WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
А.А. Наумлюк ЦЕНТР СТАРООБРЯДЧЕСТВА НА ИРГИЗЕ:

ПОЯВЛЕНИЕ, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С ВЛАСТЬЮ Монография Саратов 2009 2 УДК 271.2(470)(09) ББК 86.372 Н–34 Наумлюк А.А.

Н–34 Центр старообрядчества на Иргизе: появление, деятельность, взаимоотношения с властью: Монография. – Саратов: Изд-во «Научная книга», 2009. – 100 с.

ISBN 978-5-9758-1147-9 Работа посвящена истории одного из крупнейших старообрядческих центров России – Иргизских монастырей. В исследовании описано образование монашеских обителей во второй половине XVIII в., хозяйственная и религиозная деятельность и разгром монастырей в первой половине XIX в. На примере Иргиза прослеживается практика государственной конфессиональной политики по отношению к старообрядчеству в Саратовском Поволжье. Работа основана на архивных источниках, большая часть которых впервые вводится в научный оборот.

Для учащихся и преподавателей гуманитарных факультетов университетов и всех интересующихся историей родного края.

УДК 271.2(470)(09) ББК 86.372 ISBN 978-5-9758-1147-9 © Наумлюк А.А., 2009 3 Оглавление Введение ……………………………………………………… 4 Глава 1. Историография и источники истории иргизских старообрядческих монастырей………………………………... 10 Глава 2. Появление и развитие иргизского старообрядческого центра до введения единоверия ………… 32 § 1. Указ 1762 г. о переселении старообрядцев и основание иргизских скитов ……………………………………………….

32 § 2. Деятельность иргизских монастырей до введения единоверия ……………………………………………………. 40 Глава 3. Введение единоверия в иргизских старообрядческих монастырях ……………………………….. 56 § 1. Действия губернских властей против раскола в первой половине XIX в. ………………………………………………. 56 § 2. Уничтожение старообрядческого центра на Иргизе …… 77 Заключение …………………………………………………….. 90 Список использованных источников и литературы ………… 93 4 Введение В «Возражении, или Разорении смиренного Никона», опубликованном Г.В. Вернадским в 1982 г., патриарх Никон, высказываясь по всем волнующим его вопросам, ни разу не обмолвился о церковной реформе. Это позволило С.Б. Лобачеву, ученику профессора Р.Г. Скрынникова, сделать вывод о том, что реформа не являлась для патриарха самым важным делом его служения1. Также в трудах самого Никона практически нет высказываний по поводу проявившихся во время его патриаршества раскольническихтенденциях3. Однако в исторической науке имя «великого государя, святейшего Никона» и время его патриаршества закрепилось именно в связи с расколом Русской православной церкви, поводом к которому стала церковная реформа. Раскол явился неизбежным следствием и в то же время альтернативой в развитии православного русского общества XVII в., которое самовольно возложило на себя мессианскую роль «Третьего Рима», последнего оплота православия4. И точно также как официальное православие, старообрядчество во всех своих ответвлениях, кроме разве что самых маргинальных, сумело породить позитивную христоцентричную философию, глубоко символичную духовную и материальную культуру, сумело создать корпорацию, которая все последующие века вплоть до революции 1917 г. во многом определяла экономический, социальный, а порой и политический облик страны.

Казалось бы, за триста с лишним лет, прошедших после Собора 1666 г., когда окончательно на государственном уровне были приняты изменения в обрядовом проявлении духовной жизни русской церкви, историческая наука должна была накопить достаточный опыт исследования такого яркого феномена русской культуры и религиозной практики, как старообрядчество. В действительности же многогранный См.: Лобачев С.В. Патриарх Никон. СПб., 2003. С. 129; Он же. У истоков церковного раскола // Отечественная история. 2001. №2. С. 139.

Согласно «Пространному христианскому катехизису Православныя Кафолическия Восточныя Церкви» Московского митрополита Филарета (М., 1911 г.) – «Раскол, то есть своевольное уклонение от единства богопочитания и от Православной Кафолической Церкви Божией». Если следовать этому утверждению, то действительно движение старообрядчества, родившееся из оппозиции «ревнителей благочестия» и разделившее русское дореволюционное общество на два враждующих лагеря, есть «раскол». Именно в этом смысле, как религиозно-культурное движение в рамках православной церкви самочинно противопоставившее себя официальной государственной церкви и будет использоваться термин «раскол» в данной работе.

См.: Шмидт В. Жизнеописание Святейшего Патриарха Никона // Журнал Московской Патриархии. 2002. №11.

С. 61.

Вообще же концепция translatio imperii – «вечно мигрирующего Рима» использовалась в различных целях задолго до XVI в.: Карл Великий считал Новым Римом свою столицу Аахен, а первым восточноевропейским народом воспринявшим идею «Третьего Рима» стали болгары в XIV в, пришедшие к мысли, «что новым центром православного христианства должен стать не увядающий Константинополь, а Тырново». См.: Дворкин А. Иван Грозный как религиозный тип: Статьи и материалы. Нижний Новгород, 2005. С. 56.

и противоречивый раскол до сих пор остается не изученным в полной мере. Как отмечал крупнейший специалист по духовным движениям XVII в. С. Зеньковский: «Сравнительно немного было сделано для выяснения корней этого раскола в истории самой русской церкви, его идеологического содержания и его роли в развитии русского народа за последние три века»5. Среди основных «невыясненных вопросов» исследователь называл: сущность влияния старообрядческой мысли на идеологию русских мыслителей, славянофилов и народников, «почвенников» середины XIX в. и думских «прогрессистов» начала ХХ в.; значение старообрядческой деятельности в развитии русской экономики; связь старообрядческих писаний с русской литературой начала ХХ в. и др.

Представляется, что еще одной недостаточно изученной стороной существования старообрядчества остается деятельность крупных и мелких центров раскола в виде монастырей, скитов, отдельных церквей и часовен, наконец, в виде влиятельных в экономическом плане общин верующих вокруг какой-либо домовой молельни. И если история и деятельность например Рогожского кладбища в Москве6, уральских общин, прежде всего Демидовских заводов7, освещены более подробно и интерес к ним у историков по тем или иным причинам не прерывался и в советское время, то истории иргизских монастырей – Всероссийского старообрядческого центра последней трети XVIII– первой половины XIX в., которые принадлежали в административном отношении к Саратовской губернии, посвящено совсем немного работ, состоящих в основном из статей в дореволюционной периодике.

Единственной крупной монографией по истории Иргиза8 стала публикация члена Саратовской ученой архивной комиссии (далее СУАК) Николая Степановича Соколова в 1888 г. «Раскол в Саратовском крае. Опыт исследования по неизданным материалам»9, которая, однако, не лишена некоторых недостатков своего времени.

Таким образом, крайне плачевное состояние изучения истории всего саратовского раскола и иргизских монастырей в частности даже в местной краеведческой литературе, не говоря уже об общероссийских Зеньковский С. Русское старообрядчество: Духовные движения XVII века. М., 1995. С. 14.

См.: Макаров В.Е. Очерк истории Рогожского кладбища к 140-летию его существования, 1771–1911 гг. М., 1911;

Юхименко Е.М. Старообрядческий центр за Рогожской заставой. М., 2005.

См.: Байдин В.И. Старообрядчество Урала и самодержавие (конец XVIII-XIX вв.): Дис. … канд. ист. наук.

Новосибирск, 1983.

Употребление наименования «Иргиз» в данной работе предполагает обобщенное название всех старообрядческих монастырей, а также староверческого общества близлежащих селений, связанного в экономической и религиозной своей деятельности с монастырями.

См.: Соколов Н.С. Раскол в Саратовском крае. Опыт исследования по неизданным материалам. Саратов, 1888.

Т. 1. Поповщина до пятидесятых годов настоящего столетия.

трудах (так в крупнейшем издании по истории религиозной жизни России «История Русской церкви»10 Иргизу посвящена лишь одна строка) определяет научную актуальность данной тематики.

Неослабевающий интерес к истории иргизского центра старообрядчества подтверждается появлением в последнее время нескольких диссертационных исследований, в которых эта тема прямо или косвенно научно разрабатывалась11.

Несмотря на активную научную разработку истории иргизских монастырей членами Саратовской ученой архивной комиссии, поставивших своей целью разыскание архивных дел, касающихся, в том числе этого вопроса, огромная масса документов до сих пор остается неизученной. Сборный архив самих монастырей был практически уничтожен в первые годы советской власти, о чем оставили свои воспоминания член Саратовской архивной комиссии Е.В. Яковлева, когда в 1921 г. пыталась спасти дела монастырей, иконы и духовные сочинения12; а также академик М.Н. Тихомиров в 1919 г.Однако многие старопечатные и рукописные тексты, в основном служебного и духовного характера (певческие книги, Служебники, Евангелия и др.), то есть не имеющие конкретной исторической ценности как источник, были переправлены в Москву, в основном в научную библиотеку МГУ. Несмотря на потерю большей части источников, продолжается кропотливая работа по собиранию и публикации архивного материала по истории раскола и иргизских монастырей, что, по всей видимости, определяется возросшим интересом в современной исторической науке к религиозному наполнению жизни русского общества на различных этапах его существования. Так, среди массы духовно-утилитарных текстов Российской Государственной библиотеки была разыскана и издана с подробными комментариями Ю.Д. Рыкова «Повесть о разорении старообрядского монастыря Никольского, еже есть на реке Иргизе, в лето от Адама 7345 марта 13 числа»14, что явилось важным свидетельством превращения «иргизской вольницы» в единоверческие обители со стороны самих староверов. Также случайно было найдено См.: Смолич И.К. История Русской церкви, 1700–1917 // История Русской церкви. М., 1997. Кн. 8. Ч. 2. С. 130.

См.: Ряжев А.С. Иргизские старообрядческие общины во второй половине XVIII – первой половине XIX в.:

Автореф. дисс.... канд. ист. наук. М., 1995; Обухович С.А. Старообрядчество Самаро-Саратовского Поволжья второй половины XIX-начала XX вв.: вклад в экономику и культуру края: Автореф. дис.... канд. ист. наук. М., 2008.

См.: Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф. 407. Оп. 2. Д. 961.

См.: Тихомиров М.Н. Доклад о поездке в Иргизские монастыри с 31 мая по 17 июня 1919 г.: Рук. / Пугачевский краеведческий музей. Науч. архив.

См.: Рыков Ю.Д. Новонайденная повесть о разорении Иргизского Средне-Никольского монастыря в 1837 г. // Старообрядчество в России (XVII–XX вв.). М., 1999. С. 301-313.

подобное свидетельство в виде стихотворного «Плача девического како их выгнали из Николаевского монастыря», которое было издано в единственном обобщающем труде по православной истории Саратовского края вольского священника Михаила Воробьева15.

Стихотворное произведение подобной тематики было «обнаружено в 1999 г. в г. Клинцы Брянской области в сборнике полемическиуставного характера из библиотеки Новозыбковско-Клинцовского епископа Флавиана (Фёдора Кузмича Разуваева 1847–1933)»Одинцовским краеведом Р.И. Перекрестовым и опубликовано в сборнике «Старообрядчество: история, культура, современность» за 2002 г. Однако, несмотря на литературные достоинства «Плача по Иргизу», исторической информации стихотворение не несет.

Таким образом, интерес к изучению истории иргизских старообрядческих монастырей находит свое отражение в увеличении вводимых в научный оборот неизвестных до сих пор архивных материалов. Этот же принцип был положен в основу данной работы.

Активизация развития межконфессиональных и церковногосударственных отношений в последнее время, которую подтверждает усиленное внимание к данной проблематике в научном сообществе17, указывает на необходимость поиска оптимальных взаимоотношений различных религиозных объединений в поликонфессиональной России.

Очевидно, что современное российское государство не выработало единой законодательной и идеологической базы во взаимоотношениях с представителями различных религиозных объединений. Однако роль государства в создании религиозной концепции существования общества особенно значима на современном этапе его развития. Это отмечалось, например, на Международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты – угроза XXI века», в итоговом документе которой представители всех мировых религий, а также местной государственной власти сошлись во мнении о том, что «законодательство нашей страны о свободе совести и религиозной деятельности до сих пор недостаточно совершенно»18. Тогда как «оптимальное регулирование межконфессиональных отношений является одним из факторов стабильности российского общества. В связи с этим необходимо обращение к изучению исторического опыта См.: Воробьев М. Православное краеведение. Очерки церковной истории Вольска и Саратовского края. М., 2002.

С. 16-18.

Плач по Иргизу: [Электрон. ресурс]. – Режим доступа: http://www.samstar.ru/article/1159/. – Загл. с экрана.

См.: Филатова Я.И. Государственно-конфессиональные отношения в России (конец XIX–начало XX вв.) // Одиннадцатые всероссийские Платоновские чтения. Самара, 2005. С. 128.

Материалы международной научно-практической конференции «Тоталитарные секты – угроза XXI века», 23-апреля 2001 года. Н. Новгород, 2001. С. 266.

сосуществования религиозных организаций как на региональном, так и общегосударственном уровне»19. Сложное развитие взаимоотношений иргизских старообрядческих монастырей и государственной власти в Саратовском крае представляет вполне законченную локальную картину государственной конфессиональной политики на местах, которую с успехом можно вписать в более обширное полотно сосуществования государства и различных религиозных объединений России.

Хронологические рамки исследования определяются временем существования иргизских старообрядческих монастырей (1762–1841 гг.), хотя анализ государственной конфессиональной политики по отношению к староверам Саратовского края заставляет их несколько расширить.

В этнографическом плане изучение старообрядчества, как поволжского, так и других регионов20, представлено более богато, что, по видимому, связано с соотнесением в советской историографии собирания этнографических материалов с принципом дружественного проживания народов многонационального СССР, тогда как чисто исторические исследования староверия, впрочем, как и православия, натыкались на идеологические препоны.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.