WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 28 |

100 Выпуск 1 С.С. Сулакшин В целом, обсуждая вопрос о связи политического спектра, качества государственного управления и успешности развития страны, исходя из приведенных результатов, можно достаточно уверенно утверждать о наличии такой связи.

Можно ли воздействовать на выявленные серьезные угрозы современной России Представляется, что да. В социальном пространстве борются (постоянно выводя страну из состояния равновесия) две социальные энергии: с одной стороны, большинства (интересы, идеология и практика которого маркируются как социализм или, в определенном случае, патриотизм, национальные интересы), и с другой стороны, меньшинства (интересы, идеология и практика которого маркируются как либерализм или — в том же, выше определенном случае — пренебрежение национальными интересами. Иногда это может доходить до системного целенаправленного игнорирования национальных интересов страны, с которым, очевидно, в новейшей истории столкнулись и СССР, и Россия).

В контексте задачи управления страной есть единственная сила, способная погасить опасные колебания состояния общества, — это государство. Точки приложения этой силы очевидны: это СМИ, институт пропаганды, воспитание, образование, политические механизмы и вышеупомянутые функции медиаторов, в частности, партийной системы.

Однако ни политическая система, ни партийная система современной России, с позиций влияния на качество государственного управления, критики не выдерживают. Более того, они продуцируют большие угрозы устойчивости, оптимальности развития страны и даже определенные риски ее развала.

Что же в таком случае можно предложить в порядке модификации негодной модели Например, что может заменить партии Приведенные на рис. результаты опроса Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования показывают, что следующим по влиянию за партийным институтом идет институт так называемых цеховых союзов. Иначе их еще называют отраслевыми объединениями. К этому же классу относятся саморегулируемые организации.

В ФРГ, например, такие организации введены законом в механизмы принятия государственных решений. В отличие от партий, цели которых во всем мире все больше расходятся с целями народа, интересы цеховых союзов вполне устойчивы, конкретны и профессионализм их предъявления и, главное, разработки предлагаемых властям проектов решений гораздо выше. Да и из рис. следует, что партии вовсе не обладают естественной монополией на медиацию социум–власть.

Скорее всего, историческая мировая эволюция пойдет по пути профессионализации коммуникаторов по предмету проблем общества, пути отказа от партий, которые специализируются на ином проблемном предмете — воспроизводстве себя во власти любой ценой. Реакции социума, неудовлетворенного состоянием дел в государстве, не решающем его проблем, и будут движителем предполагаемого прогноза эволюции партийных и политических систем.

Выводы, вытекающие из проведенного анализа, подкреплены мнением сетевого научного интеллекта — экспертного сообщества России, которое активно работает с Центром проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Научная дискуссия На рис. 19–20 приводятся результаты экспертного опроса, проведенного в сентябре 2009 г.

1. Государственные решения в России зависят от президента, от премьера, от крупного капитала, от иностранного влияния и от криминала. Все остальное — на уровне шума, включая российскую партийную систему.

2. Партийная система России — это суррогатная имитационная модель, фактически однопартийная модель, которая отличается от времен Советского Союза и КПСС своей крайней управленческой непрофессиональностью.

Рис. 18. Институты, оказывающие влияние на принятие властных решений 102 Выпуск 1 С.С. Сулакшин Администрация Президента Рис. 19. Ведущие акторы принятия властных решений в российской политической системе 3% 13% 45% Суррогатная, 7% имитационная Однопартийная Многопартийная Полуторапартийная Затрудняюсь ответить 22% Рис. 20. Характеристика современной российской партийной системы Общий вывод. Неизбежна смена нынешней модели как партийно-политической системы, так и их деструктивной связи с государственным управлением. Это произойдет, но, скорее всего, через новый масштабный кризис, который прогнозируется в пределах 10–12 лет. Но обнадеживает то, что этот кризис может стать последним — у страны есть шансы излечиться от ее современной болезни.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Некоторые аспекты партийного и политического строительства в России О.В. Гаман-Голутвина Эффективность госуправления — это соотношение реализованных целей к целям заявленным. Однако обсуждаемую тему имеет смысл рассматривать в более широком контексте. А именно — в контексте того, что система государственного управления может решать три принципиально различные задачи: может воспроизводить существующую ситуацию, осуществлять антикризисную деятельность, а может быть инструментом развития. Представленный в статье С.С. Сулакшина материал в полной мере показывает точку зрения автора о том, что существующая политическая система функционирует сегодня в лучшем случае как инструмент воспроизводства существующих диспропорций экономического и социального характера.

Для объективности оценки современной российской политической системы нужно отметить позитивные моменты, которые связаны с тем, что она на протяжении последних лет обеспечила определенную социальную устойчивость, обеспечила высокий — как это ни странно в условиях кризиса — уровень доверия граждан к власти и продемонстрировала собственную устойчивость в условиях трех существенных вызовов. Имеются в виду вызовы смены власти в начале 2008 г., военный конфликт в августе 2008 г. и экономический кризис 2008–2009 гг.

Однако, думаю, не стоит обманываться картиной стабильности и благополучия, поскольку на этом фоне существуют очень серьезные зоны напряжения, которые политическая система не решает, а скорее микширует. При этом базовая проблема существующей политической системы в том, что ее ядро — государство — будучи базовым публичным институтом, действует как партикулярный актор.

Следующая позиция, которую я в целом разделяю, — это совмещение методов математики и политологии. Кант говорил, что в каждой науке столько науки, сколько в ней математики. Мне представляется, что попытка политического анализа и прогноза с использованием математических методов для оценки эффективности институтов (но не среды), проделанная С.С. Сулакшиным, продуктивна и может быть поддержана. Однако эти возможности не безграничны и требуют корректности в использовании. В особенности это касается попыток «исторической реконструкции» — ретроспективного политического анализа с использованием математических методов.

Трудно спорить и с тезисом о кризисе институтов представительной демократии в нашей стране, но стоит сказать, что это мировой процесс. Неслучайно когда-то в «Великом инквизиторе» Достоевский написал, что нет насущней для 104 Выпуск 1 О.В. Гаман-Голутвина человека заботы, как, став свободным, вновь искать того, кому бы поклониться.

В XX в. об этом писал Эрих Фромм как о феномене бегства от свободы.

Что происходит в этом отношении у нас Критиковать парламентаризм довольно легко, особенно мне, поскольку мне пришлось руководить крупным исследовательским проектом по сравнительному изучению институтов парламентаризма в современной Европе, и к высказанному ранее можно было бы добавить немало эмпирического материала. Единственное, что я хотела бы отметить, характеризуя последние тенденции, это следующее: мы знаем, что в период последнего избирательного цикла были предприняты шаги по существенному обновлению и омоложению парламента, в частности, Государственной Думы.

Действительно в ГД появилось много известных, симпатичных и молодых лиц.

Это, несомненно, позитивная тенденция. Однако у меня порой возникает ассоциация с советским Верховным Советом, в котором заседали доярки и ткачихи. Сегодня в ГД присутствуют гимнастки и балерины (хорошо представлены также зимние виды спорта), но возникает вопрос об эффективности участия новых депутатов в законотворческой деятельности.

Что касается Совета Федерации, то он давно стал столичной площадкой лоббирования коммерческих интересов, а не ареной регионального представительства. В связи с этим можно отметить такой важный параметр, как эффективность законотворческой деятельности Думы. И здесь математический расчет, я полагаю, является объективным и трудно поддающимся оспариванию критерием.

Обратимся к анализу другого института представительной демократии — партиям. Оценка их в докладе сугубо критична. Комментируя, я бы отметила следующее: во-первых, нельзя не учитывать то обстоятельство, что российский партогенез пришелся на период заката партий в мире. Партии повсеместно или частично вытесняются группами интересов, что заставляет вспомнить известную метафору Клауса фон Бойме о том, что «сегодня люди вступают в партию, как заходят в трамвай. И, доехав до нужной остановки, — выходят». Позиция С.С. Сулакшина заключается в том, что партии должны быть заменены группами интересов. Я в этом, честно говоря, не уверена. Мне кажется, что имеет смысл приложить усилия для аутентичного воплощения идеи института современных политических партий. Конечно, партия не должна быть классическим, громоздким, идеологическим образованием; она может быть мобильным образованием, но при этом ее функции не должны исчерпываться исключительно PR-функциями.

Если говорить о сегодняшних российских политических партиях, то, очевидно, что они в значительной степени выступают не столько как самостоятельные субъекты политики и агенты формирования политического истеблишмента, сколько как инструмент управления политическим рынком. Иначе говоря, известнейшее выражение Ключевского, что у нас «не было борьбы партий, а была борьба учреждений», приходит на ум в том числе и после единого дня голосования 11 октября, когда стало очевидно, что именно соперничество реальных центров власти является инструментом структурирования партийного пространства.

В этой же связи можно упомянуть мировую практику анализа эффективности политических партий в контексте их законодательного регулирования. Есть ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Научная дискуссия замечательный анализ американского политолога Кеннета Джанда, который показывает, как влияют различные модели законодательства на эффективность партийного функционирования. В данном случае можно сказать, что мы имеем дело с максимально благоприятным для крупных партий законодательством (в системе координат Джанды). В этой связи можно вспомнить, что с формальной точки зрения партизация парламентского рекрутинга рассматривается в литературе как критерий профессионализма формирования парламента. Имеется в виду, что партии в качестве субъектов формирования власти и парламента, в частности, пришли на смену неформальным образованиям — кружкам, кликам, клубам и т.д. Если смотреть не формально, а реально, то мы можем увидеть, что этот формат законодательства весьма амбивалентен и может сказаться не только на небольших партиях, не только, условно, на оппозиционных партиях, но и на самой партии власти, и может стать буквально медвежьей услугой. Нечто подобное происходило в советский период с КПСС. Не исключено, что на фоне благоприятного законодательства слухи о фактической кончине российских политических партий при их формальном расцвете могут и подтвердиться.

Следующий институт, на который обращает внимание в своей статье С.С. Сулакшин, — институт гражданского общества. Это традиционно сложная тема. Коротко отмечу только две вещи. Во-первых, СМИ. Генерализируя проблемную ситуацию наших СМИ, могу сказать, что почти во всех постсоциалистических странах, независимо от конкретики, картина примерно одинаковая:

СМИ действуют как институт демодернизации в режиме понижающей селекции. К сожалению, Россия в этом отношении — не исключение.

Еще один институт, о котором говорит докладчик, — это Общественная палата. Безусловно, очень важный институт. Однако ряд неоднозначных фигур в этой организации способны существенно снизить ее авторитет.

И последний пункт анализа — регионы. Когда-то один из членов региональной элиты своего времени Салтыков-Щедрин, вице-губернатор Рязани и Твери, сказал о своих собратьях-губернаторах: «Стоят на коленях, но по глазам видно, что бунтуют». С моей точки зрения, этап стояния на коленях закончился.

Подводя итоги, попробуем ответить на вопрос: что происходит Происходит, с моей точки зрения, возврат к традиционной для России модели растворения политического управления в административном. Если политика в России возникла после 17 октября 1905 г., то сейчас мы наблюдаем возврат к традиционной модели, что вряд ли внушает оптимизм. Главное здесь заключается в том, что предпосылки и субъектности, и достаточно успешного политического управления существуют. Есть ресурсы, есть благоприятная в целом ситуация, однако нет ключевого ресурса — нет «длинной» политической воли. Гегель говорил, что ничто великое не осуществляется без страсти. Так вот ее как раз и нет. Если же страсть и есть, то она очень отчетливо сублимируется в экономическую пассионарность. По опыту другой большой страны мы знаем, как она может трансформироваться: Финансист. Титан. Стоик. Пока мы наблюдаем этап финансистов.

Придут ли им на смену титаны — этот вопрос остается пока открытым.

106 Выпуск 1 Государственное управление и представительство интересов Л.И. Якобсон Тема «роль партий в государственном управлении» интересна не только в публичной политике (об этом много писали), но и в государственном управлении в его целостности. Такая постановка вопроса плодотворна, потому что в сегодняшней России сфера публичной политики слабо развита и скорее обслуживает сферу политико-административных взаимодействий, совершающихся внутри государственного аппарата. Почему не развита сфера публичной политики Главным образом, не в силу чьего-то противодействия, а потому что у нее нет достаточно прочной базы в виде низовой самоорганизации граждан. Группы разнообразных интересов, как правило, не оформлены, организационно не подкреплены и не обладают необходимыми ресурсами и навыками совместных действий. Соответственно, партии не могут строиться по-настоящему органично, через интеграцию интересов «снизу-вверх». Это неизбежно ограничивает способность выполнять свойственные им функции.

Первая из них — именно функция интеграции разнообразных интересов в процессе целеполагания. Трудно подвергать сомнению значимость этого процесса и необходимость диалога для его полноценного осуществления. Вот партии как раз и должны быть наиболее активными участниками такого диалога.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.