WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 88 | 89 || 91 | 92 |   ...   | 155 |

Из казахстанских авторов, кто уделил внимание феномену гендерной стратификации, являются З.Н. Сарсенбаева и З.А. Закаева, а также Н.А. Усачва. З.Н. Сарсенбаева и З.А. Закаева в работе «Теории гендерной стратификации», в соответствии с ее названием, в основном, анализируют различные концепции гендерной стратификации. Вместе с тем они высказывают следующее суждение: «Гендерная стратификация опирается на тот факт, что мужчины и женщины, в основном, занимают неравные позиции в социальной иерархии.

Обычно, женщины, по сравнению с мужчинами, занимают низкий социальный ранг, у них ниже уровень дохода и благосостояния, ограничен доступ к властным структурам и личная свобода» [8, c. 47]. Действительно, если исходить из факта существования гендерного неравенства, то последнее и в смом деле служит основанием для стратификационных процессов.

Но если подходить исторически, то само это гендерное неравенство следует объяснять исходя из возникшей в свое время гендерной стратификации.

Литература 1. Вебер, М. Основные понятия стратификации // Социологические исследования. – 1994. – № 5 – С. 147–156.

2. Аженов, М.С., Бейсебаев Д.Э. Социальная стратификация в республике Казахстан. – Алматы, 1997.

3. Гидденс, Э. Социология. – М., 1999.

4. Сорокин, П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М, 1992.

5. Хубер, Дж. Теория гендерной стратификации // В кн.: Антология гендерной теории. – Минск, 2000.

– С. 77–98.

6. Blumberg, R.L. A General Theory of Gender Stratification // Sociological Theory. – 1984. – N2. – P. 23– 101.

7. Малышева, М.М. Современный патриархат. Социально-экономическое эссе. – М., 2001.

8. Кристева, Ю. Силы ужаса: эссе об отвращении. – Харьков; СПб, 2003.

СОЦИАЛЬНАЯ ПАМЯТЬ КАК СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА Н.М. Струк В современной науке проблемы, связанные с изучением социальной памяти, становятся все более значимые, прежде всего, с переоценкой ее значения в социальных процессах.

Память как инструмент познания традиционной культуры и как хранилище ее сущностного содержания во многом не востребована современным человеком, который предпочитает руководствоваться в основном прагматическими и эмпирическими мотивами в жизнедеятельности. В эпоху поисков российским обществом духовной идентичности, значимость социальной памяти приобретает анализ оснований для восстановления подлинности исторического и нравственного компонентов социальной деятельности. С этой точки зрения социальная память проявляется как феномен, способный преодолеть разорванность сознания субъекта на отдельные фрагменты. Субъект, сочетая в себе временное и вечное, постоянно конструирует свое отношение к социальному миру на основе социальной памяти. Социальная память наиболее проявляется в такиx моментах развития социальной системы, когда происходит разрушение ценностно-смыслового единства и возникает потребность в новых теоретикомировоззренческих установках. Возросшая динамика социокультурных процессов существенно изменила условия жизнедеятельности социумов, актуализировала проблемы управления общественным развитием в условиях нарастающей неравновесности, неопределенности и усложнения социальных процессов особенно в России, когда динамически меняются образ жизни, стили поведения и способы деятельности, идет поиск стабилизирующих механизмов, регулирующих общественные процессы, обеспечивающих динамическую устойчивость его развития. К ним относятся долгоживущие, т.е. сформировавшиеся в прошлом параметры социального порядка, такие, как культура, менталитет, национальный характер и другие. Для характеристики социальной памяти существенным оказываются модусы времени – настоящее, представленное в ценности; будущее, выраженное в цели; и прошлое, связанное с категорией «значение». Следовательно, социальная память – это не факты («как это было»), а мнения, утверждения о том, «что это значит». Как категория «социальная память» выражает свою сущность в самом общем, предельно обобщенном виде. Она многозначна и по-разному трактуется не только среди различных социальных наук, но внутри самой социологии, различными концепциями. И социология, не отказываясь от использования этой категорией, часто переходит на позиции социальной философии, чтобы иметь возможность обобщения и оперирования некими универсалиями. Таким образом, категория социальной памяти – это предельно универсальное, фундаментальное понятие, характеризующее уровень осмысления и обобщения основных представлений о прошлом. Различные формы социальной реальности, возникнув в результате взаимодействия индивидов, начинают жить по своим собственным законам, представляют собой некую целостность и существуют самостоятельно. А потому социальная память – это самостоятельный феномен, который существует в социальной реальности, имеет свою структуру и динамику развития. Как элемент социальной реальности, социальная память тесно связана с индивидами, которые эту реальность образуют. Человек обладает такой памятью, которая является результатом общения и его коммуникативной деятельности, позволяя ему жить совместно с другими людьми.

Социальная память для конкретного индивида – это своего рода строительный материал, на базе которого формируется индивидуальная память. Человек усваивает социальную память группы и общества, к которым он принадлежит. Индивид как бы пассивно погружается в поток, а социальная память является частью этого потока. Чаще всего индивид не замечает новоприобретенных ценностных установок, «впитанных» извне таким образом. Поэтому феномен социальной памяти состоит еще и в ее громадном, неосознаваемом влиянии, как на отдельного человека, так и на группу и общество в целом. Социальный индивид направлен на поддержание, воспроизводство и репродукцию социальной памяти, опредмеченной в значениях, социальных ролях и нормах. Социальная память является стабилизирующим фактором для существования и взаимодействия различных социокультурных систем и основой для формирования исторически конкретного индивидуального сознания. Если говорить о функциях социальной памяти, то одной из них является процесс социализации, который реализуется в деятельности социальных групп и ведет, в конечном итоге, к сохранению общественной структуры, помогая воспроизводить само себя из поколения в поколение. Социальная память является не только архивом прошлого, но и действует как активная сеть областей притяжения, селекции и накопления информации. Социальная память – это прошедшие отбор, закрепленные в общественном сознании ценности, которые определяют выбор общественного поведения. При изучении проблемы памяти исследователи выделяют индивидуальную и коллективную память. Индивидуальная память уникальна в своем роде. Существуют утверждения, что при небольшом объеме человеческого мозга система памяти настолько объемна, что может запечатлеть образ лица в одно мгновенье, хранить весь жизненный опыт, и вместить всю гамму ассоциаций виденного, запахов, звуков, вкусов, ощущений и эмоций. Есть также мнение, что человек помнит все, что когда-то им было произнесено, прочитано, получено в виде образов, однако он активно использует в своей деятельности лишь ничтожную часть этого багажа. Вся информация, заключенная в памяти работает как невидимый механизм в его ежедневной деятельности. Социальная память выступает как своеобразное хранилище практической и познавательной деятельности, а также базисом функционирования и развития индивидуального и общественного познания, охватывая значительно большую сферу, чем сфера передаваемых из поколения в поколение знаний, навыков, умений. Социальная память также рассматривается как одна из форм проявления информационной среды; как глобальная, эволюционирующая, универсальная, необходимая для социума информационная система, охватывающая в своем содержании не только само «наличное бытье» информацию в обществе, но и принцип ее организации, что позволяет более эффективно выполнять методологическую функцию, выступать как средство наследования информационной стороны жизни общества. Социальная память рассматривается как механизм, с помощью которого фиксируется, сохраняется и передается социально значимая информация. Непрерывный опыт (память) социума, цепь опытов поколений выражается в ментальных установках людей, которые определяют характер и особенности исторического процесса, то есть тесная взаимосвязь между ментальностью, памятью и поведением людей. Социальный менталитет считается живой социальной памятью, представляющий собой единство осознанных и неосознанных смыслов. Социальная память образуется в длительном процессе, через повторяемость событий. Как любому процессу, социальной памяти присущи этапы изменения: становление, функционирование, развитие. Длительность есть тот самый материал действительности, который находится в вечном становлении, никогда не являясь чем-то законченным. Прежде всего, длительность обнаруживает себя в памяти, так как именно в памяти прошлое продолжает существовать в настоящем. Прошлое должно быть действием материи, воображаемым разумом. Память в принципе должна быть силой, абсолютно независимой от материи. Содержанием социальной памяти является коллективный опыт, который фиксируется в средствах «социального наследования», включающих знаковые системы, орудия труда, социальные отношения и нормы, материальные и духовные ценности. Таким образом, социальная память – это прошедшие отбор закрепленные в общественном сознании ценности, которые предопределяют выбор общественного поведения и поведенческие реакции индивидов. В силу этого, социальная память является одним из объектов социологической науки. Суть механизма памяти заключается в ее избирательности в накоплении и воспроизведении информации. Направленность избирательного отношения определяется эмоционально-ценностной структурой национального самосознания. В истории каждого народа и его взaимoдейcтвии с другими имеются много противоречивых и разноплановых отношений и событий.

Из них для сохранения и активного использования предстоит отобрать то, что будет служить прогрессу данного народа и взаимодействующих с ним общностей. Именно такой позитивный подход позволяет сформировать банк информации социальной памяти. Память связывает элементы жизненного опыта человека в единое целое, является одной из важнейших и необходимых предпосылок формирования его личности, и утеря или искажение информации хоть одного из видов памяти приводит к неполноценной социализации члена общества. Социальная память представляет собой социальный процесс, характеризующийся непрерывной передачей опыта поколений. В этом качестве она выступает как социологическая категория, раскрывая процесс фиксации и преобразования в общезначимой форме результатов коллективной деятельности. Социальная память корректирует социальное поведение индивидов в соответствии со сложившимися общественными ценностями.

РОЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ В РЕШЕНИИ ГЛОБАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ Е.М. Иванова Принято разделять глобальные проблемы на две группы. К первой относят те, без решения которых невозможно развязать все другие, потому что они связаны с выживанием человечества. Ко второй группе относят проблемы, от решения которых зависит прогресс человеческой цивилизации. В круг глобальных проблем второго типа входит и организация гуманистической деятельности, направленной на создание условий для благополучной жизни человека.

Спецификой того, что называют глобальными проблемами, является то, что они не порождены природой, а являются следствием деятельности человека. Все глобальные проблемы, имея всеобщий характер, проявляются сначала на локальном и даже индивидуальном уровне, а затем экстенсионально расширяются. Сфера деятельности социальной работы (далее – СР) расширяется одновременно в соответствии с неизбежным расширением и усложнением сферы социальных связей в обществе. Поэтому СР вписывается в общецивилизационный процесс и является отражением эволюции социальной практики в отношениях между человеком и обществом, атрибутом современного общества. Обеспечение прав человека, забота о достаточном уровне жизни, получение своевременной помощи и т.д., именно в рамках социальной работы стали общепризнанной нормой на уровне ООН. А невыполнение этой нормы является проблемой, которая носит глобальный характер.

Не только географическое расширение сферы социальной деятельности повлияло на современный статус СР, но также расширение самого понятия «социальная работа» и согласие мирового сообщества вменять себе в обязанности осуществлять эту СР. В категорию проблем СР стали попадать вопросы здравоохранения, образования, развития человеческого потенциала, обеспечения здорового образа жизни, нормального социального и психического благополучия.

В то же время, следствием выхода СР на общемировой уровень стало возникновение целого ряда противоречий, которые нуждаются в теоретическом анализе. До сих пор не ясно, например, как совместить в СР массовое осуществление и необходимость индивидуального подхода, на что указывает история ее становления. Или другая проблема: как предоставить помощь человеку и при этом не превратить его в социального иждивенца – в разновидность Homo Otiosus (Человека Досужего) [1]. Также существует проблема, связанная с тем, что в постсоветских обществах понимание гуманизма и благотворительности носит традиционный и весьма зачаточный характер. И на концептуальном уровне «права человека» в европейской трактовке и отечественной совпадают только номинально. В.А. Лекторский отмечал: «Сегодня в нашей стране очень трудно говорить о гуманизме. Рассуждения на эту тему очень часто воспринимаются либо как прекраснодушие, утопизм, не имеющий отношения к реальной жизни, либо как сознательное вуалирование негуманной и антигуманной действительности…» [2, с. 22–28]. Вместе с этим, в вопросах благотворительности и социальной помощи (помимо ловушки «прекраснодушия» с его полным непониманием реальной действительности), существует угроза сознательного лицемерия, которое в социальной сфере распространено повсеместно и наносит ощутимый вред. У. Эко замечает по этому поводу: «Вместо того чтобы совершенствовать общество, совершенствуют лексику. Когда общество принимается звать неходячих не "инвалидами", а "альтернативно развитыми" (diversamenteabili), вместо того чтобы строить для них пандусы, понятно: лицемерно расправившись с прежним термином, провели косметический ремонт в языке, но не ремонт лестницы» [3, с. 170]. Такую ситуацию можно назвать мнимой социальной активностью общества. И. Мардов говорит о наличии в обществе так называемой «мнимодушевности»: «…Мнимодушевное самовращение везде и во всем. …В наше время возникли общественные движения ради общественных движений, соотносящиеся с подлинными общественными движениями в истории, как страсть актера на сцене, и настоящая страсть. …Для современного человека мнимая душа стала и воздухом, которым он дышит, и чем-то вроде жизненной опоры» [4, с. 169–176].

Pages:     | 1 |   ...   | 88 | 89 || 91 | 92 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.