WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 42 |

Антонов-Саратовский В. П. Под стягом пролетарской борьбы. — М., 1925. — С. 125.

Молодая рать. — 1925. — 25 января (Рубрика «Шевели мозгой», головоломку составил фотохудожник Иванов).

Вихавайнен Т. Внутренний враг. Борьба с мещанством как моральная миссия русской интеллигенции. — СПб., 2004. — С. 84.

ГАСПИ СО (Государственный архив социальнополитической истории Самарской области). Ф. 3500. Оп. 1. Д. 199. Л. Там же. Д. 252. Л. 3.

Антонов-Саратовский В. П. Указ. соч. — С. 125.

Горьковская правда. — 1967. — 19 сентября.

Забелин А. Председатель губчека // Ульяновский комсомолец. — 1967. — 20 декабря.

Молодая Рать. — Нижний Новгород. — 1925. — 6 января.

Цит по: Голос народа. Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918—32 гг. — М., 1998. — С. 38.

ЦХДНИ УО (Центр хранения документации новейшей истории Ульяновской области). Ф. 57а. Оп. 2. Д. 11. Л. 1.

Минаков С. Т. Советская военная элита в политической борьбе 20–30-х годов. // Кадровая политика. — 2003. — № 13.

Кузнецов В. Н. «Из огня да в полымя». Симбирская губерния в годы гражданской войны. — Ульяновск, 2000. — С. 16.

Культура и власть от Сталина до Горбачева. Цензура в Советском Союзе 1917—1991. Документы. — М., 2004. — С. 79.

Там же. — С. Там же — С. 102.

Д. В. Лисейцев РОССИЙСКИЕ «ЧИНОВНИКИ» НАЧАЛА XVII ВЕКА В СОБЫТИЯХ СМУТЫ Период российской истории начала XVII в. получил от современников меткое название «Смутного времени»1.

Страна находилась в состоянии глубокого социальноэкономического и политического кризиса, вылившегося в итоге в первую в отечественной истории гражданскую войну. Сложившейся ситуацией незамедлительно воспользовались сопредельные государства. Некоторые из них, как, например, Англия, не пошли далее создания проектов установления «протектората» над наиболее привлекательными в экономическом плане регионами России. Кочевые государственные образования на южных рубежах (Крымское ханство и Ногайская орда) использовали момент для безнаказанных грабежей без официального объявления войны, в то время как западные соседи России (Швеция и Речь Посполита) приступили к открытой вооруженной интервенции.

В дальнейшем, вплоть до дней сегодняшних, «Смутой» называли самые разные периоды отечественной истории, в том числе и дела совсем недавно минувших лет.

И если мы продолжаем настаивать на прагматическом смысле существования истории как науки в качестве «наставника жизни», то обращение к опыту прошедших веков представляется оправданным. В силу этого представляется интересным анализ причин, позволивших Российской державе 400 лет назад выстоять в чрезвычайно тяжелых условиях.

В этой статье анализу подвергнут лишь один из аспектов этой сложной и многогранной темы. Речь пойдет о роли и позиции в событиях Смуты представителей центрального аппарата управления Московского царства, которых мы, используя модернизированную терминологию, часто называем «чиновниками» или «бюрократией», а современники именовали приказными людьми.

Россия XVI—XVII вв. не знала разделения власти на исполнительную, законодательную и судебную. Впрочем, такого разделения не знала тогда, в сущности, ни одна из существовавших держав, а сама идея разделения властей, сформулированная в конце XVII — первой половине XVIII вв., долго еще оставалась в большинстве стран не реалией, а умозрительным идеалом. В силу этого представляется более оправданным классифицировать властные структуры Московской Руси иначе, разделяя их на органы верховной (царь и Боярская дума), центральной (приказы) и местной (воеводы, органы земского самоуправления) власти. В центре нашего внимания — приказы, которые мы определяем как центральные органы власти Московского государства XVI — начала XVIII вв., действовавшие в тесном взаимодействии с верховной властью, наделенные законодательными, исполнительными, судебными функциями, руководствовавшиеся в своей деятельности принципом прецедента, опиравшиеся на штат профессиональных делопроизводителей (дьяков и подьячих).

Как отреагировали властные структуры Московского царства на потрясения Смутного времени Мнения историков по этому вопросу расходятся.

Одни склоняются к точке зрения, высказанной в начале XX века Н. П. Павловым-Сильванским: «Смутное время не внесло новых начал в государственную жизнь.

Правительство Михаила Феодоровича восстанавливает [здесь и далее курсив мой. — Д. Л.], утверждает и развивает основы государственного строя, заложенные в предыдущем столетии. Московское государство времени царя Алексея Михайловича по главным началам своего строя не отличается от государства времен Иоанна Грозного»2.

Иначе на этот вопрос ответил С. Ф. Платонов, писавший: «Во всех своих мероприятиях новая московская власть стремилась к тому, чтобы вернуться к старому порядку, "как при прежних великих государях бывало". Она пока не чувствовала, что Смута уже навсегда опрокинула этот старый порядок и что грядущая жизнь должна строиться заново, на сочетании старых основ с новыми элементами»3.

При всех расхождениях между приведенными мнениями, они сходятся в одном: констатируется факт разрушения в ходе Смуты структур государственной власти, которые новой царской династии Романовых пришлось восстанавливать, подражая, в большей или меньшей степени, образцам, оставленным угасшей династией Рюриковичей.

Так или иначе, но априорные утверждения о том, что российская государственность была полностью разрушена в эпоху Смуты, стали «общим местом» в исследованиях по российской истории XVII в. Однако комплексный анализ сохранившихся до наших дней документов позволяет прийти к принципиально иным выводам4.

Исследование состояния приказного аппарата управления Российской державы конца XVI — начала XVII вв. позволяет сделать ряд выводов, опровергающих традиционное представление о крушении системы государственных органов в эпоху Смуты. Центральные властные органы Московского царства — приказы, в течение всего Смутного времени функционировали исправно и бесперебойно. В рассматриваемое время в столице действовало примерно два с половиной десятка самостоятельных приказных учреждений. В массе своей они благополучно пережили Смуту. Было упразднено (за счет слияния с однородными ведомствами) четыре приказа:

Судный Рязанский и Судный Дмитровский приказы, слились с Судным Владимирским и Судным Московским;

Нижегородская четверть была включена в состав Новгородской четверти; Старый и Новый Земский дворы были объединены в одно ведомство, называвшееся Земским двором. Перечисленные трансформации имели место на начальном этапе Смуты, еще до падения правительства Василия Шуйского. На исходе Смуты, в самом начале царствования Михаила Федоровича, было создано два новых приказа — Казачий и Кабацкий. Создание последнего в условиях Смуты могло бы вызвать иронию, если бы не тот огромный вклад, который это учреждение внесло в дело оздоровления государственного бюджета. Таким образом, государственная система Московской Руси оказалась достаточно прочной, чтобы вынести без существенных потерь все потрясения гражданской войны5.

Не в последнюю очередь причиной тому стала грамотная кадровая политика, проводившаяся в приказах высшим руководством страны. За 15 лет Смуты (1604— 1619 гг.) выявлены имена 182 дьяков, проходивших службу в центральных ведомствах Московского государства (дьяки, несшие службу в городах, но не привлекавшиеся в означенный период к столичной службе, в расчет не берутся). Суммировав разрозненные данные сохранившихся источников, можно с относительной полнотой реконструировать их служебные биографии и составить списки руководителей центральных административных учреждений начала XVII в. Как удалось установить, одновременно в приказах рассматриваемого периода несло службу не более полусотни дьяков. Вместе с подьячими, чиновниками более низкого ранга, их насчитывалось около 600 человек, то есть на одного «крупного управленца» в центральных органах власти приходилось по 10—подчиненных. Учитывая, что все население страны в начале XVII в. вряд ли было более 6–7 млн человек, мы увидим, что один «чиновник» в то время приходился на 10 тысяч жителей страны (цифра, как кажется, ничтожная, если сравнивать ее с нынешним состоянием дел).

Мы не имеем оснований утверждать, что события Смутного времени повлияли на численное состояние штата московских приказов. В приказах начала XVII в., тем не менее, наблюдались довольно заметные персональные изменения. Однако объяснять их исключительно влиянием Смуты также нет оснований. Периоды наиболее радикальных перемен в персонале московских приказов пришлись на время, предшествующее Смуте (царствование Бориса Годунова), а также на период соправления царя Михаила с патриархом Филаретом (то есть уже по выходе страны из Смуты). Борис Годунов обновил состав московского дьячества, по нашим подсчетам, приблизительно на 40%. Из приказов тогда выбывали по разным причинам опытные руководители, тогда как их место занимали люди, не имевшие административного опыта, но зато обязанные своим возвышением новой династии.

Разумеется, подобная кадровая политика не вызывала восторга у опытных приказных дельцов. Думается, именно их позицию огласил в своем «Временнике» дьяк Иван Тимофеев, писавший: «…Он [Борис Годунов. — Д. Л.], а еще более такие же, после него бывшие, превратили в ничто должности начальников, …действительных дьяков, …без всякой награды отказывая им, а на их место на долгий срок назначили поставленных за взятки. Эти не привыкли и не знали совершенно того, что в достаточной мере и самостоятельно постигли наученные долгим опытом изрядные дьяки, опытные в управлении и в постепенном движении текущих дел. Те же едва только немного и несовершенно умели каждый при начертании своего имени пером на бумаге криво, как бы не свою, трясущуюся протащить руку и ничего более. На прочее же, что было свойственно подобным чинам, они были никак не способны, разве только на явное и тайное совершение зла»6.

Представляется, что в тревожных условиях стремительно развивавшегося социально-экономического и политического кризиса подобный подход к опытным административным кадрам вряд ли был правильным.

Вторая волна активных кадровых перемен имела место уже после выхода страны из Смуты. Эти перемены исследователи традиционно связывают с именем вернувшегося в 1619 г. из польского плена патриарха Филарета Никитича, фактически возглавившего российское правительство при слабом монархе — царе Михаиле Романове, являвшемся к тому же родным сыном патриарху.

Голландец И. Масса, хорошо осведомленный о состоянии дел в Московском государстве того времени, заметил, что в течение короткого времени Филарет произвел серьезные перестановки в руководстве московских приказов.

Голландец писал, что «во всех ведомствах переменены штаты и смещены служащие, но все к лучшему; все сделано по приказанию самого родителя царского, но все заранее уже было назначено и определено». С. Ф. Платонов, однако, к этим словам Массы отнесся скептически, указав, что смена администрации в главнейших приказах произошла еще до возвращения Филарета в Москву. Исследователь писал, что «указанные перемены в высшем административном штате могли казаться очень существенными, но они были случайны и совершились почти все до приезда Филарета»7.

Рассмотрение кадровой политики периода правления Филарета Никитича, однако, позволяют согласиться с мнением Массы: за относительно короткий период времени состав руководства приказов обновился более чем наполовину. Однако в условиях преодоления кризиса утверждавшаяся царская династия могла позволить себе подобного рода кадровую активность.

Кадровые перемены, имевшие место перед Смутой и вскоре после ее завершения, вполне сопоставимы с аналогичными процессами, протекавшими в самый разгар гражданской войны, при царе Василии Шуйском и в период «междуцарствия» (когда дьяческие штаты обновлялись также приблизительно на 40% в сравнении с предшествующими этапами). Относительно небольшие перемены в персональном составе московского дьячества, вопреки распространенному мнению, имели место при Лжедмитрии I. Версия о значительных переменах в составе приказного руководства базируется на высказывании все того же И. Массы, сообщавшего, что «Все прежние чиновники, как то: дьяки, подьячие, конюшие, ключники, стольники, повара и слуги были удалены и замещены теми, коим царь более доверял»8. По всей видимости, речь здесь идет лишь о переменах в штате дворцового ведомства, а не в приказной системе в целом. Лжедмитрий, напротив, старался привлекать на службу опытных дьяков, находившихся «не у дел» или пребывавших в опале при его предшественнике, Борисе Годунове. Новые дьяки, получившие пожалования в чин при самозванце, в значительной степени были опытными приказными деятелями, успевшими продолжительное время прослужить в центральных властных органах подьячими. Тонкость кадровой политики Лжедмитрия состояла в том, что привлекая на службу минимум новых лиц, он перераспределял между дьяками посты так, чтобы большинство из них имели основания быть довольными новым монархом.

Не произошло серьезных кадровых перестановок и в первые годы царствования Михаила Федоровича, обновившего состав руководства центральных органов власти не более чем на 20%. Первый царь новой династии в целом следовал провозглашенному его правительством принципу «политической амнистии», и в его приказах дьяки, служившие ранее Борису Годунову и Василию Шуйскому, соседствовали с «чиновниками», чья карьера была запятнана службой Лжедмитрию II и даже польскому королевичу Владиславу. Русские посланники, отправленные в империю Габсбургов в июне 1613 г., заявили на переговорах с императором: «А которая была в Росийском государстве до него, государя [Михаила Федоровича. — Д. Л.], смута, и рознь, и в людех скорбь, того в радости забыл, кабы ничего не бывало»9. И эти слова вполне соответствовали реалиям.

В целом, штат приказных дьяков начала XVII в. был достаточно стабилен; в приказах эпохи Смуты можно констатировать высокий уровень преемственности кадров.

Pages:     | 1 |   ...   | 21 | 22 || 24 | 25 |   ...   | 42 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.