WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |

Современный мир, казалось бы, предоставляет индивиду независимость от внешних факторов и, прежде всего от власти. В урбанизированных регионах это особенно заметно, там человек действительно освобождается от давления микросреды с ее назойливым и всепроникающим контролем. Но в авторитарных и, тем более, в тоталитарных странах, он не свободен ни экономически, ни политически, он зависим от власти, и, что очень важно, одновременно растет его изолированность, ощущение своего ничтожества и бессилия. Можно сказать, что в авторитарных и тоталитарных тисках общество, оставаясь структурированным, с одной стороны, дает человеку уверенность, а с другой — продолжает держать его в оковах. Нельзя сказать, что людям всегда хочется свободы, большинство из них либо вообще не задумывается над этим, либо просто не знают, что это такое.

Однако они постоянно ощущают опасности в свободе, в том числе опасности самим принимать решения, и такие ощущения преследуют человечество всю его историю. Но подлинная демократия способна вытеснить такие ощущения.

В древности страх и ужас возникал перед лицом природы и ее катаклизмов, перед другими племенами и народами, перед собственной природой, болезнями и смертью, перед духами, божествами и другими сверхъестественными силами. Сейчас страхов тоже достаточно (из-за безработицы, конкурентов, преступников, утери статуса, болезней и т. д.), но урбанизированную личность уже не защищает община.

Итак, сохранились страхи, но сохранилась и память о том, что раньше, пусть и очень давно, человек искал и находил защиту у крепкой и даже жестокой власти. Причем эта власть была не только светской — во многих культурах монарх был и божеством, и в этом качестве тоже защищал общество. Там же, где не произошло разделение духовной и светской власти, последняя брала на себя духовную защиту, что было чрезвычайно важно с учетом перспектив загробного бессмертия.

Коммунизм и фашизм есть не просто возвращение к какому-то неопределенному прошлому, а главным образом, к первобытному варварству, потому, что такой строй отрицает религию и утверждает примитивные верования и магию, то есть насаждает доцивилизованные системы жизни и мировосприятия, а своих вождей и их учение наделяет магическими свойствами; потому что современные кровавые деспоты обеспечивают примитивизацию общества и личности, возвращение к тем архедиким временам, когда община поглощала человека, превращая его в просто единицу стада под властью вождей (царьков) — магов;

потому что, как древние маги и колдуны, главари современных орд высокомерно провозглашали, что только им открыты высшие и сокровенные тайны о том, что такое мир и по каким законам он движется, а поэтому они должны быть наделены неограниченной властью; потому что фашизм и большевизм стремились к предельному упрощению социальных, политических и государственных структур, а также духовной жизни, по существу — к ее уничтожению; потому что названные режимы желали воссоздать примитивного человека, лишь жующего, размножающегося, работающего, воюющего; потому что свои схемы тоталитарные диктатуры пытались внедрить и сохранить с помощью грубой силы, неимоверной жестокости и демагогии, отставив в сторону представления о добре и зле и руководствуясь только эгоистическими соображениями собственных интересов и целей, а тем самым — восстановить тот период, когда еще не было цивилизованного уровня нравственности, одним словом вернуться к тем временам, когда еще не было цивилизации.

Вот почему Гитлер так уверенно провозглашал:

«Современная так называемая цивилизация в моих глазах скорее всего является прямым врагом подлинной культуры, ибо на самом деле это в лучшем случае есть псевдоцивилизация, если вообще уместно здесь говорить о какой-либо цивилизации» («Моя борьба»).

Могут возразить, что в первобытные времена царила не только жестокость, и далеко не все решалось с помощью грубого насилия. Это верно, но и в тоталитарных странах наблюдалась не одна агрессия и примитивизм. Ни одно человеческое сообщество не сможет существовать исключительно благодаря убийствам и иным формам подавления и уничтожения.

Ярким примером взрыва коллективного бессознательного являются не столь давние трагические события в Камбодже. В 1975 г. там к власти пришли кхмерские коммунисты во главе с Пол Потом и Иенгом Сари, которые за пять лет уничтожили около трех миллионов (из восьми) своих соотечественников, в первую очередь интеллигенцию. Практически все городское население было насильственно депортировано в сельскую местность, где из них и местных жителей создавали «коммуны» (общины) и «трудовые армии», а по существу — концентрационные лагеря. Всех камбоджийцев раздели на касты (категории) по степени лояльности к режиму. Вместе с частной собственностью была отменена и личная, деньги изъяты из оборота, а торговля стала носить характер натурального обмена. Были ликвидированы все учебные заведения, кинотеатры, телевидение, на всю страну выходил один официозный информационный листок, население было полностью изолировано от внешнего мира. Уничтожались ценнейшие произведения искусства и архитектуры, в том числе старинные, национальная библиотека и музеи превращены в склады, пагоды — в хранилища. Не стало почты, телеграфа, общественного транспорта. Жгли книги и архивы. Экономика и культура были разрушены полностью.

Столица и провинциальные центры стали городамипризраками. В Пномпене проживало около 3 миллионов человек, кхмерские коммунисты выселили оттуда практически все население, оставив там 16—20 тысяч чиновников властвующего режима.

Сотни тысяч кампучийцев под наблюдением вооруженных охранников работали от зари до зари. Семью ликвидировали, женщины и мужчины жили порознь, супругам разрешали побыть вместе лишь раз в десять дней. За тяжелую, изнурительную работу никакой платы не полагалось, лишь выдавали три раза в день по чашке риса. Широко эксплуатировался детский труд. Убивали людей и по плану и по желанию местных властей, даже по случаю «праздников».

Солдаты могли убивать, грабить и насиловать в любое время.

Религиозные чувства населения грубо попирались, священнослужителей убивали, буддийские статуи и алтари уничтожались. Была ликвидирована медицина, врачей убивали.

Камбоджа, страна древнейшей культуры, была превращена коммунистами в выжженную пустыню — это фактически был полный возврат в первобытное общество, при котором не могли существовать никакие ценности культуры. О том, что воссоздавалось именно первобытное общество, свидетельствует не только глобальное уничтожение культуры, но и такая весьма характерная деталь: людей обычно убивали лопатами и мотыгами, этими примитивными древними орудиями труда. Объясняли это тем, что, якобы, экономили пули, однако это объяснение не выдерживает никакой критики, поскольку страна была набита китайским оружием. Дело в том, что огнестрельного оружия в первобытном обществе быть не могло, поэтому оно психологически было чуждо коммунистам XX в.

в качестве орудия расправы.

Еще одна красноречивая подробность: коммунисты запретили в Камбодже любовь, она стала считаться серьезным «преступлением», а за все проступки было одно наказание — смерть. Однако здесь есть своя логика, поскольку любовь (как и промышленность, религия, медицина и т. д.) совсем не свойственна тому периоду человеческой истории, который они пытались воссоздать.

Именно поэтому она отторгалась ими и за нее карали столь жестоко. Проведем параллель: если кхмерские коммунисты считали любовь «серьезным» преступлением, то германские нацисты отнюдь не отнесли изнасилование к числу тяжких преступлений. Оно и логично, в диком человеческом стаде изнасилования быть не могло.

Тоталитаризм, как отступление от цивилизации, проявляется, конечно, не только в этих кровавых «деталях», сколь красноречивы бы они ни были. Необходимый атрибут кровавой диктатуры — вождь, всегда сосредотачивающий в своих руках необъятную власть, как тот же камбоджийский Пол Пот.

Другим убедительным примером возвращения невспоминаемого коллективного опыта являются события «великой культурной пролетарской революции» в Китае в 60-х годах XX века. Она осуществлялась по прямому указанию и под непосредственным руководством Мао Цзэдуна. Основной удар был нанесен по интеллигенции, ученым, творческим работникам, профессорскопреподавательскому составу высших учебных заведений. Их поносили, оскорбляли, убивали, выводили на «суд масс» в шутовских колпаках; учеников натравливали на учителей, студентов на профессоров. ЦК Китайской компартии и государственный совет приняли 13 июня 1966 г.

постановление, согласно которому прекратились занятия в школах и вузах, был отложен прием в вузы, отменены экзамены. В начале 1964 г. в беседе с харбинскими студентами Мао, ссылаясь на Конфуция и китайских императоров, доказывал вред образования. Уничтожались памятники культуры, осквернялись и разграблялись древние захоронения; классические и современные произведения уничтожались, книги сжигались.

Согласно установкам Мао, в деревнях создавались военно-хозяйственные полунатуральные самообеспечивающиеся единицы; крестьяне должны были, наряду с сельским хозяйством, заниматься военным делом и промышленностью, а рабочие — военным делом и сельским хозяйством. Таким образом, отступление от цивилизации и возврат к древности осуществлялся во всех областях китайского общества.

Возвращение Тени коллективного бессознательного можно наблюдать в Иране. Там после так называемой революции произошел резкий откат к раннему мусульманскому средневековью, которое возродило ценности и установки, характерные для тех веков, когда ислам только начинал укрепляться и распространять свое влияние. Гражданское общество в стране было уничтожено, жизнь людей подверглась дотошному и детальному регламентированию. Государство до сих пор возглавляет духовный лидер.

При желании перечень стран, где наблюдается возвращение Тени, можно продолжить.

Самостоятельного рассмотрения заслуживает вопрос о том, какие социальные условия способствуют ее возвращению. Ответ на него поможет осветить механизм этого достаточно сложного и противоречивого явления.

Можно полагать наличие следующих способствующих условий:

1. Существенное ослабление государства и институтов гражданского общества в результате глобального политического, экономического и социального кризиса в России, немалую роль в котором сыграла I Мировая война, неподготовленность страны к такому суровому испытанию. Весьма агрессивные и прекрасно организованные большевики в полной мере воспользовались этими благоприятными для себя обстоятельствами.

Такие же социально-экономические и политические условия сложились для захвата власти тоталитарными группами в Италии, Германии, Испании, Китае, Камбодже.

Германию, например, политика Антанты довела до нищеты, а политический кризис продолжался весь период от ее капитуляции до перехода власти к нацистам.

Глобальный кризис представляет собой необходимое и универсальное условие для возвращения Тени. Точно также она может возвращаться во время кризиса личности.

2. Большевики, по существу, предложили населению России, которое преимущественно было крестьянским, общинную, коммунную идеологию, а она им была особенно близка и понятна, как уже отмечалось выше. Западные идеи демократии и парламентаризма были этому населению психологически совершенно чуждыми. Такими они остаются для него и в настоящее время, что весьма печально и затрудняет развитие нашей страны.

3. Идеология большевизма как нельзя более полно совпадала с идеологией русского православия; оно в отличие, например, от протестантизма, который мощно стимулировал частную инициативу, личное обогащение через экономический, промышленный прогресс, проповедовало, напротив, бедность и воздержание, нежелательность накопления материальных благ. В этом православие удивительно напоминает идеологию первобытных христиан, которые жили в примитивных коммунах и в аскетических условиях в ожидании второго прихода мессии.

Большевизм, провозглашая будущий коммунистический рай, тоже призывал к бедности, воздержанию и терпению ради этого светлейшего будущего. При этом и у большевиков мессия уже был — в лице Ленина. Население России с его общиннокрестьянским укладом жизни и характером психологии даже и в городах больше всего было предуготовлено именно для большевистской демагогии. Собственно, различий между тем, что предлагала Русская православная церковь и большевистская идеология, практически не было: и те, и другие призывали к бедности и воздержанию ради «великого» будущего — Церковь на небесам в неопределенном будущем, а большевики — в коммунизме, тоже в таком будущем.

И. А. Анфертьев ОСОБЕННОСТИ РЕВОЛЮЦИИ И СМУТНОГО ВРЕМЕНИ В СССР В КОНЦЕ 1920-Х — НАЧАЛЕ 1930-Х ГГ.

В продолжение дискуссии мне бы хотелось обратить внимание на различия между революцией и смутой, так как зачастую у нас смешивают эти понятия. Скажем, одно и то же социально-политическое явление — 1917 год в истории России одни ученые называют смутой, другие — революцией. Кто же из них прав На мой взгляд, судить нужно по конкретным социально-экономическим последствиям для страны. Если мы говорим о революции — то она уничтожает препятствия на пути прогресса, кардинальным образом меняется социально-политический облик и весь уклад жизни общества, удовлетворяет запросы наиболее значительной части населения, а прежние государственные и общественные институты ликвидируются навсегда, к прошлому уже нет возврата. А во время и после смуты социально-политический строй сохраняется, государственные институты остаются, даже если они подверглись реформированию. В этом отношении, видимо, пора пересмотреть события 1905—1907 гг. в истории России. Первой русской революцией они были названы советскими историками по указке сверху, по идеологическим соображениям, чтобы убедить народ в законности Октябрьской революции 1917 г. А на самом деле, на мой взгляд, эти события не что иное как смута, которая повлекла за собой некоторую модернизацию социальноэкономического строя.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.