WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |

К этой же группе ревизий относилась инспекция сенатора Д. Б. Нейдгардта Привислинского края и Варшавского военного округа 1909—1910 гг., «давшая материал… для возбуждения уголовного преследования против 121 лица». При этом ревизор, как и его предшественники, также отмечал случаи нарушения законодательства со стороны самой региональной власти. В частности, в отчете проверяющего указывалось, что Люблинский губернатор сделал официальный выговор местным жандармским чинам за их попытку «произвести расследование о деятельности администрации»27.

Отдельно в ряде указанных проверок стояло обревизование сенатором А. А. Глищинским деятельности интендантства во время русско-японской войны, а также управления транспортом маньчжурских армий; которое, помимо всего прочего, выявило «злоупотребления в тылу при выдаче частным лицам разрешений на вагоны для провоза коммерческих грузов». Причем итоги данной инспекции были помещены проверяющим во всеподданнейший доклад по ревизии Иркутского и Приамурского военных округов, проводившейся в 1909 г.В итоге к осени 1911 г. значительная часть сенаторских обследований выполнила свои поручения. Уже 4 октября того же года Николай II высказал председателю Совета Министров В. Н. Коковцеву пожелание, чтобы все инспекции сенаторов в ближайшее время завершились, что и было сделано к 1 марта 1912 г. Лишь Н. П. Гарин, по требованию военного министра, получил разрешение продолжить обзор Главного инженерного управления29.

Исключением также стала ревизия сенатора С. С. Манухина, «Высочайше возложенная на него 27 апреля 1912 г. по расследованию забастовок на Ленских приисках» и выявившая еще одно кризисное явление в разрешении важного «рабочего вопроса» в империи.

Так, закончив инспектирование 24 июля того же года, ревизор был вынужден признать провокационность действий местных властей и промышленников и потребовать предать суду виновных в расстреле. В своем всеподданнейшем отчете государю Манухин сравнивал условия труда рабочих с «крепостными», указывал на то, что на рабочий люд, «влачивший жалкое существование», «смотрят как на дешевое орудие производства, которое нужно использовать, пока оно годится для дела, и можно бросить без сожаления, когда испортиться, и заменить таким же». В связи с этим проверяющий делал вывод о том, что «здесь допускается возникновение таких отношений, на почве которых неизбежны столкновения и связанные с ними недовольства» и, в итоге, «устарелость и даже совершенная недопустимость такого порядка совершенно очевидна»30.

Последняя сенаторская проверка в самодержавной России была назначена царским правительством на втором году войны с целью изучения причин топливного кризиса в империи: указом 5 ноября 1915 г. сенатору Д. Б. Нейдгардту было поручено обследовать проблему угольного снабжения31.

Однако после Февральской революции 1917 г.

в связи с сохранением Сената как органа государственной власти Временное Правительство также обратилось в разовом порядке к сенатскому надзору. Однако возложенная 20 марта указанного года на сенатора С. Н. Трегубова инспекция для «расследования злоупотреблений по поставке… продовольствия для нужд армии Южного фронта», наделявшая ревизора обширными полномочиями с правом «привлекать к суду виновных должностных и частных лиц», из-за перемены власти в стране так не состоялась32.

В целом материалы сенаторских ревизий являются важным источником по социально-политической истории России в эпоху самодержавия. Прежде всего они служат более точному определению причин и поводов возникновения и развития тех кризисных явлений, которые происходили в российском обществе в начале ХХ столетия и стали причиной дальнейших революционных событий.

В новом ХХI веке современной политической элите нашей страны необходимо учитывать подобные исторические уроки, чтобы общество вновь не оказалось на пороге Смуты.

Библиография Инструкция господам сенаторам, предназначаемым для осмотра губерний. — СПб., 1805. — С. 3.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 402, ч. 2. Л. 1—2.

Паина Э. С. Сенаторские ревизии и их архивные материалы (XIX — начало XX в.) // Некоторые вопросы изучения исторических документов XIX — начала XX веков. — Л., 1967. — С. 168.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 402, ч. 1. Л. 1—2.

Там же. — Д. 401. Л. 2, 51.

Там же. — Д. 402. Ч. 2. Л. 2.

Витте С. Ю. Воспоминания: в 3 т. — М., 1960. — Т. (17 октября 1905—1911). — С. 477.

Любичанковский С. В. Практика административного расследования должностных преступлений чиновников в оценке сенаторских ревизий начала ХХ века // Вестник ОГУ. — Омск, 2004. — С. 39.

Высшие и центральные государственные учреждения России, 1800–1917 гг.: в 4 т. — Т. 1.: Высшие государственные учреждения. — СПб., 1998. — С. 84—87.

Гурко В. И. Черты и силуэты прошлого: правительство и общественность в царствование Николая II в изображении современника. — М., 2000. — С. 145.

РГИА. Ф. 1162. Оп. 6. Д. 204. Л. 40—44.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 214. Л. 1—22.

Там же. Л. 23—47; Центральный исторический архив г. Москвы. Ф. 65. Оп. 17. Д. 124. Л. 67—68 об., 114.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 215. Л. 1—29.

См.: Зиновьев Н.А. Отчет по ревизии, произведенной в 1904 году сенатором Н. А. Зиновьевым: в 2 т. — СПб., 1906.

Петербургская городская дума, 1846—1918. — СПб., 2005. — С. 132—139.

Санкт-Петербургские ведомости. –1902. — № 171 (июня). — С. 3.

Белоконский И. П. Земское движение. — М., 1914. — С. 140—145.

ГАКО (Государственный архив Курской области). Ф. 1.

Оп. 1. Д. 7478. Л. 3—16.

РГИА. Ф. 1291. Оп. 30. Д. 253. Л. 1—3 об.

См.: Зиновьев Н. А. Всеподданнейший рапорт по ревизии земских и других, соприкасающихся с их деятельностью, учреждений Московской губернии. — СПб., 1904; Краткая записка тайного советника Зиновьева по Всеподданнейшему отчету товарища министра внутренних дел, тайного советника Зиновьева по обозрению Санкт-Петербургского городского общественного управления. — СПб., 1903 и др.

Паина Э. С. Указ. соч.. — С. 169—170.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 397. Л. 1—2 об.

Витте С. Ю. Указ. соч.. — С. 488.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 399. Л. 1—2.

Там же. Д. 407. Ч. 1—4.

Там же. Д. 409. Ч. 3. Л. 2—3.

Там же. Д. 403. Л. 2, 26 об. — 27.

Паина Э. С. Указ. соч. — С. 170.

ГАРФ. Ф. 543. Оп. 1. Д. 406, ч. 1. Л. 97—99, 177—180.

Высшие и центральные государственные учреждения России… — С. 87.

Архив новейшей истории России: Серия «Публикации» (Т. 7): Журналы заседаний Временного правительства: мартоктябрь 1917 года: в 4 т. — Т. 1: Март-апрель 1917 года. — М., 2001. — С. 141.

А. И. Селиванов НАРОД И ВЛАСТЬ В РОССИЙСКОЙ СМУТЕ:

ЗАМЕТКИ ПО ИТОГАМ КРУГЛОГО СТОЛА Редколлегия журнала «Власть» на протяжении вот уже более 15 лет отличается тем, что наряду с добротной профессиональной интуицией в ощущении потока времен и событий, выделении и формулировке наиболее острых проблем, проявляет настоящие гражданское мужество и ответственность. Это в очередной раз подтвердило проведение международного круглого стола «Народ и власть в российской смуте», который прошел 23 октября 2009 года в Институте социологии Российской академии наук, организованного представителями научных учреждений России и зарубежья по инициативе главного редактора журнала «Власть».

Сначала обратим внимание на остроту самой постановки проблемы. Она выражается во всем.

Во-первых, в слове «смута», которое, вроде бы, стало известно-привычным наименованием соответствующего периода российской истории и публицистически-банальным с точки зрении оценки политической реальности в постсоветский период. Но проблема приобретает новое звучание и остроту именно в современной ее постановке, когда политические реляции о стабильности и поступательном развитии, о преодолении кризиса, об отсутствии сомнений в выбранном курсе современной России, казалось бы, не оставляют сомнений в том, что «смутные времена» уже позади, что мы находимся в состоянии нарастающей определенности настоящего и будущего. Однако научному сообществу совершенно очевидно, что образ благоденствия и перспективы «светлого будущего» для России — не более чем симулякр реальности, сформированный политической элитой и средствами массовой информации. Обманчивый образ, который хочется сформировать и в котором хочется убедить народ в условиях беспрерывно углубляющегося всеобъемлющего цивилизационного кризиса России, обретающего все более грозные очертания своих перспектив. И сегодня нужно обладать настоящим гражданским мужеством, чтобы не ступить на путь нового витка всеохватывающей лояльности к позиции высшего руководства страны и вновь ставить проблему и говорить о продолжении «смутных времен», неопределенности и шаткости нынешнего социально-политического бытия России, с одной стороны — называя вещи своими именами, с другой — не скатываясь в деконструктивность эмоционально-панических настроений. Причем, что особенно важно, говорить научно выдержанным языком, а не с позиций клерикальнорелигиозных, мистических и других ненаучных и антинаучных мировоззренческих систем, начинающих все сильнее активизироваться в социально-политической жизни общества и предлагающих свои оценки и «рецепты».

Во-вторых, с философской и научной точки зрения важна собственно идентификация современного состояния российской реальности и его динамики и сравнение его с известным историческим периодом «смуты» действительно важно, отражая многогранность неопределенности последующего исторического бытия. Потому что «смута» — это начало поиска, начало процесса «задумывания» и «сосредоточения» (вспомним «Россия сосредотачивается» А. Горчакова). И поэтому многосмысленность самого термина «смута» не запутывает, а напротив, помогает всесторонне взвесить и оценить сущее и должное, содеянное и требуемое, недавнее прошлое, настоящее и будущее.

Смута одновременно выступает в таких ее основных смыслах:

– отсутствие духовного единства народа, приложившего столько сил для создания, сохранения и развития своей Родины, углубляющаяся пропасть между народом и элитами;

– «смутное» недовольство собственным бытием без очевидности способов его улучшения, то есть длящееся состояние неопределенности сущего и будущего бытия;

– смущение умов — смущение соблазнами бытия и осознание собственной слабости перед этими соблазнами, смущение согласием за замену чего-то высшего и вечного — земным и суетным, смущение стыдом за коллективно содеянное либо содеянное при коллективном бездействии и пассивном соучастии.

Констатация сохранения и даже нарастающего углубления этой «смутности», постоянно усугубляемой техногенными катастрофами выходящего из-под человеческого контроля гигантского индустриального и военно-технического комплекса России — одна из острейших научных задач, поскольку смутность — предтеча нового. Вот только какого Все более явно, что отнюдь не тождественного наступившему в результате либерального с криминальным оттенком политического решения, реализованного в современной России. Но тогда и встает во весь рост главный и вечный российский вопрос: «Что делать» В-третьих, ответственность и объективность проявилась и в другой — также ключевой как в осмыслении природы феномена «смуты», так и в поиске путей перехода в более стабильные состояния. Речь идет о совершенно верном обозначении главных действующих субъектов истории — Народ и Власть. Именно «разлад» в этой должной быть органической паре, расхождение интересов народа, страны, культуры и цивилизации с интересами представителей власти, элит, других групп, влияющих на принятие государственных управленческих решений, является основным источником «смуты». Силы и субъекты противодействия реализации истинных интересов России и ее народа в настоящее время есть не только за рубежом — зарубежные политические и финансовые центры, ТНК и МНК, но и в самой России — коррумпированные чиновники, представители крупного отечественного капитала, ставшего вненациональным, криминальные структуры, различные этнические и общественные групп и слои, не несущие в себе российских ценностей, большинство СМИ. На целом ряде научных мероприятий, проходящих в период 2008—2009 годов, постоянно и все сильнее звучит мысль, что одна из основных угроз российской государственности исходит от многих представителей государственной власти в стране. Поэтому проблема поиска оснований нового единения народа с властью на основания патриотизма, а не корыстно-криминальных отношений, поиска единства власти и народа по типу Минина и Пожарского, поиска путей выхода из «смуты» становится вновь остро актуальной именно в предложенном авторами круглого стола контексте.

Состав участников круглого стола и содержание дискуссий не оставляют сомнений в том, что осмысленные позиции в оценке ситуации существуют. Есть и вполне приемлемые варианты решения проблемы. Есть специалисты, способные и готовые участвовать в оздоровлении российского социума. Хотя ими никто не интересуется в системе власти! Не странно, что ситуация продолжает усугубляться и, оценивая общий политический контекст ситуации в стране, постоянно не дает покоя вопрос: а не перешли ли мы точку «бифуркации разрушения», точку невозврата из небытия в бытие Не поздно ли теперь Возможна ли здоровая мобилизация сил и новое единство народа и власти ради созидания Ответ даст история, причем, полагаем, ближайшая — на протяжении 2—3 лет.

Завершая, отметим, что в нашу эпоху парадокса роста роли науки и нарастания антинаучных настроений утверждение идей научного знания, основным критерием которого был и остается поиск объективной истины, вновь все сильнее требуется соответствовать знаменитой формуле И. Канта, ставшей лозунгом Просвещения — «имей мужество пользоваться собственным умом». Ему в полной мере соответствует общая тональность прошедшего круглого стола.

Б. Ф. Славин РЕВОЛЮЦИЯ ЕЩЕ НЕ ЗАВЕРШИЛАСЬ… Прежде всего, пойду по логике, которую нам предложил ведущий и организаторы круглого стола.

Несколько слов о понятии «смута». Я думаю, что это всего лишь образ. Образ, который создается властью, когда она теряет свое господство. Если до революционных событий все было ясно, все было понятно в структуре и политике, то после назревания революции, становится многое непонятным — тогда и начинают говорить о смутном времени. Я думаю, что задача ученых как раз состоит в том, чтобы осветить смутное время, с точки зрения ее социально — политического содержания. Когда станет прозрачной социально-политическая сторона революции, многое проясняется и в понятии «смута».

Pages:     | 1 |   ...   | 29 | 30 || 32 | 33 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.