WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 28 |

10 Выпуск 1 О.Н. Тынянова Рис. 1. Инфраструктурная связь приграничных территорий России с сопредельными государствами Таким образом, ухудшение геополитического положения России привело в экономической сфере к частичной утрате не только своих позиций на мировом и региональных рынках, но и контроля над собственными природными ресурсами, сконцентрированными преимущественно на приграничных территориях. При этом Россия является предметом повышенного интереса как развитых европейских государств, нуждающихся в дополнительных рынках сбыта и сырьевых базах, так и нелегальных мигрантов, увеличение притока которых создает дополнительную напряженность не только в экономике (вследствие расхищения ими природных богатств и хозяйственного освоения приграничных земель), но и в демографической, этноконфессиональной и социальной сферах. Так, в частности, нелегальная трудовая миграция обостряет проблему занятости, способствует осложнению санитарно-эпидемиологической обстановки. В свою очередь, угрозы культурной и пространственной безопасности РФ в ее пограничной сфере имеют как этноконфессиональный, так и информационный характер, и направлены на подрыв традиционных цивилизационных устоев российского общества и превращение линий цивилизационных разломов в зоны этнополитических и этноконфессиональных конфликтов. При этом, несмотря на характерное для конца ХХ — начала ХХI в. смещение акцента на сферу информационной безопасности, не уменьшаются и угрозы пространственной безопасности (территориальной целостности) российского государства в военно-стратегической сфере, чему в значительной мере способствует расширение зон военно-политических блоков, а также сохранение в непосредственной близости от российских границ существующих и потенциальных очаПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» гов вооруженных конфликтов. В связи с этим не может не вызывать удивления тот факт, что сторонником десекьюритизации границы, в том числе в форме лишения пограничной службы военной компоненты, является заместитель руководителя Пограничной службы ФСБ России генерал-майор Н.Н. Рыбалкин, утверждающий, что угрозы в пограничной сфере России в современных условиях «носят преимущественно не военный характер»16. Между тем такой подход, лежащий в основе реализуемой ныне пограничной стратегии России, в корне противоречит принятой ее политическим руководством Стратегии национальной безопасности до 2020 года, IV раздел которой гласит: «Основными угрозами интересам и безопасности Российской Федерации в пограничной сфере являются наличие и возможная эскалация вооруженных конфликтов вблизи ее государственной границы»17. Столь очевидное противоречие между пограничной стратегией современной России и не только геополитической реальностью, но даже подзаконным актом РФ, который, казалось бы, должен определять выработку и реализацию этой стратегии, не в последнюю очередь обусловлено также слабостью соответствующей теоретико-методологической базы.

Между тем к настоящему времени значительная содержательная область проблем, связанных с исследованием государственной границы, пограничного пространства и процессов, протекающих в нем, уже образовала единое поле научных задач. Быстрое развитие этой новой области знания привело к выделению таких двух изучающих пограничную (пространственную) сферу взаимосвязанных и взаимодополняющих научных дисциплин, как лимология, являющаяся отраслью политической географии, и погранология, представляющая собой — в качестве самостоятельной отрасли геополитики — науку об институциональных, гуманитарных, информационных и естественнонаучных основах разработки и реализации национальной политики и стратегии в пограничной (пространственной) сфере, а также взаимообусловленной ими пограничной деятельности. В частности, «основы пограничной политики Российской Федерации» к аспектам погранологии относят все исследования процессов и явлений, обусловленных фактором границ, реализующихся на пограничном пространстве и влияющих на него и тем самым на национальные интересы, — анализ геополитической ситуации, механизмов мирного разрешения пограничных проблем, социально-экономических, военных и собственно пограничных аспектов пограничной политики, миграционного фактора, национального вопроса в пограничной политике России, проблем пограничной безопасности, истории российской границы, а также исследования в области соответствующей методологии18.

Использование теоретико-методологической базы погранологии позволило выделить основные стратегические приоритеты центрально-периферической организации Российской Федерации, провести системный анализ состояМохов В. Как нам обустроить границу // Красная звезда. 2004. 13, 16 нояб. См. также: Рыбалкин Н.Н. Философия безопасности. М.: Олма-Прес, 2002.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. // Независимое военное обозрение. 2009. 15–21 мая.

Основы пограничной политики Российской Федерации. РГ 96-213 от 5 октября 1996 г.

businesspravo.ru>.

12 Выпуск 1 О.Н. Тынянова ния таковой организации, а также выявить специфику пограничной стратегии современной России как части ее национальной стратегии. Так, в качестве основных стратегических приоритетов организации пограничного пространства России были выделены политико-правовая, хозяйственно-административная, инфраструктурная и социальная сферы государственного регулирования развития приграничных территорий, поскольку современное состояние этих сфер не обеспечивает не только эффективное стратегическое управление приграничными территориями, но и саму территориальную целостность страны.

Анализ политико-административной организации пограничного пространства РФ выявил недостаточную степень унификации административно-политической системы и политико-правовой сферы современной России.

Нормативную правовую базу возможной дальнейшей этнополитической дезинтеграции в пограничном пространстве образуют: Конституция РФ (1993 г., ст. 5, 68, 73, 76) и конституции (уставы) приграничных субъектов федерации, Указ Президента РФ от 02.07.2005 г. № 773, Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий» от 31.12.2005 г. № 199-ФЗ, а также Федеральный закон «О языках народов Российской Федерации» в редакции от 11.12.2002 г. № 165-ФЗ. Конституцией Российской Федерации 1993 г. и основными законами приграничных субъектов Федерации закрепляется недопустимо высокий статус последних, прежде всего национальных республик, что создает предпосылки для их дальнейшей суверенизации. Указом Президента РФ № от 02.07.2005 г. регионам передано кураторство назначаемых из центра глав территориальных органов федеральных министерств, в том числе МВД, МЧС и Минюста. В этих условиях формальное введение в основные законы приграничных субъектов положений о примате нормативной правовой базы Российской Федерации и единства политического и правового пространства страны представляется недостаточным с точки зрения обеспечения национальной безопасности. Пункт 2 ст. 68 Конституции России, основные законы приграничных субъектов федерации и Федеральный закон «О языках народов Российской Федерации» создают условия для формирования приоритета этнической (региональной) идентичности над политической, в то время как положения о воспитании патриотизма и российского самосознания в большинстве основных законов приграничных субъектов страны отсутствуют. В этих условиях возможно давление на преимущественно «русские» приграничные субъекты Российской Федерации изнутри, со стороны национальных субъектов, расположенных на «внутренней периферии» (рис. 2).

Исследование хозяйственно-административной организации пограничного пространства Российской Федерации выявило не только характерное для России слияние власти и собственности (олигархизация власти) при отношении к власти как к виду собственности, но и стремление части приграничных АТЕ к экономической самодостаточности («феодализация» пограничного пространства), а также сохранение в их ведении (собственности) части земельного фонда, природных ресурсов и объектов инфраструктуры.

Последнее закреплено Земельным кодексом РФ (ст. 10, п. 1 и 2) и основными законами приграничных субъектов федерации, чем также создается ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» Направления давления на пограничное пространство России Степень риска:

1 — низкая; 2 — повышенная; 3 — высокая; 4 — самая высокая Рис. 2. Этнический риск дезинтеграции пограничного пространства РФ (по А.И. Трейвишу) материальная база дезинтеграции пограничного пространства России. Федеральным законом № 199-ФЗ от 31.12.2005 г. в регионы передано более ста полномочий в сферах лесного хозяйства, водных отношений, охраны окружающей среды, ветеринарии, лицензирования, охраны памятников истории и культуры, образования, науки, землепользования, жилищного законодательства при отсутствии сколько-нибудь конкретизированной ответственности субъектов РФ как субъектов собственности за ее использование. Одновременно ряд положений Земельного кодекса РФ (ст. 2 п. 3, ст. 10 п. 1, ст. 36 п. 1) и основные законы приграничных субъектов РФ содержат положения, являющиеся основанием для приобретения иностранными физическими и юридическими лицами права земельной собственности на пограничной периферии.О слабости инфраструктурной и социальной организации российского пограничного пространства свидетельствуют:

– сохраняющиеся значительные различия в инфраструктурной организации приграничных территорий, особенно между европейской и азиатской частями страны, недостаточная развитость, а в ряде случаев деградация территориальной структуры хозяйства и урбанистической подсистемы опорного каркаса РФ, а также разорванность и незавершенность его транспортной подсистемы — и это в то время как еще в начале ХХ в. Д.А. Милютин указывал на острейшую необходимость создания на Дальнем Востоке России разветвленной См.: Петров Н.В., Трейвиш А.И. Региональный сепаратизм и дезинтеграция России (Опыт оценки различных категорий риска) // Россия и СНГ: Дезинтеграционные и интеграционные процессы / Под ред. Г.Ф. Костинского. М. ИГ РАН; Рос. гуманитарн. научн. фонд, 1995.

14 Выпуск 1 О.Н. Тынянова сети железных дорог как одного из основных условий сдерживания уже тогда становящихся очевидными будущих экспансионистских устремлений Китая20.

В этих условиях подход к решению проблемы моногородов, предлагаемый Президентом России Д.А. Медведевым в его Послании Федеральному Собранию РФ 12 ноября 2009 г. («В таких городах и поселках надо создать условия для применения способностей людей в самых разных сферах и, конечно, стимулы для частных инвестиций. Если же экономических перспектив для этого нет или они по каким-либо причинам очень малы, нужно помочь людям переехать в более благоприятное для жизни и работы место, тем более что у нас достаточно регионов, которые нуждаются в дополнительной рабочей силе»21) может обернуться катастрофическим разрушением опорного каркаса приграничных территорий страны и их окончательным обезлюдением:

– «разгосударствление» объектов инфраструктуры, в том числе как имеющей военно-стратегическое значение, так и осуществляющей функции культурной (цивилизационной) «маркировки» пространства (памятники истории и культуры, архитектурный стиль городской застройки), по всему периметру российской границы;

– снижение качества социальных услуг и качества самого населения, в том числе вследствие законодательно закрепленной передачи в ведение субъектов РФ, в том числе приграничных, объектов социальной инфраструктуры. Обезлюдение пограничной периферии, рост заболеваемости ее населения социальными болезнями (туберкулез, СПИД, алкоголизм, наркомания)22, экономическая стагнация и разрушение образовательной сферы, а также низкий статус военнослужащих в целом и пограничников в частности ведут к деградации пограничного пространства и к утрате им как барьерных, так и контактных функций.

В свете сказанного реализуемый политической элитой России курс на десекьюритизацию границы представляет собой разновидность стратегии «управляемого хаоса» и «перманентных реформ» («перманентной модернизации»).

Так, выведение пограничных проблем из числа объектов национальной безопасности и отказ от парадигмы присутствия политического центра на пограничной периферии в интересах сращенных с финансово-олигархическим капиталом коррумпированных властных структур и политических акторов, реализующих стратагему «власть в обмен на территории» (рис. 3), следует рассматривать в качестве стратегического замысла, основными способами реализации которого являются:

1) подмена разработки национальной идеи манипуляцией общественным сознанием, в том числе в форме тиражирования идеи отсутствия у территорий См.: Милютин Д.А. Старческие размышления о современном положении военного дела в России // Русско-японская война, 1904–1905: Взгляд через столетие. М.: М.А. Колеров; изд–во «Три квадрата», 2004.

Послание Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2009. 13 нояб. Выделено автором.

См.: Интернет-проект Независимого института социальной политики «Социальный атлас российских регионов». ; Россия регионов: В каком социальном пространстве мы живем / Независимый институт социальной политики. М.: Поматур, 2005; Ступаков И.Н., Гудкова Р.Г. и др. Здоровье России: Атлас / Под ред. Л.А. Бокерия. М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева, 2005.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» Рис. 3. Пессимистический геополитический сценарий дезинтеграции Российской Федерации (в том числе приграничных) миссии и цели. При этом именно отсутствие национальной идеи и — как следствие — внятно артикулированного целеполагания позволяют манипулировать общественным сознанием и камуфлируют подлинное содержание пограничной политики;

2) передача разработки пограничной стратегии на ведомственный уровень, в основе чего лежит интерпретация принципа субсидиарности в духе либеральной парадигмы (представленной, в частности, в докладе А. Кинга и Б. Шнайдера «Первая глобальная революция» 1991 г., согласно которому глобальное регулирование должно было быть перенаправлено на уровень «регионального, районного и местного управления, а также к другим социальным системам, таким как образование, вооруженные силы, частное предпринимательство и даже семья»23);

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.