в состав одного из управлений НКВД. 14 апреля 1941 года был образован знаменитый «СМЕРШ», в составе которого было создано 5-е шифровально-дешифровальное управление. Взаимодействие правящей партии со службами безопасности, в масштабах страны, не позволяли осуществляться крупных утечек информации.

Разведслужбам соперничающих с Советским Союзом государств, по их признанию, было очень трудно работать в нашей стране. К примеру, перед войной:

«Немецкие генералы признавали особо сложные условия для деятельности западных разведок в СССР. По свидетельству Леверкюна, [немецкий генерал- К.Г.А.] Советская Россия еще до начала войны представляла в отношении разведки особо трудную проблему».12. С одной стороны, усиление влияния и власти И. В.

Сталина и обострение международной обстановки в Европе в связи с приходом к власти фашистов в Германии и действия японских милитаристов в Азии, требовали и способствовали ужесточению мер. Естественно, проведение организационных, методических и административных мероприятий давало положительные результаты, но с другой стороны, все -таки, на наш взгляд, не везде и не всегда этому придавалось должное значение.

На сложившуюся международную обстановку ориентировались все страны, разрабатывая свои военно-политические концепции национальной безопасности.

Советский Союз, как и все страны, осознавая опасность войны, в основном, враждебное окружение, был вынужден принимать соответствующие меры противодействия и защиты, в том числе организовывая систему защиты государственной, политической (партийной) тайны. Можно констатировать, что в советское время, особенно в «сталинский период», советское общество было закрытым. В этом были свои минусы и плюсы. С одной стороны это не вписывалось в рамки демократических свобод и давало возможность скрывать негативные моменты, но с другой, - усложняло работу иностранных разведок. В главном, работа по обеспечению режима секретности была направлена на обеспечение внешней безопасности страны. Так, к примеру: « В одной документальной публикации, вышедшей в 1935 году в Париже, немецкие эмигранты назвали имена 2450 нацистских агентов- профессионалов, примерно тысяч агентов непрофессионалов и указали на наличие в разных странах мира нацистских ячеек».13 И это была реальная опасность, приведшая ко Второй Мировой войне. Советское государство также беспокоило сотрудничество разведок против СССР. Так, шефу фашистской немецкой разведки Шеленбергу:«…представлялась…федерация европейских секретных служб».Таким образом, к началу Великой Отечественной войны, в партийных органах сложилась определенная система защиты партийно-государственной тайны, которая, без некоторых недостатков, была вполне надежной. Данная система в целом соответствовала условиям и требованиям внутренней и внешней обстановки. Защита информации в партийных структурах, исходя из специфики партийно – государственного устройства, входила в общую централизованную систему защиты информации в стране в целом, являясь ее составной частью.

Обеспечение секретности (защита информации), как в государственных органах, так и в структурах ВКП (б), не позволило противнику собрать достаточно полную информацию об экономическом, военном и морально - политическом потенциале страны, что в конечном итоге явилось одним из факторов победы нашего государства в Великой Отечественной войне.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 54.

См. Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизм политической власти в 30-е годы. С. 275.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 646. Л.4.

РГАСПИ. Ф.17. Оп. 114, Д. 575. Л. 9.

См. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 29. Л. 135.

См. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 93. Л. 1.

См. РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 113. Д. 163. Л. 24.

См. РГАСПИ. Ф.17. Оп. 3. Д. 970. Л. 4.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 970. Л. 28.

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 116. Д. 64. Л. 66.

1 РГАСПИ. Ф.17. Оп. 116. Д. 67. Л. 70-71.

1 В. А. Волков. Тайное становится явным. Деятельность дипломатии и разведки западных держав в годы Второй Мировой войны. Л. 120.

1 Мадер Ю. Тайное становится явным. Л. 33.

1 Цит. Мадер Ю. Тайное становится явным. Л. 30.

И.О. Колдомасов Военные миссии государств антигитлеровской коалиции в воспоминаниях очевидцев: проблема результативности.

Деятельность военных миссий СССР, США и Великобритании в военные годы является одним из неоднозначных вопросов в истории существования антигитлеровской коалиции. Как известно, обмен военными миссиями СССР и Великобритании состоялся после нападения Германии на Советский Союз – делегация генерала Н. Месон-Макфарлана прибыла в Москву уже 27 июня 1941г., а ответная военная миссия генерал-лейтенанта Ф.И. Голикова вылетела в Англию июля 1941г. Главной задачей британцев считалась передача советским военачальникам опыта, накопленного за годы войны с Германией, а также сбор информации о положении на Восточном фронте. Несмотря на то, что руководитель миссии «даже в самые трудные для СССР дни был убежден, что русские, во всяком случае, исполнены решимости вести очень затяжную войну и что даже потеря Москвы … не означала бы конца»clxxix, ее работа была фактически заблокирована – «миссия была почти полностью отстранена от политических вопросов и оценки потребностей СССР в войне»clxxx. Обоснование позиции советского правительства включало неразглашение важных военных сведений (англичан подозревали в шпионаже) и незаинтересованность вести диалог с лицами без определенных полномочий.

Кандидатура Ф.И.Голикова в качестве руководителя советской миссии была выбрана по личному указанию И.В. Сталина, хотя генерал никогда ранее не бывал за границей и не говорил на иностранных языках. Задачи, поставленные перед Голиковым и его подчиненными, сводились к решениям вопросов о начале поставок вооружения и стратегических материалов и согласованию проблемы открытия второго фронтаclxxxi. В решении обеих задач миссия не преуспела: за неделю, проведенную в Лондоне, советские военные не смогли решить ни один вопрос с практической точки зрения, а многие принимавшие их лица были негативно настроены по отношению к новым союзникам. Например, встреча с военным министром Г. Моргенсоном прошла «в стоячку», поскольку, как вспоминал заместитель руководителя миссии контр-адмирал Н.М. Харламов, «руки Моргенсон никому не подал. Сесть не предложил …. Слушал … рассеянно. А когда заговорил сам, то мы поняли, что имеем дело с ярым противником сотрудничества …. Он вообще не видел смысла в англо-советском военном союзе»clxxxii. С премьер-министром У.Черчиллем Голикову встретиться не удалось, министр иностранных дел А. Идеен принял его «тепло и радушно», но «… от прямых ответов уклонился, сославшись на некомпетентность и посоветовав clxxxiii обсудить вопрос с руководителями военных ведомств». Последние, как показалось Голикову, действовали по заранее намеченному плану, связанному с позицией США, и не собирались вносить в него коррективы clxxxiv. Неудивительно, что Голиков был отозван в Москву, где после новых указаний Сталина транзитом через Британские острова отправился в США в прежнем качестве руководителя военной миссии.

Американская часть миссии генерала имела двойственный результат: с одной стороны, обсуждение вопросов военно-экономической помощи СССР было вынесено на самый высокий уровень (прием у президента), где приходилось оперировать конкретными датами и цифрами, с другой – обнаружились те же антисоветские тенденции, что и в Англии, а также нежелание американских чиновников действовать быстро. Американские функционеры ссылались, что не могли помочь Советскому Союзу определенными видами вооружений и материалов, потому что должны поставить их в Англию, а англо-советские отношения по решению данной проблемы находятся вне их компетенции.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 | 17 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.