WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 82 |

В настоящем докладе авторы дополнительно приводят некоторые нейрофизиологические феномены (в том числе и обнаруженные совсем недавно), интерпретация которых хоть и косвенно, но убедительно подкрепляют наши концептуальные представления в части организации памяти в мозге человека и протекающих в ней процессов, что позволяет, по нашему мнению, перевести их из категории правдоподобно-гипотетических в категорию достоверных.

Сознание, подсознание, эмоции и душа Не повторяя в целом упомянутое выше концептуальное представление, напомним лишь его основную сущность в той мере, которая необходима для дальнейшего понимания и изложения предмета доклада.

Итак, что же собой представляет память мозга (Память), как вместилище накопленных знаний, подсознания, сознания и души в целом Как известно, Память – лишь часть нейронной сети мозга, а, именно, та часть, в которой образуются следы поступающей информации, воспроизводимой при их возбуждении. Остальная же часть нейронной сети всего организма лишь поставляет информацию в Память, соответственно преобразуя для этого входные сигналы из внешней среды, но никак их не запоминая. Поскольку поставляемая в Память информация обладает колоссальной дискретностью, она для возможности ее отображения должна быть обобщена, иначе говоря, структурирована.

Обобщение информации осуществляется образуемыми в базисе нейронов и связей между ними иерархическими пирамидальными структурами, основания которых составляют все поступающие сенсорные данные, а верхушки их – собственно обозначения. Таким образом, пирамида образа состоит из иерархии подобразов, которые могут входить и в другие образы, ассоциативно с ним связанные.

Направленность связей определяет распространение возбуждения, т.е. указанное обобщение осуществляется направлением возбуждения снизу-вверх. Но наличие в пирамиде образа только таких связей является недостаточным, и его построение, как запомненной в памяти структуры, требует еще наличия в пирамиде образа и обратных, т.е. нисходящих связей от самой верхушки ее вплоть к верхушкам подобразов до основания.

Это требование исходит из фундаментальной гипотезы, утверждающей, что воспроизведение запомненного образа осуществляется возбуждением тех же компонент Памяти, которыми был образ, воспринят извне, т.е. представляющих основание его пирамиды.

Это совершено конкретное утверждение, которое, прежде всего, исходит из здравого смысла в менее конкретном, т.е. более общем виде, несвязанным с пирамидальными структурами образов уже встречается в литературе последнего времени, как объясняющее обнаруженное наличие и роль обратных связей от «верхних» отделов коры мозга к «нижним» его отделам, воспринимающим внешнюю исходную информацию.

В целом же, приведенная гипотеза (названная авторами главной) определяет границу в нейронной сети мозга между «непамятью» и самой Памятью, которая таким образом начинается там, где кончаются обратные нисходящие связи. В этом смысле память мозга подобна схемной (аппаратной) памяти ЭВМ, образуемой замыканием выходов на входы (петлями внутри памяти). Возбуждение выходов в Памяти, т.е.

верхушек пирамид, распространяясь по обратным связям, приводит к возбуждению составляющих их компонент, вплоть до самых оснований, что и есть, согласно данной гипотезе, явлением воспоминания, как действия, так называемого, умственного взора. Таким образом, умственный взор выхватывает из множества граничных компонент Памяти определенную их комбинацию, обозначенную верхушкой пирамиды образа. И это воспоминание определяет и узнавание предъявляемого образа – поскольку, если XII-th International Conference "Knowledge - Dialogue - Solution" в Памяти имеет месть его полная пирамида (со всеми восходящими и нисходящими связями), то вначале, по предъявлению образа возбуждение передается по восходящим связям, но по мере его продвижения к вершине пирамиды, оно уже начинает передаваться по нисходящим связям к ее основанию. Таким образом, процесс узнавания образа характеризуется динамически реализуемыми его композицией и несколько отставаемой по фазе декомпозицией. Следовательно, по мере прохождения этого процесса, все составные компоненты образа кроме лишь его самой верхушки возбуждаются дважды, и всплеск второго возбуждения как раз и означает узнавание образа. Если же образ в Памяти не запомнен, то при его предъявлении возникает лишь процесс композиции, как формирование его в Памяти по прямым (восходящим) связям (видит мозг, а не только глаз), а процесса декомпозиции не будет, поскольку обратные (нисходящие) связи отсутствуют – следовательно повторного возбуждения компонент принимать образ не будет, т.е. образ, в целом, будет воспринят, как новый, незнакомый (но именно – в целом).

Перевод же такого образа в запомненный потребует повторных предъявлений его, с тем, чтобы образовались обратные связи путем проторения генетически заложенных связей или их прорастания (что, как известно, обнаружено в нейрофизиологии). В результате такого обучения и формируется Память.

Приведенное выше авторами работы представление является, по сути, интерпретацией уже известных в нейрофизиологии и психологии фактов, но содержит некоторые умозрительные, т.е. гипотетические заключения и выводы, которые связывают эти факты причинно-следственными отношениями, что и обуславливает убедительность этих заключений. Вместе с тем можно привести и некоторые косвенные доказательства истинности приведенных нами выше представлений, которые не поддаются прямой экспериментальной проверке. Так, например, активная фаза сна, во время которой и существуют сновидения, обуславливается быстрыми движениями глаз (БДГ), которые возникают и управляются специальным центром (четверохолмием), находящимся на таламусе, на который и поступает как первичная зрительная информация, так и обратные связи от коры, в которой она обрабатывается. Т.е. в таламусе содержится самый низжий слой Памяти, возбуждение компонент которого и осуществляется в активной фазе сна, сопровождаемое БДГ, как и наяву. Сновидения представляют собой возникающие образы – следовательно, возникновение сновидений как раз и подтверждает как наличие первичных компонент запомненных образов в нижнем слое Памяти, так и их воспроизведение, как составных частей в самых разнообразных комбинациях, представляющих сновидения. Указанные «наличие» и «воспроизведение» как раз и являются ключевыми моментами приведенной исходной гипотезы.

Однако сам процесс воспроизведения (как именно это возбуждение происходит) не подпадает под данную гипотезу и, собственно, относится уже к самому образованию всплеска возбуждения компонент образа, приводящего к его воспроизведению.

Гипотетическое предположение того, что этот всплеск происходит в результате декомпозиции образа нашло подтверждение при компьютерном моделировании процесса восприятия запомненного образа, проведенного с использованием реальных нейрофизиологических данных, которое и обнаружило колебательный процесс, возникающий только при наличии обратных декомпозиционных связей[2]. Но имеется и непосредственное фактическое подтверждение истинности гипотезы об узнавании образа, именно как результата этого всплеска. Это подтверждение обнаруживается рассмотрением явлений происходящих в параграфе (так называемом детекторе лжи). Испытуемому задают вопросы об предполагаемых известных ему событиях и контролируют точными приборами его физиологическое состояние. Если событие испытуемому известно, то значит оно структурно запечатлено в его Памяти. И вопрос об этом событии, т.е. введение в его Память образа события вызовет автоматическую реакцию его узнавания, выражаемую декомпозиционным всплеском. Если же событие неизвестно, т.е. его образа, запечатленного в Памяти нет, то и всплеска не будет. Происшедшее событие может быть запечатлено только в подсознании. Наличие же всплеска фиксируется приборами (в частности, проявляется изменением энцефалограммы). Таким образом, независимо от признания или отрицания испытуемым свершения предполагаемого следователем события, его истинность обнаружится наличием определенной физиологической реакции. Эта реакция косвенно указывает на наличие всплеска при узнавании вновь предъявляемого, но уже запечатленного в Памяти образа, что и является подтверждением истинности гипотезы об этом процессе.

Узнавание образов, как самая элементарная функция Памяти, неотделимая от самого этого понятия, свойственна любым организмам, обладающих ею. Но Память является тем замкнутым пространством, 14 Philosophy and Methodology of Informatics содержащим в структурном виде разнообразные знания, в котором и осуществляется все мышление, понимаемое в широком смысле как работа над знаниями, включая их восприятие, анализ, накопление, синтез и т.п. При этом особо подчеркнем, что определяющим фактором природы мышления является представление знаний в двух формах – структурно-образной и языковой. Причем у Человека языковая форма столь существенно развита по сравнению с низшими, обладающими памятью организмами, что, возможно, это различие, как переход количества в качество, и делает человека Человеком. При этом подчеркнем, что эти две формы представления знаний локализуются в разных разделах пространства Памяти, которые, соответственно, названы «Сенсориумом» и «Языковой Системой» [3], а также и в объединяющей их общей высшей ассоциативной системе. Переходя теперь непосредственно к предмету доклада (как он указан в названии), прежде всего, отметим, что процессы мышления подразделяются на осознаваемые и неосознаваемые. Зададимся следующим вопросом: что же собой представляет осознаваемое мышление, как процесс работы со знаниями в Памяти, происходящий на уровне Сознания Применительно к предмету доклада ответ на этот вопрос должен, прежде всего, исходить из использования той стороны многогранного понятия сознания, которое относится к его структурному воплощению в памяти мозга, причем, именно, человеческого (понятие это не снабженное специальными дополнениями, относится, именно, к Человеку). И это структурное воплощение должно обеспечивать возможность социального общения Человека, как пребывания его в мире людей. А средством такого информационного общения является Язык. В нем и выражены все знания, с которыми оперирует осознаваемое мышление. И эти знания как раз и заключены в языковой системе мозга Человека (и только такие знания попадают под энциклопедическое понятие «Знания»). Но как уже отмечалось выше, все объектные представления запомненные в чувственной памяти (Сенсориуме) также отнесены к Знаниям (хотя и не явным). В мыслительных процессах осуществляется путем передачи возбуждения обмен информацией между сенсорной и языковой системами мозга. Таким образом приходим к следующему заключению (которое и является полным ответом на поставленный вопрос), что процесс осознаваемого мышления осуществляется возбуждением динамических структур, состоящих из компонент и Сенсориума и Языковой системы. Причем, этот процесс – именно последовательный, поскольку возбуждение в языковой системе приводит к произнесению слов, хоть и умственному, но вызываемому всеми необходимыми для этого командами нервной системы (что также экспериментально установлено в нейрофизиологии).

Данный процесс на уровне сознания, собственно, и соответствует энциклопедическому понятию «мышление». Но мышлению в широком понимании этого термина, как, вообще говоря, информационному процессу работы со знаниями в Памяти (в какой бы форме они не представлялись), свойственны процессы в Сенсориуме, которые не зависят от процессов осознаваемого мышления, которое происходит обязательно с участием Языковой системы. Процесс мышления в сенсориуме, не будучи связанным с последовательным произношением слов может быть в целом глубоко распараллеленным или, более строго говоря, распределенным. В мышлении неосознаваемом (т.е. без участия в нем языковой системы) этот процесс может иметь и чисто спонтанный характер и быть инициированным неосознанными желаниями.

В осознаваемом мышлении процесс в сенсориуме приобретает определенную целеустремленность в силу функционального соотношения между логическим и образным мышлением, соответственно, превалирующими в Языковой системе и Сенсориуме. Сохранение в этом случае возможности распараллеленной обработки знаний не случайно. Как показали психологические исследования, в мыслительной деятельности человека его неосознаваемая компонента приблизительно в 10-15 раз превышает осознаваемую. Следовательно, подсознание, на уровне работы со знаниями, при этом, не выходя на уровень сознания, но являющееся, по сути, его основой, имеет весьма большее удельное значение в мыслительной деятельности Человека. Сказанное особо наглядно характеризуется явлением целенаправленного мышления, как процессом решения проблемы, заданной исходной и целевой ситуациями, модельно отображаемыми в Памяти Человека на уровне сознания. Суть мышления, согласно его классической трактовке, именно и заключается в решении Проблем, вовсе не обязательно конкретно обозначенных, как в рассматриваемом случае, а лишь просто означающих достижение чего-то желаемого, отправляясь от действительного. Рассматриваемый же случай является наиболее интересным как для познания человеческого мышления, так и для технического применения этих знаний, т.е. бионического подхода к развитию искусственного интеллекта. Именно поэтому гипотетическая концептуальная модель XII-th International Conference "Knowledge - Dialogue - Solution" решения Проблемы в памяти мозга впервые изложеная еще в 1979 году [4], а затем развитая в дальнейших публикациях З.Л. Рабиновичем, в том числе в соавторстве и с Г.С. Воронковым [5] и Ю.А.

Беловым [6], вызвала большой интерес у нейрофизиологов, психологов и кибернетиков. Повторим кратко ее основные черты, необходимые для дальнейшего изложения материала доклада.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 82 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.