WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |

По мнению исследователей антистарообрядческая политика Николая I охватывала 1826–1855 гг.299 В продолжение всего этого периода производилось закрытие старообрядческих общин, передача староверческих храмов и монастырей в единоверие. Среди самих старообрядцев подобная практика получила остро негативную оценку (например, в отношении закрытия храмов на Урале): «Закрытие и передача единоверцам часовен в Нижне-Тагильском заводском округе были проявлениями репрессионной политики, нацеленной на искоренение старообрядчества. Вплоть до смерти Николая I давление правительственного пресса на уральских староверов лишь возрастало»300. Однако, если приведение в единоверие старообрядческих монастырей Ветки и Стародубья проходило См.: ПФГАСО. Ф. 20. Оп. 1. Д. 200. Л. 3.

Добротворский И.М. Обращение иргизских старообрядческих монастырей к единоверию С. 258.

См.: ГАСО. Ф. 407. Оп. 2. Д. 1774. Л. 49.

Соколов Н.С. Указ. соч. С. 429.

См.: Водолазко В.Н. Старообрядчество в царствовании Николая I (по материалам «Собрания постановлений по части раскола» 1858 г.) // Старообрядчество. История. Культура. Современность. Материалы IV научнопрактической конференции. М., 1998. С. 33.

Шкерин В.А. Закрытие старообрядческих часовен в Нижне-Тагильском заводском округе в 30–40-е годы XIX века // Религия и церковь в Сибири. Тюмень, 1995. Вып. 8. С. 100-101.

сравнительно мирно, то особенностью закрытия Иргизских обителей стали довольно жесткие военные меры, предпринятые по инициативе епископа Иакова и осуществленные губернатором Степановым. Нельзя отчасти не согласиться с тем, что уничтожение Иргиза «привело к запустению разработанных ранее и возделанных ранее земель…, разрушению архитетурно-художественных комплексов старообрядческих поселений…»301. Однако при этом нельзя не учитывать, что с уничтожением Иргизского староверческого центра в Саратовской губернии исчез также и центр средоточия беглого населения со всей России, постоянной угрозы социальных потрясений в крае, что было особенно важно перед отменой крепостного права 1861 г.

Кочергина М.В. Политика уничтожения старообрядческих духовных центров юго-запада России в середине XIX в. // Отечественная культура и историческая мысль XVIII-XIX веков: Сб. ст. и мат. Вып. 3. Брянск, 2004. С.

51.

Заключение К середине XIX в. закончилась история Иргиза как Всероссийского центра старообрядчества, однако последний крупный успех иргизской братии позволил расколу быть может дожить до наших дней. По свидетельству самих староверов, именно иргизские монахи, в частности секретарь Верхне-Спасопреображенского монастыря Аффоний Кочуев и игумен Силуан на всестарообрядческом Соборе 1831 г. настояли на приискании себе архиерея из заграницы302. Таким архиереем в 1846 г. стал оставшийся без кафедры Боснийский митрополит Амвросий, благодаря которому старообрядчество белокриницкого толка обрело всю полноту иерархии.

С самого начала своего существования Иргиз, как средоточие раскола в крае, являлся отражением государственной политики по отношению к старообрядчеству в России, которая на протяжении от Петра III до Николая I развивалась в тенденции ужесточения.

«По большей части…отвращение от религии»303 Петра III позволило ему подготовить указ о различных свободах староверам, по которым предполагалось заселить возвращавшимися старообрядцами саратовское Заволжье. Иргиз впервые возник среди колонизаторских планов правительства.

Рационалистическое по своему характеру правление императрицы Екатерины II послужило началом колонизаторскому освоению Заволжья и одновременно Иргизским староверческим монастырям, когда по указу 1862 г. в основном из-за польской границы на Иргиз стали приходить старообрядцы крестьяне и монахи. Представляется, что указ императрицы явился самым большим благом для староверов в церковной политике дореволюционной России после свободы вероисповедания 1906 г. И снова Иргиз явился одним из ключевых мест в замыслах власти.

Возвращение старообрядцев именно на Иргиз, по всей видимости, инициировано самими поволжскими раскольниками через И. Серебрякова. Однако малонаселенность местности также сыграла немаловажную роль.

Всемерная помощь императора Павла позволило Иргизу стать всероссийским центром раскола. Монополия Иргиза на исправу священников для староверов всего государства, которую добился Сергий Юршев на Московском Соборе «перемазовщины» См.: К портрету священника о. Иоанна Ястребова // Старообрядческий церковный календарь. 1911-1912. С.

54-55.

Записки императрицы Екатерины II. М., 1990. С. 5.

1779–1780 гг., определила славу обителей по всей России. Иргиз в это время стал крупной экономической силой Саратовского края, что официально закрепилось в отмене рекрутского набора среди иргизской братии, а также передаче земель в беспрекословное пользование.

Хозяйство обителей в виде пашен, сенокосов, рыбных угодий, мельниц и т.д. являлось лишь внешним проявлением экономического благополучия Иргиза. Более всего средств поступало из богатых подношений, потеря которых являлась одной из причин неприятия единоверия: «Если они обратятся к единоверию, то лишатся приношений и подаяний от усердствующих, а без таких даров им нечем будет существовать»304. При этом огромная роль отводилась прибыли от «торговли» беглыми священниками, которых только на Иргизе могли принимать в раскол.

Закат монашества на Иргизе, начавшийся еще при императоре Александре, завершился полным исчезновением при жестком к расколу правительстве Николая I. В это время Иргиз занимал правительство, как губернское, так и российское, более чем когда-либо. В зависимости от развития старообрядчества в крае назначались и снимались губернаторы, а саратовские архиереи пользовались едва ли не большей властью, нежели светское руководство.

Начиная со второй четверти XIX в. саратовское губернское начальство в соответствии с общегосударственным курсом антистарообрядческой политики начало активную борьбу с расколом.

Однако, в Саратовской губернии репрессивные меры сочетались с миссионерским служением представителей официальной церкви, начало которому было положено в 1833 г. Причем как деятельность саратовской православной миссии, так и существование Саратовского Комитета по борьбе с расколом и сектантством вполне вписываются в практику государственной политики по отношению к старообрядчеству и в других губерниях.

Самое уничтожение Иргиза вполне соотносится и по характеру действия, и по временным реалиям с уничтожением подобных центров староверия на Ветке, в Керженце, на Урале. Однако, видимо, нигде более действия губернского руководства не принимали такой ожесточенный характер, как на Иргизе. Единственным аналогичным действием властей было взятие военными силами Соловецкого монастыря в 1676 г. Также как и в отношении северной обители для приведения Иргиза в единоверие были применены войска, а впоследствии, также устроена тюрьма для религиозных Исторический очерк единоверия. СПб., 1876. С. 141.

преступников305.

Интересно отметить образование особого типа народного творчества – «плача» по уничтожаемым старообрядческим духовным центрам, причем появление их следует не только после закрытия Иргиза, но и, например, Керженецких обителей306.

История Иргизских монастырей не укладывается лишь в рамки истории Саратовского края, хотя и неразрывно с ней связана. Она охватывает гораздо более широкий спектр проблем, начиная с народных возмущений, образования Саратовской епархии, сменой губернского руководства, и заканчивая оформлением старообрядчества в самостоятельную православную Церковь. Исторические коллизии существования Иргизских монастырей отражают изменения, происходившие в государственной религиозной политике. В свою очередь, Иргиз во многом определил историческое развитие Саратовской губернии в XIX в.

ПФГАСО. Ф. 21. Оп. 1. Д. 15.

Стих о разорении скитов // Русская старина. 1878. Т. XIII. Кн. 6. С. 342-344.

Список использованных источников и литературы I. Источники 1. Неопубликованные Государственный архив Саратовской области.

Фонд 1. Канцелярия Саратовского губернатора.

Оп. 1. Д. 43, 49, 106, 132, 136, 147, 159, 161, 181, 187, 188, 195, 281, 302, 343.

Фонд 135. Саратовская Духовная Консистория.

Оп. 1. Д. 22, 54, 60, 61, 172, 176, 177, 191, 342.

Фонд 407. Саратовская ученая архивная комиссия.

Оп. 1. Д. 3229.

Оп. 2. Д. 783, 953, 961, 1424 а, 1589, 1597, 1617, 1774, 1832, 1833, 1890, 2275.

Фонд 849. Вольское Духовное правление.

Оп. 1. Д. 159.

Фонд 1281. Документальные материалы по ликвидации дел СГЖУ при Саратовском Губернском общественном комитете.

Оп. 1. Д. 8.

Вольский филиал Государственного архива Саратовской области.

Фонд ОДФ-1. Вольская городская Управа Саратовского губернского правления.

Оп. 1. Д. 1.

Пугачевский филиал Государственного архива Саратовской области.

Фонд 20. Нижне-Воскресенский мужской с. Криволучья Николаевского уезда монастырь.

Оп. 1. Д. 1, 91, 111, 200.

Фонд 21. Спасо-Преображенский мужской с. Пузановки Николаевского уезда монастырь.

Оп. 1. Д. 15, 36.

Государственный архив Самарской области.

Фонд 558-Р. Общество краеведения и этнологии Самарского края.

Оп. 1. Д. 44, 255.

Пугачевский краеведческий музей. Научный архив.

Архангельский Н.А. Из истории Иргизских старообрядческих монастырей. Рукопись. Самара, 1919-1920. (№ 2).

Архангельский Н.А. О сопротивлении старообрядцев при обращении Средне-Никольского монастыря в единоверческий.

Рукопись. Самара, 1919. (№ 4).

Тихомиров М.Н. Доклад о поездке в Иргизские монастыри с 31 мая по 17 июня 1919 г. Рукопись.

Чернышевский Г. Историческое описание обращения СреднеНикольского, что на Иргизе, раскольнического монастыря в Единоверческий. Рукопись. (№ 6).

Вольский краеведческий музей. Научный архив.

Шмуккер М.М. Расправа самодержавия с расколом в Вольске и на Иргизе. Рукопись. (Ф. 4. Д. 540).

2. Опубликованные Архангельский Н.А. К истории единоверия в Николаевском уезде Самарской губернии (Самарская областная научная библиотека. № КА87).

Архив В.А. Гольцева. М., 1914. Т. 1.

Венчание с Россией. Переписка великого князя Александра Николаевича с императором Николаем I. 1837 год / Сост. Л.Г. Захарова, Л.И. Тютюнник. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.

Державин Г. Р. Записки из известных всем происшествиев и подлинных дел, заключающих в себе жизнь Гавриила Романовича Державина. СПб., 1859.

Записки императрицы Екатерины II. М., 1990.

Рассказ очевидца о действиях преосвященного Иакова по обращению раскольников Саратовской губернии с 1832 по 1839 г.

СПб., 1862.

Рыков Ю.Д. Новонайденная повесть о разорении Иргизского Средне-Никольского монастыря в 1837 г. // Старообрядчество в России (XVII–XX вв.). М., 1999.

Степанов П.А. Взятие у старообрядцев Иргизского монастыря в 1836 г. // Русская старина, 1879. Т. XXIV. Кн. 3.

Стих о разорении скитов // Русская старина. 1878. Т. XIII. Кн. 6.

Правила Саратовской Духовной Консистории, на которых учрежден Нижне-Воскресенский классный единоверческий монастырь // Саратовские епархиальные ведомости. 1882. № 33.

II. Монографии и статьи Автономов А.С. Дипломатическая деятельность русской православной Миссии в Пекине в XVIII–XIX вв. // Вопросы истории, 2005. № 7.

Васильевский М. Государственная система отношений к старообрядческому расколу в царствование Николая I. Казань, 1914.

Водолазко В.Н. Старообрядчество в царствовании Николая I (по материалам «Собрания постановлений по части раскола» 1858 г.) // Старообрядчество. История. Культура. Современность. Материалы IV научно-практической конференции. М., 1998.

Воробьев М. Православное краеведение. Очерки церковной истории Вольска и Саратовского края. М., 2002.

Гераклитов А.А. История Саратовского края в XVI–XVIII веках.

Саратов, 1923.

Гераклитов А.А. Обзор «Пугачевских» дел из Астраханского губернского архива // Труды СУАК, 1913. Вып. Горбунов Ю. Художественная культура староверов // «Одесса».

1998 г. № 3.

Дворкин А. Иван Грозный как религиозный тип. Статьи и материалы. Нижний Новгород, 2005.

Дзюбенко М.А. О древлеправославном миссионерстве // Старообрядчество: история, культура, современность. М., 2005. Т. II.

Дионисиев Д. Движения в расколе // Отечественные записки. 1874.

№ 11.

Добротворский И.М. Исторические сведения об Иргизских мнимостарообрядческих монастырях до обращения их к единоверию // Православный собеседник, 1857. Кн. 2.

Добротворский И.М. Обращение иргизских старообрядческих монастырей к единоверию // Православный собеседник, 1858.

Дубакин Д. Иргизские раскольнические монастыри. Самара, 1882.

Дубакин Д. Обращение Иргизских раскольничьих монастырей в единоверие // Самарские епархиальные ведомости, 1882–1883, № 1, 2, 5–14, 19.

Дубровин Н.Ф. Пугачев и его сообщники. М., 1884.

Духовников Ф. Губернатор П. У. Беляков (1802–1807 г.) // Труды СУАК. 1894. Т. IV. Вып. III.

Ершова О.П. Старообрядчество и власть. М., 1999.

Зеньковский С. Русское старообрядчество. Духовные движения XVII века. М., 1995.

Иером. Сергий (Юршев) Зеркало для старообрядцев, не покоряющихся православной церкви. СПб., 1799.

Исторический очерк единоверия. СПб., 1876.

К портрету священника о. Иоанна Ястребова // Старообрядческий церковный календарь, 1911–1912.

Каргин Ю. Старообрядцы на Иргизе // Памятники Отечества.

Сердце Поволжья: альманах. 1998 № 40 (3–4).

Каргин Ю. Царство иноков. Краткий очерк истории Иргизских старообрядческих монастырей. Балаково, 2004.

Карташев А.В. Очерки по истории Русской церкви. М., 1992. Т. 2.

Колядина А.М. Иргизские старообрядческие монастыри в XVIII– начале XIX века как один из важнейших центров книжной культуры Поволжья // Самарский край в контексте российской истории. Самара, 2001.

Кочергина М.В. Политика уничтожения старообрядческих духовных центров юго-запада России в середине XIX в. // Отечественная культура и историческая мысль XVIII–XIX веков: Сб.

ст. и мат. Вып. 3. Брянск, 2004.

Лебедев А. К истории старообрядчества на Иргизе. Отдельный оттиск из журнала «Старообрядческая мысль». М., 1911.

Лебедев А. Материалы для истории раскола в Поволжьи. Краткий очерк истории Иргизских раскольнических монастырей. Саратов, 1910.

Леопольдов А.Ф. О расколе по Саратовской епархии. 1839 г. // Труды СУАК. 1903. Вып. 23.

Леопольдов А.Ф. Статистическое описание Саратовской губернии.

СПб., 1839.

Лобачев С.В. У истоков церковного раскола // Отечественная история, 2001. № 2.

Ливанов В.Ф. Раскольники и острожники. СПб., 1869.

Лобачев С.В. Патриарх Никон. СПб., 2003.

Макарий, митр. История русского раскола, известного под именем старообрядства. СПб., 1889.

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.