WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Исследования Вестник ПСТГУ III: Филология 2007. Вып. 1 (7). С. 194–198 ЗАМЕТКИ ОБ ОСНОВАХ ТЕОРИИ ЯЗЫКА:

СЛОВО И КЛАУЗУЛА Д.В. ХВОРОСТИН (Челябинский государственный университет) В статье кратко освещается первичность клаузулы (высказывания в коммуникативном контексте) по отношению к слову. Генезис детской речи, наблюдения над соотношением вербальной и невербальной сто рон речи, а также над ее линейностью и нелинейностью иллюстрируют теоретический приоритет коммуникативного синтаксиса.

Для европейской лингвистической традиции (сюда мы включаем и лингвистику отечественную) характерен «двойной» взгляд на язык: если с точки зрения языковой статики основными элемента ми языка являются слова и морфемы, то с точки зрения языковой динамики важнейшая единица — высказывание, поскольку именно оно является коммуникативно значимым. В спонтанной речи «мы, не сознавая слова, включаем его со всем его объективным содержа нием в более сложную структурную единицу — предложение, и не посредственно воспринимаем смысл целого предложения»1. Кроме того, вне речи слова лишены коммуникативной функции и прямой соотнесенности с объективной реальностью (на это обращал вни мание А.А. Потебня, говоря, что вне речи слово мертво), поэтому отправной точкой нашего анализа будет коммуникативно значи мая единица, определяемая В.Г. Гаком как «полный знак».

На первичность высказывания в онтогенезе языка обращали внимание многие лингвисты. В. фон Гумбольдт отмечал невозмож ность «представить, чтобы создание языка начиналось с обозначе ния словами предметов, а затем уже происходило соединение слов.

В действительности речь строится не из предшествующих ей слов, а, наоборот, слова возникают из речи»2. В наиболее разработанном 1 Леонтьев А.А. Язык и психология. М., 1966. С. 39.

2 Гумбольдт В. фон. О различии строения человеческих языков и его вли янии на духовное развитие человечества. С. 90 // Гумбольдт В. фон. Избран ные труды по языкознанию. М., 2001. С. 35–298.

Хворостин Д.В. Заметки об основах теории языка: слово и клаузула виде эта теория предстает в работах американских лингвистов, в частности, Н. Хомского, Л. Блумфилда, З. С. Харриса, Р. Уэллса, Ч. Ф. Хоккета, Дж. Лайонза, считавших, что порождение речи про исходит от синтаксиса к фонологии, а не в обратном направлении.

На первичность синтаксиса указывают также наблюдения за детской речью: «В детской речи до определенного момента нет слов во “взрослом” понимании этого термина». «Первые слова ребен ка — это вовсе не те слова, которые мы имеем в виду, когда гово рим о лексиконе взрослого. Первые детские «слова» по своему смыслу больше похожи на такие слова, как русск. брысь! давай да вай и им подобные: они относятся не к отдельному объекту, дей ствию или состоянию, а к ситуации, мыслимой как целое»3. Во взрослой речи этим «детским словам» соответствуют предложения, которые также соотносятся с ситуацией, мыслимой как целое.

Опираясь на предположение, что процесс овладения родным языком в главных чертах похож на процесс усвоения языка ребен ком, можно отчетливо представить, каким был язык на ранних ста диях своего существования: первые членораздельные звуки были понятны собеседникам именно благодаря ситуации общения. Пе реведи мы их на современный язык, мы получили бы предложения:

«это есть x», «это есть y». Соответственно, развитие языка представ ляло собой: 1) постепенный уход от опоры на ситуацию, в которой были понятны эти прото высказывания; 2) смену паралингвистиче ских средств коммуникации (жесты, мимика) на лингвистические.

Здесь мы разделяем мнение И.Н. Горелова о первичности жеста по отношению к слову: «Вербальные средства замещают всякие иные средства общения только в случае, если последние оказываются менее эффективными и экономными при достижении коммуни кативных целей»4.

Идея первичности жеста позволяет нам предположить, что вербальное общение на первых порах своего существования имело те же характеристики, что и невербальное (опыт показал универ сальность некоторых из характеристик невербального, «глубинно го» синтаксиса5 ):

1) отсутствие обозначения тематического подлежащего (субъ екта);

Фрумкина Р.М. Психолингвистика. М., 2003. С. 42, 107.

Горелов И.Н. Авербальные следы в тексте. С. 129 // Горелов И.Н. Избран ные труды по психолингвистике. М., 2003. С. 123–145.

Горелов И.Н. Соотношение невербального и вербального в коммуника тивной деятельности // Горелов И.Н. Указ. соч. С. 176. С. 146–181.

Исследования 2) постпозиция определения к любому существительному;

3) контактное расположение обозначения действия, прямого дополнения или обстоятельства, вне зависимости (как и в п. 1 и 2) от норм, регулирующих «поверхностную» синтагматику.

Наблюдаемая разница между «глубинной» синтагматикой и «поверхностной» синтагматикой возникла в силу того, что при вер бальной коммуникации слушающий (читающий) распознает сра зу целые сегменты информации, тогда как авербальное общение представляет собой поступательное (пошаговое) ограничение дей ствительности. Сначала выделяется некая область действительно сти, к ней привлекается внимание зрителя, лишь затем показыва ющий «описывает» эту область действительности. К последующему шагу показывающий переходит, уверившись, что предыдущий был понят зрителем (зрителями).

Важно также отметить, что вербальная речь «не строится по линейному принципу “слева направо”, элемент за элементом. Как убедительно показали Д. Миллер, Ю. Галантер и К. Прибрам, “для того, чтобы ребенок обучился всем правилам этой последова тельности… он должен был бы выслушать приблизительно предложений в секунду, для того чтобы (при обучении. — И. Г.) воспринять всю информацию, необходимую планирующему для формирования предложения”»6. «…Мысль (смысл), как и образ реальности, симультанны, гештальтны (комплексны), а языковое выражение их — последовательно, линейно. Справедливости ради укажем, что еще в 1968 г. русский читатель мог познакомиться в переводе с работой инженера Дж. Л. Фланагана, где говорилось, что человек обрабатывает текст не в порядке последовательного вос приятия его элементов, а “целыми кусками”»7.

Безусловно, «посредством номинативной деятельности язык расчленяет действительность (безразлично, внешнюю или внутрен нюю, реальную или абстрактную) на элементы, лингвистически определимые»8, но из этого вовсе не следует, что «с функциональ ной точки зрения самостоятельное существование слова — это совершенно очевидный факт»9. Самостоятельное существование Горелов И.Н. Проблема функционального базиса речи в онтогенезе // Горелов И.Н. Указ. соч. С. 78.

Горелов И.Н. Проблема лингвистического обеспечения искусственного интеллекта // Там же. С. 261.

Тезисы пражского лингвистического кружка // Пражский лингвисти ческий кружок: Сб. статей. М., 1967. С. Там же.

Хворостин Д.В. Заметки об основах теории языка: слово и клаузула слова возможно только в лингвистических моделях, причем такой подход резко сужает объяснительные возможности соответствую щих теорий. Любое речевое действие представляет собой более крупную единицу — клаузулу (даже если формально она состоит всего из одного компонента: «Холодно», «Стой!», «Снег» и пр.). Дей ствительно, сказав, к примеру, «стол», мы не просто произнесли слово, а увязали его со временем и пространством. Если рядом с нами будет находиться кто нибудь, то он воспримет услышанное как «посмотри на стол», «будь аккуратнее, не стукнись о стол» и т. д. — в зависимости от ситуации и конкретных ожиданий слуша ющего. В крайнем случае, ответом будет «Что стол» («Что вы име ли в виду»).

Одно из базовых положений лингвистической концепции Ф. де Соссюра (существующие в языке элементы образуют систему, в которой все взаимозависимо; значение каждого элемента системы определяется его связью с другими элементами и его положением внутри системы) приложимо не только к синхроническому описа нию языка, но и к описанию историческому. Системность языка — изначальна, без нее понятие «язык» теряет всякий смысл, так как элементы, составляющие его, вне связи с другими элементами оп ределены быть не могут. Здесь концепция Соссюра перекликается с идеями В. фон Гумбольдта, обращавшего внимание на то обстоя тельство, что «еще не было обнаружено ни одного языка, находя щегося за пределами сложившегося грамматического строения.

Никогда ни один язык не был застигнут в момент становления его форм. /…/ Язык не может возникнуть иначе как сразу и вдруг, или, точнее говоря, языку в каждый момент его бытия должно быть свой ственно все, благодаря чему он становится единым целым»10. Од нако следует иметь в виду, что для Гумбольдта язык непосредствен но заложен в человеке — этим он снимает вопрос о «строительстве языка», вопрос, который невозможно решить в рамках словоцент ричеческой парадигмы в языкознании. По мнению В. фон Гумболь дта, «сознательным творением человеческого рассудка язык объяс нить невозможно /…/ Язык невозможно было бы придумать, если бы его тип не был уже заложен в человеческом рассудке»11. Дей ствительно, трудно себе представить, что сначала появляется некий набор элементов (слов), а потом из них составляется некоторая Гумбольдт В. фон. О сравнительном изучении языков применительно к различным эпохам их развития // Гумбольдт В. фон. Избранные труды по языкознанию. С. 308.

Там же. С. 313.

Исследования система (язык), в которой эти элементы оказываются связанными друг с другом, — процесс подобного строительства потребовал бы неимоверных умственных усилий при разработанной лингвисти ческой теории.

Любой текст (а именно через текст мы анализируем речь и язык) существует в неразрывной связи с говорящим и ситуацией общения.

Это универсальные категории, которые применимы абсолютно к любому речевому акту: без порождающего текст субъекта текст по явиться не может, как не может текст существовать вне времени и пространства. Текст как «снимок», «проекция» фрагмента действи тельности выстраивается относительно говорящего: исходная точка пространства — здесь, исходная точка времени — сейчас и исходная точка оценки — Я говорящего. Развитие языков приводит к появле нию конструкций, связь которых с ситуацией общения и говоря щим сведена к минимуму, но абсолютно все таки не исчезает.

Клаузула, на наш взгляд, — универсальная категория, исполь зование которой позволит равно описывать как уже сложившийся язык, так и язык формирующийся (в двух аспектах — генотипи ческом и фенотипическом). Там, где вообще возможно говорить о языке, есть клаузулы как минимальные смыслонесущие единицы. Соб ственно говоря, вопрос о развитии языка соотносим с вопросом об эволюции формальной стороны клаузулы: от членораздельного зву ка (крика) до фразы, которую можно разделить на слова (если речь идет о SAE языке).

NOTES ON THE BASIC ELEMENTS OF LINGUISTIC THEORY:

WORD AND CLAUSULA D. KHVOROSTIN The author exposes in short the priority of a so called clausula (the utterance in the communicative context) upon the word. The genesis of children’s speech, the verbal and non verbal elements of speaking, the lined and non lined structure of an actual speech bring forward the communicative syntax in theory.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.