WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |

Глава 2. Появление и развитие иргизского старообрядческого центра до введения единоверия § 1. Указ 1762 г. о переселении старообрядцев и основание иргизских скитов По единодушному мнению историков раскола92 Саратовский край стал прибежищем для старообрядцев уже во второй половине XVII столетия, однако массовое поселение старообрядцев в этих местах началось в середине века XVIII. Прежде всего, это было связано с разрешением староверам занимать пустующие земли по рекам Большому и Малому Иргизу. С середины XVIII века здесь образуются знаменитые иргизские раскольничьи монастыри.

После поражения раскола в Соловецком противостоянии (1669– 1676 гг.) северные староверы расселились по всей стране, а также перешли границу, основав в Польше в районе реки Ветки (владения пана Халецкого) крупнейший центр старообрядчества93. С 1735 г.

ветковские старообрядцы начинают испытывать постоянные притеснения со стороны гражданских властей, что закончилось полным разгромом монастырей в 1764 г. Поэтому неудивительно желание староверов вновь найти себе безопасное пристанище. Таким местом для притесняемых раскольников могли стать пустынные земли по берегам Иргиза. Место было выбрано не случайно. Первым исследователем, доказавшим, что саратовское Заволжье отчасти заселялось староверами еще с начала XVIII века, был член СУАК А.А. Гераклитов, нашедший подтверждение тому в ревизских сказках третьей ревизии94, в которых, между прочим, содержались переписи беглых, составленные в конце 1763 г. коллежским асессором Лихаревым и симбирским воеводским товарищем князем Мещерским. В них указывалось, что еще в начале XVIII века на Иргизе собралось достаточное количество беглых крестьян, среди которых были также старообрядческие священники. В последующем сенатском указе о поселении раскольников на территории России прямо говорится «о более тысячи Российских подданных»95, уже поселившихся на территории тогда еще Оренбургского Заволжья. В донесениях 1724-1727 гг. говорится о пойманных в окрестностях Иргиза 243 беглых раскольниках из См.: Воробьев М. Указ. соч.; Соколов Н.С. Указ. соч.; Перетяткович Г.И. Поволжье в XVII и в начале XVIII века. Одесса. 1882. Т. 2.

См.: Филарет, архиеп. История Русской церкви. Изд. Сретенского монастыря, 2001. С. 634-635.

См.: Гераклитов А.А. История Саратовского края в XVI-XVIII веках. С. 335.

Полное собрание законов Российской Империи, с 1649 года. Типография II Отделения Собственной Е.И.В.

Канцелярии, 1830. Т. XVI: С 28 июня 1762 по 1765. С. 132.

живущих здесь скитников и крестьян96.

Обжитые земли Иргиза, богатые рыбными и пашенными угодьями, находящиеся вдали от начальственного надзора, конечно, манили ветковских староверов. Однако инициатива переселения пришла с самого Поволжья. По воспоминанию известного поэта и государственного деятеля Гавриила Романовича Державина автором проекта поселения беглых староверов на Иргизе был крестьянин села Малыковки (ныне г. Вольск) Иван Серебряков97. Державин познакомился с Серебряковым в Москве у своего знакомого саратовского помещика Максимова. Последний избавил Серебрякова от заключения в Московском остроге, соблазнившись обещанными кладами, якобы зарытыми в Польше сокамерником Серебрякова неким запорожским казаком Черняем. Кстати сказать, после начала Пугачевского восстания безвестный казак рассматривался властями как предводитель поволжской вольницы. Таким образом, имевший уже некоторые связи с польскими раскольниками, Серебряков указал правительству на иргизские земли, как наиболее подходящее место для средоточия русских людей, вынужденных покинуть свое Отечество.

Настойчивость, а главное точность в указании места и времени предоставления проекта перед окончательным разгромом Ветки, заставляют согласиться с мнением, что Серебряков поддерживал связь и с польскими староверами, и с беглыми в самом Заволжье и действовал в соответствии с их интересами98.

Имя Серебрякова в исследовательской литературе появляется не часто, однако именно при его участии беглым старообрядцам было позволено вернуться на Родину. На проект первоначально обратил внимание император Петр III, отправивший указ на рассмотрение в Сенат. Ответ не успел прийти из-за случившегося 28 июня 1762 г.

переворота. Однако император, более лютеранин, нежели православный, довольно широких взглядов на религиозные вопросы, успел приготовить проект указа, по которому староверам отменялось всякое притеснение, им разрешалось вернуться на постоянное поселение в Отечестве, носить бороды и отправлять свои службы по дониконовским книгам.

Вошедшая на престол императрица Екатерина II начала с колонизаторской политики привлечения в Поволжье разного люда, имевшего желание поселиться в России. 14 октября 1762 г. вышел известный манифест «просвещенной царицы», по которому «как Нам Сборник статистических сведений по Самарской губернии. Т. 6 (Николаевский уезд). Самара, 1889. С. 8-9.

Державин Г.Р. Указ. соч. С. 415.

Воробьев М. Указ. соч. С. 15.

многие иностранные, равным образом и отлучившиеся из России Наши подданные, бьют челом, чтоб Мы им позволили в Империи Нашей поселиться: то Мы Всемилостивейше сим объявляем, что не только иностранных разных наций, кроме Жидов, благосклонное с Нашею обыкновенную Императорскую Милостию, на поселение в Россию приемлем, и наиторжественнейшим образом утверждаем, что им хотяб по законам и следовало учинить наказание, но однакож все их до сего преступления прощаем, надеясь, что они возчуствовав к ним сии Наши оказываемые Матерния щедроты, потщатся, поселясь в России, пожить спокойно и в благоденствии, в пользу свою и всего общества»99.

До 1766 г. на Волге образовалось 104 иностранных колонии100. В 1763 г. для разработки солевых месторождений о. Эльтон сюда приглашались малоросские чумаки. Наконец, 14 декабря 1762 г. вышел Сенатский указ, разъясняющий повеление императрицы относительно раскольников, пожелавших вернуться в свое Отечество. Указ был направлен исключительно к староверам, о чем прямо указывалось: «До сего бежавшими из своего отечества в Польше и в других за границею местах не малое число находится раскольников, которые, не имея понятие о силе законов, страшась притеснения или истязания, опасаются выходить; и по тому имея с Святейшим Правительствующим Синодом конференцию, за благо определил, сим Ея Императорскаго Величества указом, всем живущим за границею Российским раскольникам объявить, что им позволяется выходить и селиться особливыми слободами, не только в Сибири на Барабинской степи и других порожних отдаленных местах, но и в Воронежской, Белогородской и Казанской Губерниях, на порожних же и выгодных землях, где полезнее быть может, и жить им и детям их»101.

Среди мест, отведенных под поселение, возле Саратова вернувшимся старообрядцам передавалось более 70 тысяч десятин плодороднейшей земли с различными угодьями. Здесь же впервые прозвучало и название Иргиза: «В Оренбургской Губернии по реке Сакмаре, в сорока верстах от Оренбурга, и вниз реки Самары от онаго ж в трехстах верстах до реки Канели, да ниже города Самары по реке Волге до устья речки Иргиза, и вверх по реке Иргизу, к поселению на несколько тысяч семей, весьма плодородные и выгодные земли имеются, на которых при устье большаго Иргиза и по другим речкам более тысячи человек Российских подданных уже и поселилось»102.

Полное собрание законов Российской Империи. С. 126-127.

См.: Гераклитов А..А. История Саратовского края в XVI-XVIII веках. С. 374.

Полное собрание законов Российской Империи. С. 130.

Полное собрание законов Российской Империи. С. 132.

Пограничному контролю запрещалось чинить какие-либо препятствия приходящим беглецам, их надлежало с новыми паспортами препровождать в Астраханскую губернскую или Саратовскую воеводную канцелярию, где с них брали подписку о несовращении в раскол и выдавали Открытый лист следующего содержания: «Указ Е. И. В. Самодержицы Всероссийской из Саратовской Воеводской канцелярии господам команду имеющим, до кого сей касаться будет. Дан сей отверстый указ вышедшим из Польши разных чинов людям, а именно (далее следует перечень имен) для того, что они желают поселиться в Астраханской губернии на дикопроезжих местах против села Малыковки при реке Большом Иргизе… В силу именных Е. И. В. Указов господам командующим показанным из-за границы раскольникам… при поселении при реке Большом Иргизе против села Малыковки с женами и детьми никаких приметов и утеснений не чинить»103. В самой Малыковке, к которой в административном отношении принадлежал Иргиз, староверов платежом зачисляли в дворцовые крестьяне и выдавали билет на заселение участка земли. Серебряков, получивший за свои заслуги в деле переселения старообрядцев место чиновника в Малыковской конторе, зачислял здесь не только пришедших староверов, но и за немалую мзду разный беглый люд, за что и поплатился несколькими месяцами острога.

Указ 14 декабря 1762 г. остался в литературе не более чем очередным этапом заселения Поволжья. Однако представляется, что именно он послужил основным источником для колонизации Саратовского края в XVIII веке. Так, за три года сюда пришло 6 с половиной тысяч семей иностранных колонистов104, тогда как только в 1763 г. с Ветки на Иргиз отправилось, по переписи генерала Маслова, около 20 тысяч105. Сюда следует прибавить непрерывный поток беглого населения, находившего в раскольничьей среде безопасное жительство.

В окрестностях образовалось несколько старообрядческих селений:

Криволучье, Балаково, Каменка и Мечетное (ныне г. Пугачев); и пять монастырей – три мужских и два женских.

Несмотря на то, что в краеведческой литературе сохраняется утверждение о том, что, по крайней мере, три мужских монастыря были образованы в 1762 г., сразу после выхода Указа императрицы, однако еще в 1805 г. саратовский губернатор Петр Ульянович Беляков (18021808 гг.), задумавший составить историческое и статистическое Гераклитов А.А. История Саратовского края в XVI-XVIII веках. С. 368.

См.: Гераклитов А.А. История Саратовского края в XVI-XVIII веках. С. 374.

См.: Филарет, архиеп. Указ. соч. С. 784.

описание вверенной ему губернии и тщетно собиравший сведения через земских исправников106, вполне обоснованно предположил в четвертом по счету письме вольскому исправнику Безобразову о «предоставлении ему сведений об иргизских монастырях», что «с 1762 г. начало монастырей, ныне существующих, совсем несовместно ни с правдою, ни с рассудком. Манифест о выходе из заграницы вообще всех иностранцев, кроме жидов, и позволении бежавшим из России возвратиться, издан 1762 декабря 4, а о выходе из заграницы и раскольникам особенно состоялся 14 числа. Привилегии им особенных, кроме прощения в вине побегов, непринуждении брить бороды и носить указное платье, дано не было; но повелено им на назначенных местах селиться наравне с прочими, живущими в России раскольниками селениями, с запискою в подушный двойной оклад.

Следственно не могло быть ни выхода из Польши в 1762 году на Иргиз раскольников, ни заведения с того года монастырей; как в вашем описании сказано»107. Действительно, трудно представить, что за несколько декабрьских недель из Польши на чрезвычайно удаленный тогда Иргиз смогли добраться старообрядческие иноки и основать здесь монастыри.

Однако далее в письме пытливый губернатор предлагает свою версию основания обителей, причем переносит время их основания на середину 70-х годов, обосновывая это тем, что «вышедшие из Польши раскольники, но отнюдь не в не монашеском платье коего долгое время в России явно носить не дерзали»108, то есть обычные миряне гораздо позже, видимо из-за старости лет стали постепенно создавать монашеские поселения. Косвенно это подтверждается отсутствием Иргизских обителей в списке раскольников по губернии, плативших двойной оклад по делам Симбирской провинциальной канцелярии в 1778 г.При согласии с невозможностью основать или даже наполнить существовавшие в 1762 г. монастыри следует указать, что при переселении староверов, покинувших Отечество до издания екатерининского указа, обратно в Россию им предоставлялась «от всяких податей и работ льгота на шесть лет»110. Но и с учетом данного положения указа основание первых монастырей должно было состояться не ранее 1763 г., тогда как практически все авторы, а также См.: Духовников Ф. Губернатор П.У. Беляков (1802-1807 гг.) // Труды СУАК. 1894. Т. IV. Вып. III. С. 5-8.

ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1597. Л. 1 об.

Там же. Л. 2.

См.: Там же.

Полное собрание законов Российской Империи. С. 130.

сами насельники обителей уже в 30-х годах XIX столетия называли гораздо ранние даты.

Всего было образовано три мужских и два женских монастыря.

Пахомиев-Филаретов скит (позднее Средне-Никольский монастырь напротив слободы Мечетной – нынешний г. Пугачев) по Добротворскому111 (а вслед за ним и Попову112) был образован в 1764 г.

Настоятель монастыря Корнилий в отчете на имя вольского земского исправника рапортовал в июне 1833 г., что основатели скита иноки Пахомий и Филарет явились из Польши с 16 товарищами после указа Екатерины II и «избрали себе жилищем теперешнее наше пребывание и назвали оное Пахомиевым скитом, начально выстроив себе в 1790 году с дозволения начальства холодную церковь во имя чудотворца Николая…»113. Таким образом, можно предположить, что основание скита было действительно довольно поздним, иначе приходится признать, что около 30 лет монахи пребывали без церкви, тогда как в соседнем Верхне-Спасопреображенском монастыре часовня появилась еще в 1764 г., алтарь же к ней был пристроен в 1780 г.Исаакиев скит (Верхне-Спасопреображенский монастырь) по данным Добротвосркого основан в 1762 г. (с чем соглашается и Соколов115). Настоятель обители Силуан в 1833 г. свидетельствует о том, что основал скит также вышедший из-за польской границы иеромонах Исаакий, приведший с собой 11 монахов и 14 бельцев116. Точно известно, что первая часовня здесь была построена в 1764 г., каковая дата представляется более вероятной и для основания самого монастыря.

О времени основания третьего мужского скита – Авраамиева (Нижне-Воскресенский) совершенно нет никаких документальных сведений, а все без исключения исследователи сходятся на дате издания Екатерининского указа. Устроителем обители в 32 км от села Балаково явился также пришедший из Польши инок Авраамий с товарищами.

Нет никакой определенности и в вопросе основания женских скитов. Так, Соколов утверждает, что инокиня Маргарита («города Симбирска 2-й гильдии купца Матвея Ильина дочь»117) устроила свою См.: Добротворский И.М. Исторические сведения об Иргизских мнимостарообрядческих монастырях до обращения их в единоверие. С. 384.

См.: Попов Н. Сборник для истории старообрядчества. М., 1866. С. 51.

ГАСО. Ф. 1. Оп. 1. Д. 106. Л. 97 об.

См.: Там же. Л. 76-76 об.

См.: Соколов Н.С. Указ. соч. С. 37.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.