WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |

«Негативное и позитивное воздействие Октябрьской революции, — пишет академик Ю. А. Поляков — удивительно широко и многообразно. Вопрос о месте и роли Октября в контексте истории России и мировой истории включает множество сложных, требующих анализа и обобщений проблем. Они с наличием противоположных взглядов, с дискуссиями будут изучаться многими поколениями ученых, причем не только в России». А, если так, заключает он, то «дискуссии не закончатся никогда»36.

Если исходить из вкусов современности, то споры c российских революциях и смутах, действительно, будут бесконечными. Но вряд ли они окажутся плодотворными, ибо смуты должны оцениваться объективно, в пространстве большого исторического времени, а не с точки зрения морали нынешнего дня. Сегодня очевидно, что чем выше накал страстей, тем меньше мы способны понять истоки и смысл наших прошлых и будущих социальных потрясений.

Библиография Кобрин В. Б. Смутное время — утраченные возможности // История Отечества: Люди, идеи, решения. — М., 1991.

Березовский В. Н. Президент — Верховный Совет: военнополитическая развязка властного противостояния. Причины и следствия // Новый «Октябрь» в оценке историков. — М., 1994. — С. 66.

Лотман Ю. М. Культура и взрыв. — М., 1992. — С. 258.

См.: Булдаков В. П. Куда качнется маятник // Родина. — 1990. — № 8; Его же. Возвращение в город Глупов: Вариации на темы истории и современности // Татьянин день. — 1992. — № 5.

См.: Русская революция в контексте истории. Материалы региональной научной конференции (Томск, 6—8 ноября 2007 г.). — Томск, 2008. Среди почти четырех десятков статей этого сборника (в целом весьма содержательного) лишь в 2—3-х революция оценивается в длительной перспективе.

См.: Treadgold D. W. Boris Yel’tsin and the Russian Revolution of 1991 // The Soviet and Post-Soviet Review. — 1994. — Vol. 21. — № 1; Fish S. M. Democracy from Scratch: Opposition and Regime in the New Russian Revolution. — Princeton, 1994; Daniels R. V. Perestroika, the Post-Soviet Regime, and the Process of Revolution in Russia // Problems of Post-Communism. — 1999. — Vol. 46. — № 3 (May-June); Roeder P.G. The Revolution of 1989:

Postcommunism and the Social Sciences // Slavic Review. — 1999. — Vol. 58. — № 4; Service R. Russia, Experiment with a People from 1991 to the Present. — London, Basingstoke and Oxford, 2002.

См.: Янов А. Тень Грозного царя. — М., 1997. — С. 124—159.

См.: Ильин В. В., Панарин А. С., Ахиезер А. С. Реформы и контрреформы в России. Цикл модернизационного процесса. — М., 1996.

См.: Сахаров А. Н. Конституционные проекты и цивилизационные судьбы России // Отечественная история. — 2000. — № 5. — С. 7, 8, 10, 12.

Николаева И. Ю. Проблема методологического синтеза и верификации в свете современных концепций бессознательного. — Томск, 2005. — С. 266.

Любарский Г. Чиновники и госслужащие: когда монету ценят за герб и ругают за решку // Социальная реальность. — 2006. — № 1. — С. 76.

Бочаров С. Тютчев: Россия, Европа и революция // Vittorio.

Международный науч. сборник, посвященный 75-летию Витторио Страды. — М., 2005. — С. 139.

Кантор В. К. Санкт-Петербург: Российская империя против российского хаоса. К проблеме имперского сознания в России. — М., 2008.

Goldstone J. Comparative Historical Analysis and Knowledge Accumulation in the Study of Revolutions // Comparative Historical Analysis in the Social Sciences. — Cambridge (Mass), 2003. — Р. 81—82.

См.: Соловей В. Д. Русская история: новое прочтение. — М., 2005; Его же. Смысл, логика и форма русских революций. — М., 2007.

См.: Историография Нового и Новейшего времени стран Европы и Америки. — М., 2000. — С. 271–275.

См.: Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало — М., 2005.

См.: Ахиезер А. С. Специфика исторического опыта России: трудности обобщения // Pro et Contra. — 2000. — Т. 5. — № 4; Ахиезер А.С. [и др.]. Социокультурные основания и смысл большевизма. — Новосибирск, 2002.

Пелипенко А. А., Яковенко И. Г. Культура как система. — М., 1998. — С. 284.

Соловей В. Д. Русская история: новое прочтение. — С. 197, 7—9.

Там же. — С. 196, 201.

Там же. — С. 13, 23.

Лотман Ю. М. Указ. соч. — С. 186.

Страда В. Россия как часть и Иное Европы // Линия судьбы. Сборник статей, очерков, эссе. — М., 2007. — С. 11.

Ливен Д. Россия как империя и периферия // Линия судьбы. — С. 46.

См.: Le Concept d’Empire / Ed. M. Duverger. — Paris, 1980.

Булдаков В. П. Красная смута: Природа и последствия революционного насилия. — М., 1997. — С. 343; Его же. Quo vadis Кризисы в России: пути переосмысления. — М., 2007. — С. 81—106.

Пивоваров Ю. С. Русская политика в ее историческом и культурном отношениях. — М., 2006. — С. 159.

Булдаков В. П. Quo vadis — С. 40.

Платонов С. Ф. Очерки по истории Смутного времени. — М., 2009.

Скрынников Р. Г. Смутное время. Крушение царства. — М., 2007. — С. 5, 778.

Журавлев В. В. Реформы конца ХХ столетия в контексте исторических традиций России // Линия судьбы. — С. 45.

Зимина В. Д. Предисловие // История России. 1894—1917.

Лекции и учебно-методические материалы. — М., 2005. — С. 4.

См.: Зимина В. Д. Белое дело взбунтовавшейся России.

Политические режимы Гражданской войны. — М., 2006.

См.: Сухова О. А. «Общинная революция» в России:

социальная психология и поведение крестьянства в первые десятилетия ХХ века (по материалам Среднего Поволжья). — Пенза, 2007; Ее же. Десять мифов крестьянского сознания. Очерки истории социальной психологии и менталитета русского крестьянства (конец XIX — начало ХХ в.) по материалам Среднего Поволжья. — М., 2008.

Поляков Ю. А. Октябрь 1917 года: дискуссии продолжаются // Политические партии в российских революциях в начале ХХ века. — М., 2005. — С. 295.

Е. В. Павлова ДЕСАКРАЛИЗАЦИЯ САМОДЕРЖАВИЯ:

К ВОПРОСУ О ГЕНЕЗИСЕ СМУТЫ Под смутой принято называть системный кризис государственности. Невозможность власти решить насущные проблемы общества, ее некомпетентность становятся первопричиной революционных процессов, которые приводят к изменению сложившейся политической системы в целом. Такие изменения происходят не только в социально-экономической и политической сферах общества.

Но и сопровождаются, а зачастую им предшествует, мировоззренческая трансформация. В основе революционных событий лежит разрыв прежних социальных связей, связей между властью и элитой, властью и массами. А потому, Смута — это кризис представлений, прежде всего, — о власти, о том, какой должна быть власть1.

Изменение восприятия власти происходит не сиюминутно.

Это растянутый во времени процесс, имеющий различные формы выражения относительно тех или иных исторических реалий и периодов.

Говоря о революции 1917 года, принято подразумевать крушение империи. В основе легитимации имперской, самодержавной власти было представление о ее богоданности, сакральности. К моменту революции произошла такая трансформация представлений о власти (имеется ввиду императорской), которая утвердила тезис о ее неспособности далее руководить страной, а иногда и даже враждебности «народу».

Десакрализация самодержавной власти являлась одним из важнейших атрибутов генезиса Смуты, поскольку проявила идеи изменения политического строя в корне, и цареубийства, в частности. Процесс десакрализации начал оформляться еще в первой половине XIX в., когда вопрос о сущности самодержавия и прерогативах императорской власти занимал центральное место в идеологии российского консерватизма и либерализма, в построениях радикалов.

Поэтому проблема восприятия образа монарха и цареубийства является одной из ключевых, она затрагивает вопросы изменения представлений о монархической власти, о ее преемственности и легитимности, а также о месте самодержавия в социально-политической и духовной жизни России. Идеи Просвещения. поставили под сомнение сакральный смысл монархии, а Французская революция и переворот 1801 г., привели к рефлексии на обозначенные темы.

Русское общество в массе своей оставалось традиционалистским. В законодательстве самодержец признавался властью верховной, юридически обозначенной как державная, священная, нерушимая, не ограниченная, и неподсудная никому, кроме Бога. В христианском учении самодержавие утверждалось как власть священная и богоустановленная. Несмотря на это, в указанный период обнаруживается тенденция к десакрализации власти самодержца.

В большинстве исследований, касавшихся первой половины XIX в., весь комплекс проблем, связанных с событиями этого периода, рассматривался только с позиции изучения явлений политических. По сути, из круга рассматриваемых тем были исключены мировоззренческие аспекты восприятия событий и идей русским обществом.

В частности и идеи цареубийства.

В виду такой постановки вопроса мы сосредоточим внимание не на исследовании политических процессов, а на аксиологическом аспекте изучения отношения к цареубийству, обратим внимание на способы десакрализации власти в идеологии декабристов, представителей нарождающегося либерализма и революционных демократов.

Проблема цареубийства оказалась в центре внимания декабристов. Большинство из них воспитывались в традиционных представлениях об извечной данности самодержавия. Основополагающие понятия долга и чести исключали саму мысль о цареубийстве. Многими декабристами события цареубийства оценивались как «преступная катастрофа»; средства, «противные справедливости и разуму», «совершаемые во мраке и в интересах отдельных лиц» (М. С. Лунин); «чудовищные и отвратительные (события) орошавшие кровью царский трон» (Н. И. Тургенев). Из показаний декабристов следовало, что большинство членов обществ признавали для России власть монархическую, некоторые мечтали о «монархической конституции»2.

Но среди декабристов были и сторонники перемены политической системы, которые заявляли о возможности цареубийства, а их суждения о самодержавии коренным образом расходились с постулатами русской православной церкви, с религиозными представлениями о царской власти в России. Так, утверждалось, что: «Бог не любит Царей, они прокляты суть от него, яко притеснители народа, а Бог есть Человеколюбец… избрание царей противно воле Божией, яко един наш Царь должен быть Иисус Христос; присяга Царям Богопротивна. Цари предписывают принужденные присяги народу для губления его... и т. п.»3.

Под «истинным» смыслом начертанных в Евангелии законов подразумевалось «счастье свободы». Царская же власть объявлялась похитительницей свободы, а потому — нарушительницей воли Божьей (Отмечу, однако, что такое воззрение было характерно лишь для единиц).

Н. Я. Эйдельман, размышляя о революционности членов «союза» заявлял о несовместимости его с идеей самодержавия. Вступление Лунина и его товарищей в «революционный противоправительственный союз» был явлением, прежде совершенно не мыслимым, поскольку перевороты и заговоры XVIII века в основном не выходили за рамки сохранения господствующей системы и отнюдь не свидетельствовали о враждебности заговорщиков существующему строю.

Взгляд представителей радикального течения мысли на проблему сакральности самодержца и феномен цареубийства не был однозначным. Цареубийство критиковали, но при этом рассматривали его как протест неограниченному самовластью. А. И. Герцен в 1857 г.

напечатал в «Колоколе»: «Каждый, кто сколько-нибудь следил за историей русского развития с начала XVIII столетия, видит даже в самые уродливые эпохи ее, что в обществе подымаются, бродят живые силы, требующие больше, чем одного повиновения»4, исказив сущность самодержавства. Сам принцип незыблемости самодержавной власти подвергался сомнению.

Цари предстают как кровожадные, самовластные маньяки, разрешившие окружению своевольно распоряжаться русской короной. Их восшествия на престол не были продиктованы Провидением. Да и сам Бог, как отметил Герцен, «не пойдет мешаться в эти темные дела»5.

В императорской власти не оказывается ничего святого, ничего от Бога. Бог не ставит императоров, они сменяют друг друга посредством заговоров. Более того, императоры и императрицы не знают своего происхождения. Потому принципы легитимации (богоустановленность, династичность) нарушены. Герцен указывал на перевороты, на множество «подлогов и незаконнорождений, спутанного родства и сомнительных происхождений» династии Романовых.

Порочная власть перестает быть гарантом порядка, становится избалованной. Поэтому, феномен цареубийства и переворота Герцен объяснял тем, что возникала необходимость противостоять самовластью и тирании. Эти негативные проявления императорской власти объяснялись отсутствием исторического, народного значения петербургского трона, которому не на чем было держаться, кроме как на армии. Более того, Герцен пришел к выводу, что русская мысль молчаливо соглашалась с цареубийствами. В этом смысле самодержец утрачивает сакральность, его легко сменить, удавить, ограничить. Деятельность монарха теперь требует оправдания.

При всем том, у Герцена прослеживается негативное отношение к факту цареубийства, которое не может быть оправдано даже государственной необходимостью.

Взгляды В. Г. Белинского претерпели изменение с романтическо-патерналистских до радикальных. Еще 1837 г. в своих «Литературных мечтаниях» он размышлял о народном быте, о народной жизни. Он затрагивал вопрос отношения народа к царской власти, отмечая, что царь для народа — провидение, верховная судьба, карающая и милующая по единой своей воле и признающая над собой единую волю божию…6. В статьях 1839—1840-х гг.

говорилось о том, что «Безусловное повиновение царской власти есть не одна польза и необходимость наша, но и высшая поэзия нашей жизни, наша народность»7. Уже в 1840 г. Белинский указывал, что «начал любить человечество маратовски..., признавая, что не должно быть монархов, ибо монарх есть враг людям»8.

Подавляющее большинство петрашевцев, в соответствии со своими демократическими идеалами, отвергало самодержавный строй9. Петрашевский говорил Антонелли, что «одно только правительство республиканское, представительное, достойно человека, потому, что и неприлично и смешно существу, одаренному разумом, и волею и самопознанием, подчинять и тело свое и душевные способности произволу другого существа, отличающегося от него только самопроизвольным деспотизмом»10.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.