WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |

Управление процессами массовой коммуникации вносит символизацию в построение не отдельного текста, а всего текстового 167  потока. Происходит типичное управление будущим событием, подготовка ожидания населения. Имиджмейкеры с помощью других политических консультантов – спин-докторов и PR-менеджеров создают события, исходя из знания того, что именно представляет интерес не только для целевых аудиторий, но и для самих масс-медиа, которые сильно изменившись, предпочитают освещать не политические события, а развлечения.

Политический менеджер должен учитывать тот факт, что большинство масс-медиа стали не информировать общественность, а привлекать потребителей ради прибыли. В США локализуют исчезновение самого понятия смешанной аудитории американцев, собирающейся по вечерам у телевизора и смотрящей новости в течение 30 минут.

Отмечается деполитизация основного массива прессы и заметное сокращение объёмов информации, посвящённым государственным делам.

Неполитические новости, наоборот, так стали влиять на способы освящения политики, что сама граница между общественными делами и развлечениями начала стираться в стилистике их актуализации масс-медиа.

При этом новостные выпуски стали короче, делая упор на эмоции и скандалы, связанные с личной жизнью политиков. Даже сама манера шоубизнеса, рейтинговых и развлекательных программ перенеслась в политический сегмент и имитируется в российских общественнополитических программах, в которых всё больше участвуют известные актёры и поп-звёзды. Масс-медиа меньше отводят времени и содержанию предвыборных программ политиков.

Объём интерпретаций в комментариях по сравнению с размерами объективной политической информации угрожающе растёт. Во многих западных демократиях (США, Великобритания и др.) время, уделяемое масс-медиа на освещение политических кампаний, стремительно сокращается. Образ гражданина-избирателя, задумывающегося о судьбе своего отечества и поэтому нуждающегося в достоверном политическом 168  контенте, сменил образ избирателя-потребителя с неразборчивыми политическими предпочтениями, жаждущего постоянных развлечений.

Многие зарубежные специалисты (М. Кербел, М. Франклин и др.) усматривают в этом процессе серьёзную угрозу для основ демократии.

Схожего мнения по отношению к демократии в России придерживается исследовательница С.Н. Пшизова.

В борьбе со слухами главным становится показ искусственности раздуваемого скандала и явной заинтересованности в нем его авторов.

Политические оппоненты выбирают для работы групп по распространению слухов многолюдные рынки, общественный транспорт в часы пик, очереди, вокзалы, интернет-ресурсы и т.п. При достаточно интенсивном формировании устойчивого слуха информация распространяется подобно эпидемии. Этому стоит противопоставлять опровержения или контрслухи.

Символизация автономных сфер имиджа учитывает существующие ниши, привычные для основных целевых аудиторий. Элементы имиджа политика – причёска, одежда, манера держаться и даже духи – корректируется в зависимости от предпочтений тех целевых аудиторий, на которые он планирует опираться. К примеру, в академических и деловых кругах часто принят соответствующий стиль. В молодёжной среде популярна своя одежда и причёски. Некоторые группы граждан придерживаются своеобразного дресс-кода. Данные параметры также должен иметь в виду профессиональный политический менеджер.

От правильно конструированного имиджа часто зависит судьба политика. Так, непрофессиональная работа политического консультанта стала одной из причин отставки В. Черномырдина с поста премьерминистра в 1998 году. В его случае цепь двусмысленных поступков премьера позволяла интерпретировать их не так, как следует. Что и повлияло на его имидж. Специалист Почепцов считает, что лидер должен 169  чётко выдерживать свой имидж и свои поступки. То есть, говоря о себе как о «хозяйственнике», В. Черномырдин должен был и выстраивать на этом свой имидж. Политик должен быть узнаваем и чётко отделен от других.

Есть пример и качественной работы имиджмейкеров над личностью бывшего мэра Москвы Ю. Лужкова. Был создан образ деятельного, коммуникабельного политика, который дополнялся отдельными чертами в стиле одежды (знаменитая кепка) и особенностями времяпровождения (купание в проруби, игра в футбол, дружба с диггерами). Узнаваемый имидж, в свою очередь, долго работал на самого политика до его политического остракизма.

Корпоративные технологии политического имиджмейкинга можно рассмотреть на примере модели А.Н. Чумикова, которая выделяет следующие элементы: корпоративную философию; историю-легенду;

внешний облик организации; образ сотрудников; образ окружающей территории; сэмплинги; общий образ организации.

Так как корпоративные технологии политического имиджмейкинга логично применять к партиям, а также к организациям государственного и местного самоуправления, то под корпоративной философией партии, прежде всего, понимается её устав, в случае органов власти – это создание морально-этических принципов. При этом, чем уникальнее корпоративная философия, тем она более работоспособна. Лучшим вариантом будет, если такая философия апеллирует к некоторым базовым общечеловеческим ценностям (честь, труд, жизнь, семья, братство, дружба, свобода, взаимопомощь и т.п.).

Методика истории-легенды формирует благоприятный имидж политической организации путём её апелляции к своему великому прошлому. К примеру, британская умеренно-правая Консервативная партия ведёт свою летопись с конца 1670-х гг., года появились английские тори. Демократическая партия США своими основателями считает 170  американских президентов М. Бюрена, Т. Джефферсона и Э. Джексона. В этом случае имиджмейкерам помогает политический брендинг.

Внешний облик политической организации также должен соответствовать статусу, на который она претендует. Это должен быть удобный офис органа власти. Политическая партия должна иметь и общественные приёмные. Хороший имидж создаёт наличие интернет-сайта у организации.

Образ сотрудников политической организации нужно поддерживать на достойном уровне. Это касается не только руководства министерств, отделов, агентств и партийных лидеров, но и рядовых сотрудников. При этом образ партийных активистов может быть не таким деловым, как, скажем, имидж у партийных функционеров.

Образ окружающей среды, расположенной вокруг офиса органа власти или политической партии, также не должен вызывать негативных ассоциаций. Такому представлению может соответствовать и кредо организации: «порядок в мыслях – порядок в делах»; «чистота во дворе – прозрачность в финансах» и т.п.

Политические сэмплинги заключаются в том, что молодые сотрудники органов власти или партийный активисты предлагают гражданам информацию о своих проектах (экологических, социальных, молодёжных и др.) в виде раздаточного материала, где указывается адрес политической организации с контактными телефонами и электронной почтой доверия для пожеланий. Предлагается принять участие в разнообразных акциях.

Все перечисленные имиджевые технологии постепенно составляют общий образ политической организации. Теперь перейдём к политическому брендингу.

Политический брендинг (англ. brand – клеймо) – это технологии конструирования политического образа, целостно его символизирующие и часто требующие законодательной регистрации. Исследователь С.

171  Анхолт считает, что от бренда сильней зависит репутация организации, с которой собираются иметь дело. Политический брендинг, в отличие от политического имиджмейкинга, менее связан с политическими лидерами, отдавая предпочтение крупным политическим акторам – партиям, государствам, регионам, городам и т.п.

Политический имидж, в отличие от политического бренда, который в сознании публики уже стал символом надёжности и качества, не всегда оказывается столь же респектабельным как бренд. Иными словами, имя политического бренда – это символ гарантии надёжности реформ и качества политических решений, который внушает гражданам чувства доверия и защищенности. Так или иначе, политический брендинг часто переплетается с политическим имиджмейкингом, часто поддерживая его.

Тоже можно сказать и о политическом имиджмейкинге.

Отечественный политолог О.Ф. Русакова считает, что за политическим брендом, как и за фамильным гербом, стоит славная история организации, которая репрезентирует определенную репутацию. Как правило, подобно фамильному гербу, который выступает собственностью семьи, её легитимным атрибутом, политический бренд требует официальной регистрации своих элементов, то есть, является объектом собственности, в отличие от политического имиджа.

По мнению российского политолога А.Н. Вихрова, политический брендинг предполагает процесс создания бренда и управления им. Он считает, что политический брендинг включает в себя создание, усиление, ре-позиционирование, обновление и изменение стадии развития бренда, его расширение и углубление. Учёный справедливо полагает, что степень известности бренда – один из самых популярных и доступных методов изучения бренда. Как правило, степень популярности политического бренда определяется процентом целевой аудитории, который может 172  вспомнить данный бренд. Это достаточно широко используемый способ измерения эффективности политико-маркетинговых коммуникаций.

Технологии политического брендинга удобно разделить на партийные, государственные, региональные и ребрендинг. Рассмотрим их по порядку.

Партийный брендинг по схеме российского политолога О.Е. Гришина (с небольшой авторской корректировкой) предполагает следующие формы деятельности политического консультанта:

1) политический нейминг (разработка названия политической партии, в том числе эффективной аббревиатуры);

2) выбор альтернативных названий для партийного бренда;

3) формирование партийных девизов;

4) разработка дизайна детальной партийной эмблематики (молодёжные движения, связанные с партией также могут получить схожие политические эмблемы);

5) создание партийных лозунгов для текущих политических акций (пикетов, митингов, демонстраций, политических флэшмобов, политических перфомансов и т.п.);

6) определение партийных бренд-персон из лидеров;

7) дизайн материалов политической рекламы.

Отечественный политолог Г.Г. Пушкарёва считает, что партийный бренд подразумевает формирование в массовом сознании символов, значений, образов, способных в соответствии с целями политической партии, как субъекта политико-технологической деятельности, определять особенности развития конкретного политического процесса. Партийный бренд позволяет определять принадлежность политического субъекта к конкретной политической организации, конкретизировав при этом её место в иерархии позиций политического пространства.

173  По мнению украинского политолога Л. Хоришко, партийный бренд можно рассматривать как фактор технологизации политического процесса в контексте оптимизации деятельности политической партии как самостоятельного субъекта политического пространства, который стремится реализовать имеющиеся ресурсы для получения, содержания, реализации властных полномочий и обеспечения высокого уровня поддержки среди общества. Исследователь полагает, что наличие собственного бренда позволяет политической партии не только эффективно сформировать стратегические направления своего развития, решить вопрос партийной интеграции, идентификации, дифференциации в политическом пространстве, но и усилить связь с обществом на основе учёта его интересов и потребностей, применяя при этом конкретные политические технологии.

Партийный брендинг по Хоришко предполагает работу политического консультанта над следующими элементами политического символа:

1) атрибуты, описывающие бренд как физический объект (внешний вид, размер, основные компоненты);

2) преимущества бренда (его уникальные свойства, направленные на удовлетворение специфических потребностей аудитории);

3) ценности бренда (характеристика отношения к нему потребителей);

4) индивидуальность бренда (символы, которые позволяют представить бренд в виде человеческих характеристик и обеспечивают эмоциональную связь с потребителем, способствуя высокому уровню популярности);

5) сущность бренда (его основная идея).

Современные российские исследователи в сфере брендинга В.

Тамберг и А. Бадьин анализируют различные примеры отечественного партийного брендинга. К примеру, бренд партии «Яблоко» является стилизацией одноимённого фрукта. Но политический бренд это не только 174  визуализация символа. Так, на последних политических кампаниях бренд партии значительно утратил гармонию с имиджем лидера партии. Реальная ценность вектора имиджа «Григорий Явлинский» – «неагрессивность» – вступила в явное противоречие с ценностью, которую доносило рекламное сообщение – «борьба с коррупцией». Увы, на борца с коррупцией Г.А.

Явлинский с его имиджем интеллигента так и не смог стать похожим.

Причина – имидж политика вошёл в противоречие с партийным брендом.

Российские коммунисты, наоборот, старались, чтобы политический имидж Г.А. Зюганова не противоречил партийному бренду КПРФ.

Коммунистические лидеры дистанцируются от образа респектабельного буржуа. Политический бренд коммунистической партии складывается не только из символики – красного цвета, серпа и молота, партийного девиза «Россия. Труд. Народовластие. Социализм», но и из исторических личностей – В.И. Ленина, И.В. Сталина и др. Также политический бренд партии традиционно апеллирует к интересам простого гражданина и труженика. Правда, наблюдаются и некоторые противоречия. К примеру, не так давно руководство партии решило делать ставку на сближение с Русской православной церковью, хотя раньше это было трудно представить. Тем не менее, партийный бренд КПРФ представляет собой наиболее целостную структуру.

Бренд партии ЛДПР символически представляет собой щит тёмносинего цвета с золотистым обрамлением. На щите карта России, из-за неё восходит солнце, на фоне которого сокол с распростертыми крыльями.

Надпись на гербе гласит: «Свобода. Патриотизм. Закон». Однако этот девиз не всегда совпадает с партийной риторикой. Партийный бренд либерально-демократической партии обладает весьма размытым позиционированием и неясным, разноплановым эмоционированием.

Поэтому при отсутствии чёткой стратегии построения партийный бренд целиком опирается на имидж политического лидера – В.В. Жириновского.

175  Атрибутами этого политика являются энергия, напор и агрессия в общении, что импонирует части российских политических потребителей.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.