WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |

Последние, а к ним, безусловно, следует отнести Сталина, освоили искусство любую ситуацию, подчас самую негативную, использовать с максимальной для себя политической выгодой. Вспомним В. И. Ленина, который с горсткой помощников вышел победителем в борьбе с таким государственным монстром как самодержавие, разметал в прах нарождавшиеся буржуазно-демократические институты, не испугался кровавых ужасов гражданской войны, решился на массовый террор, чтобы еще раз доказать всем, и врагам и соратникам, свое превосходство политического лидера. Сталину было у кого учиться, и он оказался достойным учеником Ленина, возможно, в чем-то даже превзошедшим своего учителя. Парадоксально, но внутренние кризисы во многом даже способствовали укреплению режима личной власти Сталина, формированию его культа личности. Преодолевая смуту в зародыше, он беспощадно расправлялся и с теми, кто стоял у него на пути к безраздельной власти. В связи с этим можно сделать вывод о том, что революцию сверху в конце 1920-х — начале 1930 гг. Сталин совершил в условиях смутного времени и ценой в миллионы жизней своих подданных, ради счастья которых, как ему представлялось, он и действовал.

Библиография РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 823. Л. 51, 90.

Там же. Л. 27.

Там же. Л. 28.

Там же. Л. 45.

Правда. 1930. 6 октября.

Там же.

Там же.

РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 86. Д. 97. Л. 2, 3.

Там же. Л. 9.

Там же.

Там же.

Там же. Л. 11.

Там же.

Там же.

Там же. Л. 11, 12.

Там же. Л. 11.

Там же. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5282. Л. 1.

Там же.

Н. В. Асонов ПЕРВАЯ РОССИЙСКАЯ СМУТА В КОНТЕКСТЕ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ВЕДУЩИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИДЕОЛОГИЙ Благодаря опричнине, с помощью которой Иван Грозный сумел подавить деструктивную оппозицию в лице «полужидовствующих», политическая составляющая идеологии которых ставила своей целью разрушение православной государственности в России; «нестяжателей», вставших на позиции «терпения» и «кротости» в отношении «развратников веры христовой»; сторонников удельно-княжеской управленческой модели, мечтающих вернуть власть «великим родам», а также приверженцев республиканско-вечевых традиций, Московское государство не только избежало политического раскола и более кровавых религиозных войн, поразивших западноевропейский мир, но и сохранило себя в качестве последнего оплота славяно-православной цивилизации, обеспечив ее последующее выживание.

Решающая роль в этом принадлежала не столько самому царю, сколько его народу, принявшему модернизационный курс Ивана IV, отразившийся в торжестве политической идеологии самодержавной соборности, вставшей в один ряд с унификацией русской церкви, проведенной согласно каноническим традициям раннего христианства. Понял народ и значение опричнины, как вынужденной временной меры по спасению «Нового Израиля», оказавшегося в окружении внешних и внутренних врагов.

Поэтому XVI век в истории нашей страны не стал синонимом «Смутного времени» и «Бунташного века», оставив все ужасы этих событий на долю «тишайшего» царя Алексея.

Социально-политическая стабильность России к этому времени была настолько прочной, что даже династический кризис, вызванный смертью Федора I, не привел страну к смуте. Более того, чтобы получить поддержку общества, Борис обратился к помощи именно Земского собора, что указывало на безоговорочную победу доктрины самодержавной соборности, в сохранении которой ни одна другая политическая идеология не была заинтересована. Летопись пишет, что «люди ото всех градов и весей збираху людей и посылаху к Москве на изобрание царское. …и положиша совет …посадити на Московское государство …Бориса Федоровича Годунова, видящее его при царе Федоре Ивановиче праведное и крепкое правление»1.

Международный успех России и ее внутренняя стабильность были настолько значительны, что в первые годы правления Бориса Годунова принципы самодержавной соборности сохранили свое безоговорочное лидерство в идеологической подсистеме страны. Составленная патриархом Иовом «Повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича всея Руси» закрепила за Россией термин «Великая». С этим понятием стала увязываться не только «вселенская слава» России, но и ее связь с «благочестивыми и крестоносными христианскими царями». Их «благородный царский корень» идущий «от великого Августа кесаря Римского… до самого… Федора Ивановича»2. Особо подчеркивалось, что «Великая Россия» честно хранит «Греческий закон …и царское изрядное благочестие»3. Характерный для идеологии самодержавной соборности приоритет светской власти над духовной выразился в признании политического лидерства за царем как «достохвальным правителем» и спасителем «Великой России»4.

Социально-политическая устойчивость России к началу XVII в. даже позволила вернуть идеологию самодержавной соборности к ее изначальному содержанию характерному для середины 50-х годов XVI в. Политика «грозы» была заменена «терпением» и «строением».

«А строение его в земле таково, каково николи не бывало:

никто большой, ни сильный никакого человека… не изобидят» и «всеми благинями Росия цветяше»5.

Но страшный голод и мор 1601—1603 годов заметно подорвали доверие общества к Годунову. Голод стал трактоваться как божья кара, за то, что народ в обход законных преемников из династии Рюриковичей признал царем самозванца. Тогда, чтобы сохранить за собой трон, Борис Годунов был вынужден отказаться от политики «терпения» и вернуться к политике «грозы», обрушив ее на лидеров оппозиции. Но в итоге в 1603 г. народное возмущение все-таки переросло в восстание6.

Однако (возвращаясь к «грозе царской власти») Годунов стал уходить от идеологии самодержавной соборности в сторону абсолютизма, создав благоприятные условия для проникновения во власть представителей романо-германской цивилизации, враждебно настроенной к сохранению России как последнего оплота славяноправославного мира. Для рекрутируемых в Россию европейцев был создан режим наибольшего благоприятствования. В «Речи перед иноземцами» в 1601 г.

царь Борис прямо заявил, что он зовет их служить не стране, а лично себе. «Иноземцы, …добро пожаловать в нашу страну… Мы дадим вам вдоволь земли и крестьян… Мы будем вам не царем, …а отцом,...никто, кроме нас, не будет повелевать вами… (Но) вы должны поклясться нам, …что вы будете верны нам и нашему сыну»7. Земский собор больше не собирался.

Это породило серьезный идеологический раскол между царем и народом. В Борисе Годунове больше не видели защитника религиозных и национальных интересов России. Царя осуждали за то, что он «радение держаше о чюжих землях, а того не ведяше, что будет над своим государством»8.

Данный конфликт в отношениях между властью и обществом не прошел незамеченным для Запада, готового использовать любой повод для подрыва социальнополитической стабильности в России. Поэтому появление в 1604 г. «царевича Дмитрия» не только возвестило о начале первой российской смуты, но и сыграло положительную роль в окончательной дискредитации и гибели Годунова. Остановился процесс политической модернизации, направленный на идеологическое оформление и институционализацию абсолютизма в России, который должен был предвосхитить абсолютизм Петра Великого с его тягой к «европейничанью».

Стремительное падение Лжедмитрия I, которому, наверное, народ поверил не столько как сыну Ивана Грозного, сколько как наследнику и хранителю самодержавной соборности, было вызвано теми же причинами, которые были созданы Борисом Годуновым.

Проводимый «царевичем Дмитрием» политический курс строился на отрицании самодержавной соборности, принятой большинством российского общества9. Ища поддержку своей власти среди представителей чуждых народу социально-политических и религиозных идеологий, Лжедмитрий I перестал быть в глазах православного общества защитником православной России и потому был свергнут.

В ходе очередного государственного переворота власть перешла к той политической группе, которая исповедовала удельно-княжескую идеологию. Как известно, в отличие от самодержавной соборности, дающей представителям общества хотя бы некоторую возможность участвовать в политической жизни страны и рекрутировать его избранников в Боярскую думу и Земский собор, удельнокняжеская управленческая модель была совершенно закрытой для рядовых граждан, включая дворянство.

Поэтому восшествие на престол Василия IV Шуйского изначально вело к продолжению смуты, нагнетая социальнополитический конфликт между сторонниками самодержавно-соборной и удельно-княжеской идеологий.

Зная о массовом недовольстве удельно-княжеской управленческой моделью, Василий Шуйский и его ближайшее окружение постарались отстранить от участия в выборах царя широкие слои населения. Этим они надеялись нанести упреждающий удар по основам самодержавной соборности и лишить ее приверженцев возможности изменить ход выборов. Летопись сообщала, что не только не было «советова со всею землею, да и на Москве не ведяху многие люди» о предстоящем избрании на царство.

Избираясь на царство без воли Земского собора, Шуйский все же сделал декларативный реверанс в сторону самодержавной соборности, дав обязательство судить по закону и «ничево не зделати без собору». Однако данное заявление так и осталось заявлением, за которым никакого политического действия не стояло. Царь же «никово не послуша и …со всею землею о том не ссылалися»10.

В итоге Василий Шуйский был также лишен широкой социальной поддержки и обречен на скорую потерю трона.

Чтобы вернуть к себе доверие масс и тем самым укрепить свой трон, царь решил обратиться к патриархальному типу легитимности. Для этого была составлена особая «Грамота». В ней указывалось, что род Василия IV ведется от «римского Кесаря», что, со времен Рюрика и до Александра Невского «Российским государством правили прародители» его, а затем получили в удел Суздаль.

«Грамота» обещала политическую и юридическую защиту для бояр, купцов и «простого народа». Царь брал на себя обязательство «каждого человека судить истинным судом,… без вины никого опале не подвергать... и от всякого насилия оберегать»11. Но, опасаясь народного недовольства, Василий IV не стал открыто выступать против самодержавной соборности.

Вместе с тем, его желание возродить удельнокняжескую политическую идеологию и придать ей государственный статус отразилось в «Житии царевича Дмитрия». Оно, надо полагать, рассматривало смерть царевича как закономерный итог развития как самодержавно-соборной идеологии, так и абсолютизма, у истоков которых стоял «окаянный Святополк», замысливший убийство Бориса и Глеба ради того, чтобы быть «един властелин на Руси».12 Читателю предлагалось вспомнить, что Ярослав Мудрый для того и создавал удельно-княжескую модель управления, чтобы злые люди не могли «самодержавство восхапить»13.

Та же тема отразилась во введении к «Соборному Уложению» 1607 г. Оно подчеркивало решающую роль «старейших бояр» в управлении государством. Введение к «Уложению» указывало, что игнорирование их совета Федором и Борисом породило «великие крамолы, ябеды и насилия немощным от сильных». Таким образом, оправдание удельно-княжеской идеологии как необходимого элемента политической системы страны виделось в защите простых людей от посягательств на них самодержавных властителей, освободивших себя от контроля со стороны знатнейших родов14.

Аналогичный идейный настрой встречаем в «Повести 1606 г.». Поднимая политический статус вотчинной аристократии, «Повесть» постаралась дискредитировать дворянство, в котором видела главного конкурента вотчинной знати в борьбе за высшие государственные посты и которое активно поддерживало идеологию самодержавной соборности.

Поддержка дворянством народного движения под руководством Ивана Болотникова, от части направленного против возрождения удельно-княжеской идеологии на государственном уровне, стала закономерным ответом на разрушение самодержавной соборности. По России снова распространялись слухи, что «царь Дмитрей жив». Но стихийность, плохая организация и противоречивость политических целей восставших привели их к поражению в 1607 г.

Кроме того, податное население и казаки продолжали связывать с самодержавной соборностью свои надежды на «доброго царя», способного встать на защиту «немощных» граждан от «насилья старейших бояр и сильных» людей. Поэтому данные категории населения России не стремились добиваться для себя властных полномочий или иметь своих представителей в Земском соборе. Им было вполне достаточно, если бы сам царь представлял и защищал их интересы. Отсюда шел призыв к расправе с боярами и ликвидации крепостного права15.

Представители служилого сословия не могли согласиться с такой программой действий. Они рассчитывали сохранить господство над крестьянами и получить представительство в высших институтах власти.

Пойдя на уступки дворянам, Шуйский издал новую «Грамоту». В ней он фактически отрекся от удельнокняжеской идеологии и косвенно признал правомочность доктрины самодержавной соборности: «а дворяне и дети боярские …к нам все приехали. …И как к вам ся наша грамота придет, и вы б велели быть …всему освященному собору, и дворяном, и детем боярским, и сотником, и служилым, и торговым, и пашенным, и всяким людем»16.

Но, идя навстречу дворянству, Шуйский расходился с интересами княжеско-боярской аристократии, с которой он делил власть. Поэтому в 1610 г. в ходе государственного переворота он был лишен трона руками своих же недавних соратников. Захватив власть, они не сумели отстоять удельно-княжеские политические идеалы и, получив обязательства польского короля «московских княженецких и боярских родов приезжим иноземцам в отечестве и в чести не теснити и не понижати»17, открыли ворота Москвы католикам. Договор 1610 г. с королем Речи Посполитой, опирающейся на удельно-княжескую модель управления и потому ставшей союзницей «семибоярщины», отдавал решающие властные полномочия княжеско-боярской верхушке. Королевичу указывалось, что, если он станет царем, то «суду быти и совершатись по прежнему обычаю и …не осудивши судом всеми бояры, никого не казнити»18.

Это была последняя попытка сохранить в России удельно-княжескую идеологию и на ее основе восстановить власть «великих родов».

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.