WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 28 |

По столь же непонятным причинам в 1998 г. было принято еще одно ошибочное решение: передать разработку всех МБР и БРПЛ тому конструкторскому бюро, которое ранее прославилось благодаря своим твердотопливным грунтово-мобильным ракетам «Тополь», оснащенным единственным ядерным ББ.

Данный факт (отказ от опоры на положительный опыт нашего самого передового в мире жидкостнотопливного ракетостроения в пользу довольно отсталого и дорогостоящего — твердотопливного) привел к тому, что Россия ныне реализует программу создания лишь легких твердотопливных ракет, с целью замены ими всех имеющихся. Динамика подобной модернизации (уменьшения числа российских баллистических ракет и забрасываемого ими веса — главного показателя их мощности и способности преодолевать ПРО противника) показана на рис. 4.

Сравнение ожидаемого в 2015 г. общего числа российских баллистических ракет (примерно 150 штук) и забрасываемого ими суммарного веса с этими же параметрами 2000-го показывает, что количество первых снизится за этот период в 6 раз, а вторых — более чем в 10. С одной стороны, это вызвано массовой ликвидацией тяжелых многозарядных МБР и БРПЛ, вследствие их физического износа. С другой — малыми темпами их замены на новые, которые к тому же имеют малый забрасываемый вес и пока что оснащены лишь одним ББ, так как многозарядные РС-24 и «Булава-30» еще не созданы, несмотря на упущенное десятилетие.

Что же касается ПРО США, то ее потенциал по перехвату ББ после 2015 г. может превысить число наших баллистических ракет более чем в 2 раза (см. нижнюю правую часть рис. 4). Превалирующую роль в ней, по-видимому, станут ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» играть американские антиракеты типа «РАС-3» и «Standard — SM», что следует из успешных испытаний двух подобных ракет в марте 2009 г.9, проведенных в рамках интенсивно разрабатываемой подсистемы ПРО на театре военных действий (THAAD). Именно эти результаты и позволили президенту США заявить о возможном отказе от размещения их 10 противоракет в Польше.

Число, Вес, т шт.

Межконтинентальные баллистические ракеты (новые) Забрасываемый вес, суммарный Баллистические ракеты подводных лодок (старые) Баллистические ракеты подводных лодок (новые) Межконтинентальные баллистические ракеты (старые) Потенциал перехвата ЯБП системы ПРО США, штук Годы Рис. 4. Динамика потенциалов российских ракет и американской ПРО Кроме того, из-за срыва сроков с вводом в строй «Булавы-30» существует большой риск для России вообще остаться без БРПЛ, а значит, и морского компонента своих СЯС. К такому выводу можно прийти, анализируя не только результаты натурных испытаний разрабатываемой для него только одной «Булавы-30» (подавляющее их большинство — неудачные), но и публичные высказывания компетентных специалистов. По крайней мере, большинство из них не верят в реальность принятия ее на вооружение, если учесть, что у получивших данный заказ российских предприятий нет ни опыта проектирования и изготовления ракет подводного старта с несколькими ББ индивидуального наведения, ни стендовой базы для их экспериментальной отработки в реальных условиях.

Резюмируя, подчеркну, что декларации о высокой эффективности «Тополя-М» и «Булавы-30» не соответствуют действительности: они не могут обеспечить прорыва ПРО большим числом ложных и боевых блоков, одновременно доставленных в зону ее действия. Дело в том, что: а) надежность доведения боевого приказа до АПЛ с БРПЛ и МБР мобильного базирования по беспроводным каналам крайне ограничена; б) местонахождение, а также время предстартовых операций и подлета запущенных с них ББ к целям — разное; в) к тому же подавляющее число АПЛ и МБР будет уничтожены еще до пуска ракет.

Amy Butler. THAAD Turnaround. Aviation Week and Space Technology, August 17, 2009. Р. 38–42.

64 Выпуск 1 П.Г. Белов Самосохранение России требует истинного партнерства и неотложных мер Ошибочное решение передать функции многозарядных шахтных МБР мобильным ракетам типа «Тополь» и БРПЛ стало возможным благодаря «партнерству» с американцами, которые уже 20 лет формируют у руководства страны нужные им мнения, например, о якобы уязвимости наших шахтных ракет и живучести наземно-мобильных. Делается это с помощью российских учреждений типа ЦНИИ-4 МО РФ и многочисленных «центров», которые были специально созданы при институтах РАН и МГУ для исследования не национальной, а международной безопасности и разоружения. Однако лишь мнение руководителей этих неправительственных организаций преподносилось ведущими СМИ как единственно верное.

Например, один из заместителей директора ИСКАН РАН в свое время был откомандирован в Минобороны России, где в течение почти пяти лет определял его военно-техническую политику, руководя развитием наших вооружений.

А вот бессменный директор Центра исследований международной безопасности при ИМЭМО РАН делал это же в течение восьми лет законотворчески — как заместитель председателя комитета Госдумы РФ по обороне. Что касается военно-стратегического обоснования программ «модернизации» наших СЯС, то его осуществлял тогдашний начальник 4-го ЦНИИ МО РФ генерал В. Дворкин, одновременно являющийся как бы внештатным консультантом сразу двух министерств обороны — России и США.

Именно эти и подобные им лица, говоря об отсутствии у МБР типа «Тополь» аналогов и якобы неудачных попытках США включить его в число сокращаемых по соответствующим договорам с Россией, не только скрывали истинные мотивы отказа американцев от их «Midgetman», но и всячески препятствовали воспроизводству российских многозарядных шахтных ракет. Именно они, используя временно возникшие у «КБ им. В.П. Макеева» трудности, сначала сорвали окончательную отработку его почти готовых БРПЛ «Барк» и «Синева-М2», а затем содействовали получению Московским институтом теплотехники заказа на создание вместо них унифицированной «Булавы-30», несмотря на отсутствие «морского» опыта и необходимой для этого стендово-испытательной базы.

Да и сам автор этой статьи не раз лично убеждался в том, что предложения наладить воспроизводство в России не мобильных «Тополей», а многозарядных шахтных ракет торпедировались не вескими контраргументами, а ссылками тогдашнего статс-секретаря Минобороны России на Главкома РВСН, а его — на начальника 4-ЦНИИ МО РФ и т.д. — по кругу. Запомнились также нелестные слова в их адрес Ю.С. Алексеева, директора Днепропетровского машиностроительного завода — изготовителя самых мощных в мире ракет типа Р-36 (SS-18), безуспешно пытавшегося передать России так необходимую для их воспроизводства стендовую базу и вынужденного даже прилететь в Москву в надежде получить поддержку в этом вопросе со стороны нашего Верховного Совета.

А разве случайно, что руководитель упомянутого выше Центра ранее пытался опровергнуть выводы цитируемой выше статьи в «Foreign affairs» Причем делал это в соавторстве с тремя заокеанскими коллегами, и даже упрекал ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» власть России в недостаточности мер, принятых ею для поддержания боеспособности наших СЯС. Затем он потребовал покончить с «мракобесием» своих оппонентов, подтверждая необходимость «значительного расширения серийного производства грунтово-мобильных МБР типа «Тополь-М». Сегодня этот ученый и политолог уже пугает нас последствиями задержки с подписанием нового договора по СНВ.

Так что есть основания утверждать, что без подобного проамериканского лобби в России мы не стали бы «модернизировать» свои РВСН (уничтожать многозарядные шахтные МБР) по плану, разработанному 25 лет назад в Центре компьютерного моделирования и имитационных программ СОИ (база ВВС США в Фальконе). И разве не странно, что реализующие этот план параметры двусторонних сокращений СНВ были впервые10 опубликованы в майском номере ежемесячного журнала ИСКАН РАН за 1992 г. Без каких-то изменений они оказались через месяц в тексте рамочного соглашения, а спустя еще полгода — и договора СНВ-2! Вот почему России необходимо срочно отказаться от подобного «партнерства» и принять меры по сохранению, а затем и укреплению национальной безопасности. Первая группа мер должна иметь геополитическую направленность, а цель — создание союза государств, способных противостоять гегемонии США.

Наибольшую перспективу могли бы иметь меры, направленные на усиление Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), так как в пользу этой идеи можно привести, как минимум, следующие аргументированные суждения.

Первое из них принадлежит влиятельной американской газете «Christian Science Monitor», которая заявила, что после вступления в ШОС Индии, Пакистана и Ирана на Евразийском континенте будет создан колоссальный блок, который кое-кто на Западе уже окрестил «антиНАТО». В этом случае вся Центральная Азия станет для американцев недосягаемой мечтой, так как Иран, Пакистан, Индия, Китай и Россия будут обладать внушительным совокупным военным потенциалом. Что это так — подтверждает одно из последних учений вооруженных сил трех последних стран–членов ШОС, охватившее половину Восточного полушария и придавшее совершенно иной оттенок мероприятиям, проводящимся в ее рамках.

Другое обоснованное предположение11 касается уже возможных геополитических последствий предлагаемой меры:

а) ШОС распространит свое влияние фактически на весь исламский мир, так как у США нет там «карманного» режима с безупречной репутацией;

б) американцам придется уйти из этого региона, и поэтому он всецело станет как бы «внутренним двором» ШОС;

в) прагматичные страны ЕС и Восточной Европы немедленно «отвалятся» от США и начнут дрейф в сторону более богатого восточного соседа;

Думаю, что неслучайно этот журнал в свое время начал формировать общественное мнение о реальности сокращения арсенала наших СЯС до 1000 ББ после прихода к власти нового президента США. Подробнее об этом см. в статье: Бочаров И.Ф. Реальна ли реформа ядерной политики США // США: Экономика, политика, культура. 2008. № 10. С. 43–51.

Дроздов Ю. Геополитические шахматы // Военно-промышленный курьер. 2007. № 47.

66 Выпуск 1 П.Г. Белов г) учитывая все это, Западная Европа наверняка пересмотрит свое традиционное отношение к идеалам атлантизма.

Не менее важны экономический и военный эффекты подобной идеи: страны ШОС могут полностью исключить США из системы распределения энергоресурсов Центральной Азии, так как под влияние шиитского Ирана попадет также шиитская часть Ирака со своими запасами нефти. А вот обновленная ШОС станет практически неуязвимой для США и НАТО в целом: ведь опираясь на российские военные технологии и евразийские пространства вместе с природными и людскими ресурсами, этот союз станет доминирующей силой в Восточном полушарии и дурным примером для самостоятельных латиноамериканских лидеров типа У. Чавеса.

При этом наибольшую пользу от реализации данной идеи получит Россия, располагающая наиболее передовыми разработками в сфере науки и техники.

Дело в том, что упомянутые выше евразийские страны являются традиционными покупателями наших вооружений и военной техники, а в случае интеграции, ШОС будет вынуждена перейти на российские военные стандарты, и для западных продавцов не останется ни единой ниши. Более того, «воодушевленные» подвигами США на ниве продвижения демократии страны ШОС могут прийти к пониманию потребности в единой ПВО и ПРО, в основу которой может быть положена опять же российская система предупреждения о ракетном нападении.

Вторая группа мер должна быть направлена на пересмотр ныне действующей государственной программы развития СЯС. По мнению Г.А. Ефремова, разработчика наших ракет РС-18 (SS-19) и уже цитируемого Ю.П. Григорьева — бывшего заместителя генерального конструктора «КБ им. В.П. Макеева», необходимо оперативно создать новую жидкостную многозарядную шахтную МБР либо начать укомплектовывать РВСН надежными и высокоэффективными БР Р29-М2 «Синева-М». В последнем случае потребуется лишь новый пусковой контейнер вместе со средствами подготовки этой ракеты к старту, а также доработка системы ее амортизации в шахтах, высвобождающихся после снятия ракет УР-100. Более того, данное решение позволило бы загрузить производственную базу жидкостного ракетостроения, а мощности твердотопливного сконцентрировать на массовом изготовлении ракет типа «Тополь», РС-и, возможно, «Булавы-30».

Отказываясь же от подобных мер и постепенно снимая с боевого дежурства выслужившие срок МБР и БРПЛ, мы с каждым годом будем подвергаться все большему давлению со стороны США, непрерывно усиливающих свою ПРО.

Ядерного нападения на Россию они, скорее всего, не предпримут (для Москвы уготовлена роль нового Вавилона, а для Сибири — с ее Байкалом и почти девственной природой — резервата для «золотого миллиарда»), но если мы заупрямимся и проявим недовольство, то устроят ряд диверсий с мобильными «Тополями», организуют шум в прессе с требованием взять, наконец, контроль над российскими СЯС.

Не исключена также и агрессия с применением лишь обычного высокоточного оружия, к отражению которой мы вскоре окажемся совершенно не готовы12.

Об этом см. обстоятельную статью Храмчихин А.А. в сборнике: Вооруженные силы России:

Цифры и факты. 2008, № 7. С. 138–153.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ Тема номера «Национальная безопасность в условиях глобализации» Нетрудно также понять причину появления только что рассмотренной и иных катастрофических ситуаций в сфере национальной безопасности: они — в отсутствии не только строго регламентированной процедуры принятия важнейших государственных решений, но и научно-исследовательских организаций, ответственных за подготовку соответствующих предложений и отвечающих за их качество. Иное дело в США, где они готовятся Советом по оборонной политике с привлечением Гуверовского института, РЭНД корпорейшн и других серьезных учреждений, а оцениваются Исследовательской службой Конгресса, предназначенной для выявления возможных негативных последствий.

А вот в России — иная ситуация: аналогичные функции возложены на межведомственные комиссии Совета безопасности РФ и экспертные советы Федерального собрания, которые редко обновляются и не всегда регулярно функционируют, так как работают на общественных началах.

Времени для противодействия у России осталось совсем мало: по словам авторов «Foreign affairs» — до 2015 г. А если все будет идти как сейчас, то еще меньше.

68 Выпуск 1 Об экологических аспектах деятельности отечественных и зарубежных космодромов.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |   ...   | 28 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.