WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |

Затем следовали уничижительные комментарии к сообщениям и поправки к сводкам командования вермахта. Весь штат немецкого радио охватывала паника, они прекращали передачу новостей и включали музыку. Однако как только немецкий диктор опять передать сообщение, снова звучал тот же голос и так же невозмутимо отпускал свои ядовитые замечания.

Позднее советские специалисты стали имитировать голос Геббельса и даже Гитлера и передавать их «речи», которые на первых фразах звучали вполне достоверно, пока в них не появлялись откровенно пораженческие настроения.

Такие приёмы «чёрной» пропаганды с советской стороны можно охарактеризовать как манипулятивную технологию захвата и присоединения аудитории. Использовалась она, естественно, и нацистами.

133  Российский политолог С.Г. Кара-Мурза считает, что это наиболее популярная политическая технология у современных масс-медиа. Первый её этап – это захват – установление контакта с аудиторией и создание канала, по которому будет идти сообщение путём различных узнаваемых уловок на основе некой общности интересов (высказывания в сообщении типа «немцы», «коммунисты», апелляция к грубым стереотипам и т.п.), затем следует второй этап – присоединение, когда обозначается такой контакт, который в силу положительного отношения к нему аудитории имеет тенденцию сам себя поддерживать (подражание голосу Гитлера для дезинформации противника).

Кроме того, каждый вид современной пропаганды использует разнообразные политические технологии тактического плана:

тоталитаризм источника сообщений; сенсационность и срочность сообщения; повторение сообщения; дробление целостной фактологической картины; активизация стереотипов; подмена информации мнением; изъятие из контекста; прикрытие авторитетом.

Известный специалист в области психологии В.А. Сороченко описывает несколько пропагандистских технологий. Рассмотрим их более детально.

Информационная блокада всегда тесно связана с формированием «информационного вакуума». Так, после терактов в Нью-Йорке сентября 2001 г. правительство США выдвинуло список «рекомендаций» американским СМИ. Им, среди прочего, настойчиво предлагалось воздержаться от подробного освещения деятельности «Аль-Каиды», от цитирования У. Бен-Ладена и от публикаций интервью с ним.

В начале 1990-х годов во время подготовки и проведения рыночных реформ Е. Гайдара и А. Чубайса был установлен аналогичный «информационный вакуум» – к массовой аудитории не были допущены специалисты, предупреждавшие о губительных последствиях передачи в 134  частные руки эффективных, конкурентоспособных государственных предприятий мирового уровня, которые обогащали казну и кормили страну.

Обход с фланга заключается в дозированной передаче достоверных сведений, точность которых заранее известна слушателям или читателям и может быть легко ими проверена. В убеждающем воздействии используются, в частности, фактические данные. Например, во время Второй мировой войны английской разведке удалось достать пофамильные списки всех командиров немецких подводных лодок. Пропаганда звучала приблизительно так (цитируется по книге И. Бунича «Операция «Гроза»):

«Мы обращаемся к вам, командир подводной лодки «U-507» капитанлейтенант Блюм. С вашей стороны было очень опрометчиво оставить свою жену в Бремене, где в настоящее время проводит свой отпуск ваш друг капитан-лейтенант Гроссберг. Их уже, минимум, трижды видели вместе в ресторане, а ваша соседка фрау Моглер утверждает: ваши дети отправлены к матери в Мекленбург...». После этого передавались пропагандистские сообщения о ненужности войны, безвыходном положении Германии и т.д.

Создание информационной волны предполагает пропагандистскую акцию, которая заставляет большое количество средств массовой коммуникации комментировать первоначальные сообщения. К примеру, российские власти через масс-медиа муссировали тему чеченских боевиков, террористов из «Аль-Каиды», якобы постоянно скрывающихся в Панкисском ущелье на территории Грузии для политического давления на Тбилиси.

Создание ассоциаций происходит способом привешивания ярлыков к известным политикам, организациям или событиям: «Сталин – это Ленин сегодня» – советская пропаганда; «С. Хусейн – арабоговорящий Гитлер» – американская пропаганда; «НАТО – фашизм» – югославская пропаганда.

135  Создание угрозы рассчитано на появление страха в обществе с целью удержания политической власти какой-либо силой, уже дискредитирующей себя. Во время президентских выборов во Франции в 2002 г. политическими кругами, близкими к президенту Ж. Шираку, была развернута грандиозная кампания по подрыву влияния социалистов и выводу во второй тур голосования Ж.М. Ле-Пена – представителя ультраправых. Одновременно проводилось массовое запугивание французов угрозой наступающего нацизма.

«Будничный рассказ» используется, как правило, для адаптации человека к политической информации явно негативного вызывающего отрицание содержания. Данный приём применялся, в частности, во время государственного переворота в Чили в 1973 г., когда было необходимо вызвать индифферентность населения к действиям спецслужб А.

Пиночета. В постсоветских странах его активно применяют при освещении массовых акций протеста, действий политической оппозиции и забастовок.

Голодовка является эффективным приёмом эмоционального влияния на электорат и психологического давления на власть. Подбирается группа хорошо оплачиваемых молодых людей с крепким здоровьем, которые, ничем не рискуя, организовывают «курс лечебного голодания» в какомлибо публичном месте, будоража масс-медиа.

Технология «держи вора» имеет цель смешаться с оппонентами.

Ярким примером является опыт ЦРУ периода У. Колби (1970-е годы).

Когда эту организацию стали уличать в терроризме, убийствах, взрывах, свержении правительств, наркобизнесе, агентурных провалах, то ЦРУ во главе с Колби побежало впереди разоблачителей и стало так рьяно себя разоблачать, что сами разоблачители их еле успокоили. Так Колби сохранил ЦРУ.

Эмоциональная подстройка также используется, чтобы максимально задеть чувства восприимчивых людей. Популярен риторический прием 136  градации, когда комментатор повторяет доводы со всё возрастающим напряжением: «Наш народ терпел, долго терпел, очень долго терпел! Мы терпели голод, бедность, унижение, позор! Мы страдали, долго страдали, очень долго страдали! Доколе...».

Эффект бумеранга показателен на примере, когда В.В. Жириновский, подвергнувшийся интенсивному осмеянию и развенчиванию масс-медиа, обрёл шумный успех и прошёл в Государственную Думу в декабре 1993 г.

В декабре 1995 г. много мест в нижней палате парламента получила КПРФ – очередной объект телевизионной травли.

Эффект ореола зиждется на двух распространенных стереотипахзаблуждений: 1) рядом – значит вместе; 2) человека, добившегося весомых успехов в какой-то конкретной области (к примеру, бизнесмена или спортсмена), окружающие считают способным на большее и в политике.

Эффект первичности основывается на том феномене, что при поступлении противоречивой информации (проверить которую невозможно) люди склонны отдавать предпочтение той, что поступила первой.

Эффект присутствия, как отработанная технология Голливуда, используется при создании вымышленного события. Иллюзию обстановки войны создают, например, резким дерганьем камеры и сбиванием с фокуса – в это время перед камерой бегут какие-то люди, слышны выстрелы и крики.

Классификаторы, по сути, представляют собой слова-приправы для любого информационного сообщения. Так, «участники акции» становятся «людьми преклонного возраста», «лицами без определенных занятий, среди которых есть преступные элементы, алкоголики и наркоманы» и т.п.

Это сопровождается соответствующим видеорядом.

Технология комментариев нацелена на изменение мнения людей о политической силе при создании контекстов. При «двусторонних 137  сообщениях» сообщаются аргументы «за» и «против» определённой позиции; дозируются положительные и отрицательные элементы;

подбираются факты усиления или ослабления высказываний; происходит оперирование сравнительными материалами для усиления важности.

При констатации факта желаемое положение вещей подаётся как свершившееся событие. Например: «В Республиканской партии – разброд и шатания!»; «Влияние губернатора стремительно падает...».

Ложная аналогия пользуется упрощённым стилем мышления большинства людей, который использует логические связки «причина – следствие». Постоянно повторялось, например, такое: «Британская империя распалась – значит, и СССР должен был распасться!». Хотя такая аналогия лишена всякой аналитической подпитки.

Широко распространены псевдосоциологические опросы. Вопросы формулируются таким образом, чтобы создать у аудитории «правильный» взгляд на ту или иную проблему. Например, вопрос: «Каким вы хотите видеть место вашей страны в современном мире» Варианты ответов: а) я хочу, чтобы моя страна стала донором сырьевых ресурсов для высокоразвитых государств; б) я хочу, чтобы моя страна превратилась в полигон для химических и ядерных отходов со всего мира;

в) я хочу, чтобы моя страна стала могущественным государством с развитой экономикой и высоким уровнем жизни населения. Аналогичная картина есть и с так называемыми рейтингами политиков.

Отвлечение внимания опирается на тот принцип, что сообщения, направленные против какого-либо мнения или установки, оказываются более эффективными, если в момент их передачи отвлечь внимание получателя от содержания сообщения (например, проигрывая популярную музыкальную мелодию).

Ложные очевидцы событий используются повсеместно.

Классическим стал пример времён войны в Персидском заливе. Тогда в 138  октябре 1990 г. мировые масс-медиа облетел рассказ девочки о том, что она видела, как иракские солдаты вытащили пятнадцать младенцев из роддома и положили их на холодный пол погибать. Позже выяснилось, что это ложь, а девочкой оказалась дочь посла Кувейта в США, члена кувейтской правящей семьи.

Технология перспективы применяется тогда, когда «независимые» масс-медиа, освещая какой-либо конфликт, дают слово только одному участнику и фактически играют на его стороне, создавая одностороннюю перспективу. Это практиковало CNN во время войны США с Югославией.

Принцип контраста создаёт положительный образ какой-либо политической силе, благодаря умелому использованию отрицательных черт противника.

Психологический шок применяется в целях нагнетания страха среди населения и убеждения его в необходимости силовых методов. Так, в году многие российские телеканалы, особенно НТВ, показывали очень много видеокадров со взрывами, разрушениями и лишениями людей в Чечне.

Технология социального одобрения опирается на психологию людей.

К примеру, психологическую защиту у человека снимают оглушительные аплодисменты и приветственные возгласы, заставляя делать то же. При этом фонограмма смеха заставляет большинство людей смеяться и тогда, когда они знают, что смех искусственный, смоделированный на компьютере.

Метод «сросшихся предложений» предназначен для обхода критичности восприятия пропагандистского сообщения, создавая один смысловой ряд из нескольких, не связанных между собой, информаций.

Это использовалось CNN во время войны в Югославии.

Упреждающий удар направлен на провокацию реакции противника заранее и в более выгодном для себя контексте. Обычно он представляет 139  собой выброс негативной информации. Такой прием нередко используют властные структуры, чтобы нейтрализовать критику предстоящих непопулярных решений, организуя «случайную утечку» информации из своих кругов.

«Ядовитый сэндвич» использует возможности психологического влияния за счет структуризации текста. Даётся позитивное сообщение между негативным предисловием и негативным заключением. В итоге положительное сообщение как бы исчезает от внимания аудитории.

Обратным примером является «сахарный сэндвич». Он практикуется, когда информацию опасно утаить, но её можно заглушить.

Российский исследователь В. Синюшкин описывает приём «белого шума», который снижает восприятие значимых фактов через подачу такого объёма новостной информации, при котором невозможно осуществить сортировку и разграничение важных сообщений.

Политолог С.В. Володенков отмечает технологию введения в тоннельное сознание, когда формируется несколько взаимоисключающих альтернатив, доступных для выбора, например, за отставку мэра или против отставки мэра. В результате моделируются заведомо ложные альтернативы.

Также известен метод универсальности, когда для создания иллюзии объективности информации, политтехнологи оперируют «экспертными» фразами: «по мнению специалистов», «как утверждают эксперты».

Отечественные политологи В.П. Пугачёв и А.И. Соловьёв особо выделяют технологию «спирали умолчания», когда граждане убеждаются в поддержке большинством общества угодной манипуляторам политической позиции. Это заставляет людей, придерживающихся оппозиционных взглядов, из опасения социально-психологической изоляции и санкций, умалчивать о своем мнении или изменять его.

140  Это далеко не все пропагандистские технологии. Между тем, обозначенный вид информационно-пропагандистского оружия, который может использоваться как во всём мире, так и в России, относится к так называемой «сетецентрической войне». Авторы концепции «сетецентрической войны» вице-адмирал ВМС США А. Сербовски и профессор Дж. Гарстка предвещают большое будущее такой информационной агрессии в неподготовленных странах. По сути это войны шестого поколения.

«Сетецентрическая война» состоит из трёх решёток-подсистем:

информационной, сенсорной (т.е. разведывательной) и боевой. Но её основу составляет именно информационная подсистема, целями которой, исходя из концепции так называемых «пяти колец полковника Уордена», являются политическое руководство страны; система жизнеобеспечения;

инфраструктура; население и вооружённые силы. Во время информационной войны политтехнологи противника ведут массированные и скоординированные операции информационной войны, цель которых – деморализация населения, паника и шок, дезорганизация системы государственного управления.

Современный политический менеджер, как правило, сталкивается с новейшими технологиями PR и пропаганды, а также с информационными войнами. Поэтому ему необходимо уметь ориентироваться в этой сфере.

Рекомендуемая литература 1. Аронсон Э., Пратканис Э.Р. Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление.

Перераб. изд. СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

2. Бернейс Э. Пропаганда. М.: Hippo Publishing LTD, 2010.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 23 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.