WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

УДК 622.003.1 Практика возмещения морального вреда в России и за рубежом М.В. Дулясова (докторант), Уфимский государственный нефтяной технический университет, Н.В. Стрижкова (аспирант), Российский химико-технологический университет им. Д.И. Менделеева К числу социально-экономических проблем, которые еще не нашли достаточно полного разрешения в науке и практике, относится проблема оценки морального вреда работнику вследствие повреждения здоровья при выполнении им трудовых обязанностей.

Законодательство Российской Федерации устанавливает необходимость компенсации морального вреда, однако, не регламентирует процедуру расчета величины морального ущерба. Анализ ряда несчастных случаев, которые произошли на химических и нефтехимических заводах Республики Башкортостан, показал, что реальные случаи компенсации морального вреда работнику вследствие повреждения здоровья отличаются субъективизмом определения размеров компенсаций. Зачастую при аналогичных обстоятельствах выплачиваются суммы компенсаций, отличающиеся на несколько порядков, или не выплачиваются вообще. Иными словами, единых подходов к количественной оценке морального вреда не выработано. Попытки разработки методик оценки морального вреда в настоящее время делаются лишь в практике уголовного судопроизводства. В уголовном праве существует ряд разработок, посвященных проблеме расчета величины морального ущерба [1, 2, 3, 4, 5, 6, 7].

Так, в работе [4] Г. Шафикова предлагает в качестве базисной установление не условной единицы, а «вилки» размера возмещения морального вреда, устанавливаемой в зависимости от состава правонарушения, позволяющей учитывать конкретные обстоятельства дела.

В свою очередь, Г. Горшенков в [2] находит возможным в отношении оценки размеров компенсации уголовно-правового морального вреда воспользоваться 1 © 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru рассчитанными в криминологии показателями общественной опасности преступлений, коэффициентом относительной тяжести отдельных видов наказания.

Данный показатель определяется нахождением средней величины между низшим и высшим пределами санкции конкретной статьи Уголовного Кодекса РФ.

Если индекс наказуемости взять за основополагающий критерий определения компенсации, то можно без труда определить начальный эквивалент, т.е.

увеличить минимальный размер оплаты труда (МРОТ) во столько раз, во сколько это может быть возможно исходя из показателя индекса наказуемости.

Затем денежный эквивалент уточняется в зависимости от конкретных заслуживающих внимания обстоятельств, в частности степени тяжести повреждения здоровья. Однако, автором не предлагается шкала для оценки тяжести морального вреда по этому показателю.

В своей работе В. Понарин [1] предлагает другой способ – «посанкционный показатель», суть которого сводится к установлению денежной компенсации за причиненный моральный вред в зависимости от размера санкции статьи Уголовного Кодекса РФ, применяемой к подсудимому. В этом случае во внимание берется только один вид наказания – лишение свободы, выраженной в месяцах. В «стоимость» каждого месяца лишения свободы предлагается засчитывать сумму в один минимальный размер оплаты труда (МРОТ). Размер компенсации морального вреда по предложенной методике определяется путем умножения данной суммы на количество месяцев лишения свободы, назначенных подсудимому в качестве наказания. По делам, наказание по которым назначается в виде исправительных работ без лишения свободы, по мнению В. Понарина, следовало бы предоставить суду право исходить из приравнивания срока исправительных работ к сроку лишения свободы день за день.

По имущественным преступлениям В. Понарин предлагает взыскивать моральный ущерб в размере половины от суммы причиненного материального ущерба. Однако последнее положение не соответствует содержанию © 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru Постановления Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г., которое закрепило положение о том, что «…размер возмещения морального вреда не может быть поставлен в зависимость от размеров удовлетворения иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований».

Наибольший интерес представляет подход, предложенный А. Эрделевским [5, 6, 7]. В своей концепции он предлагает использовать принцип эквивалентности (равенства) размера возмещения размеру причиненного вреда. Иными словами: за больший моральный вред – больший размер компенсации, и наоборот.

Исходя из общей посылки об эквивалентности ответственности за вред, автор развивает свою мысль дальше: «…соотношение максимальных санкций норм уголовного кодекса наиболее объективно отражает общественную значимость охраняемых благ». По существу А. Эрделевским предлагается абсолютно новая методика исчисления некоего «среднестатистического» «презюмируемого морального вреда» в отклонением в любую сторону (увеличения, уменьшения) не более чем на 50%.

По замыслу автора эта методика применима к компенсации морального вреда, вытекающего из самых разных правонарушений, где выражением критерия его оценки является определенная сумма – минимальный размер оплаты труда (МРОТ), в зависимости от вида и степени тяжести деяния.

Автором приводится таблица – перечень правонарушений, где в левой колонке указан вид правонарушения, а в правой – размер возмещения презюмируемого морального вреда как в относительных единицах, так и в МРОТ.

Представляет интерес решение вопроса об определении размера морального вреда и в законодательстве некоторых стран, поскольку история развития данного института за рубежом насчитывает большой период времени, и судебная практика накопила богатый опыт по определению критериев компенсации морального вреда.

Так, в англо-американской системе права используются три основных общетеоретических подхода в решении данной проблемы: концептуальный, личностный, функциональный.

© 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru При концептуальном подходе проводится аналогия с имущественным ущербом. В соответствии с ним жизнь человека, функции его организма являются такими же ценностями, как и любое имущество. Следовательно, любая часть тела имеет объективную ценность и в случае повреждения или утраты подлежит возмещению. В Великобритании практикой выработана и применяется своеобразная «тарифная система», в соответствии с которой размер возмещения психического вреда зависит от тяжести увечья. Например, потеря глаза оценивается в 3000-4000 €, травма челюсти – 6250 € и т.д. Личностный подход заключается в том, что глубина переживаний, вызванный повреждением здоровья, зависит от особенностей личности. Поэтому назначение компенсации состоит в том, чтобы в некоторой степени восполнить утрату счастья и возможности наслаждаться жизнью в настоящем и будущем. Функциональный подход предполагает невозможность установить «ценность» счастья, следовательно, суд должен назначить истцу такую сумму, которая достаточна для его «разумного утешения». При определении размера компенсации морального вреда обычно принимаются во внимание боль и страдания, утрата жизненных перспектив, ухудшение функций органов тела и потеря общей привлекательности (уродство).

Основным спорным моментом по всем названным теоретическим подходам к определению величины компенсации морального вреда является вопрос о соотношении объективного и субъективного в установлении размера компенсации. Первый подход страдает излишним объективизмом, при нем полностью игнорируются особенности личности потерпевшего; второй же, напротив, чрезмерно субъективен. С точки зрения целей и задач компенсации морального вреда наиболее рациональным представляется функциональный подход, направленный не на определение денежного эквивалента боли и страданий, утраты счастья, сокращения продолжительности жизни, а на обеспечение потерпевшего средствами, которые позволят ему в какой-то мере заменить прежние занятия, привычки, хобби, сохранить сложившиеся связи, круг общения, образ жизни.

© 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru В законодательстве США существует ограничение верхнего предела компенсации морального вреда. Например, в случае смерти потерпевшего от преступления его наследникам выплачивается денежная компенсация в сумме, не превышающей 250 000 $. Аналогичным путем решается вопрос о компенсации морального вреда и в законодательстве Японии. В законодательстве Германии не закреплены критерии определения размера компенсации морального вреда, но практикой рассмотрения таких дел выработано предписание, ориентирующее судей на ранее вынесенные судебные решения по сопоставимым правонарушениям.

Рассмотренные выше подходы, используемые в отечественной практике, по мнению авторов, схожи по своей сути, базируются максимум на двух ключевых принципах (величина санкции статей УК РФ и минимальный размер оплаты труда), противоречат определению морального вреда, данному в законодательстве [1], а именно не учитывают нравственные и физические страдания конкретного индивида; применяемые же за рубежом в практической деятельности методы чаще всего базируются на субъективных оценках судей либо на аналогии с ранее вынесенными судебными решениями по сопоставимым правонарушениям. Кроме этого, рассмотренные подходы имеют узкий диапазон применения, т.е.

использование их возможно только в уголовном праве. Что касается трудовых отношений, то в настоящее время отсутствуют методики оценки морального вреда, причиненного работнику в результате потери здоровья от несчастного случая на производстве или профессионального заболевания. Поэтому разработка такой методики является на сегодняшний день одной из приоритетных задач в плане защиты работника в области трудовых отношений.

© 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru Библиография:

1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. №«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (с изменениями от 25 октября 1996 г., 15 января 1998 г.) 2. Варпаховская Е.М. Компенсация морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Иркутск, 2002. – 214 с.

3. Горшенков Г.Г. Моральный вред и его компенсация по российскому законодательству. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Нижний Новгород, 1996. – 171 с.

4. Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Ижевск, 1997.

– 179 с.

5. Шафикова Г.Х. Компенсация морального вреда, причиненного работнику.

Диссертация на соискание ученой степени к.ю.н. – Екатеринбург, 2000. – 160 с.

6. Эрделевский А.М. Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве. Диссертация на соискание ученой степени д.ю.н. – Москва, 2000. – 348 с.

7. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда в России и за рубежом. – М.: Изд. группа ФОРУМ-ИНФРА-М, 1997. – 240 с.

8. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. – М.: Издво БЕК, 1998. – 188 с.

© 2003, Нефтегазовое дело http://www.ogbus.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.