WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 155 |

В современном постиндустриальном, информационном обществе, особенно во второй половине XX и начале XXI века, роль научно-технического и иного знания резко возросла и глубоко повлияла на конфигурацию власти, политики, идеологии и процессы принятия решений, ибо знание изначально ассоциируется с властью. Поэтому так важно в различных областях при принятии рациональных, ценностно-ориентированных решений и использовании СГТ опираться на критерии научности, объективности, открытости, плюрализма мнений и гуманистические ориентиры, свойственные современной науке.

В начале XXI столетия направленность политических рисков и кризисов, конфликтов и противоречий, к сожалению, не становится меньшей, а порою их уровень становится настолько опасным и непредсказуемым по своим последствиям, что возникает реальная тревога за будущее человека и человечества в этом мире. Как показывает наша новейшая история, и на уровне международных отношений используются определенные социальнополитические технологии, инициирующие формирование механизмов по дестабилизации региональных и внутригосударственных процессов, которые способны стать точкой бифуркации для глобальных по своему масштабу потрясений и кризисов.

Политический кризис – это состояние политической системы, которое отличается усилением социально-политической напряженности, углублением и обострением конфликтов. Фактически, политический кризис – это высшая бифуркационная точка развития политического конфликта, приводимая к тяжелым и непредсказуемым последствиям для участвующих сторон. Рассматривая политическую систему как систему принятия политических решений, совокупность механизмов, посредством которых осуществляется выявление социальных проблем, их постановка и разрешение для современной глобальной политики важно вовремя выявлять причины, типы и механизмы разрешения политических конфликтов в контексте глобализационных и информационных процессов, использовать гуманитарные технологии по разрешению возникающих противоречий.

В контексте междисциплинарной и синергетической методологии можно выделить следующие характеристики социально-гуманитарных технологий:

Междисциплинарность социально-гуманитарных технологий, объединяющая теоретические положения и прикладные разработки таких социальных наук, как политология, социология, психология, социальная психология, теория и практика социальной организации и управления и др.

Альтернативность и нелинейность СГТ проявляется в многовариантности и открытости возможных сценариев реализации политической, экономической и социальной ситуации на различных уровнях использования соответствующих технологий в условиях реального выбора.

Универсальность СГТ, характерна для социальных, политических, управленческих и иных решений любого уровня – от избирательных кампаний при голосовании за отдельного кандидата до радикальных трансформаций национальных государств и принятия решений на глобальном уровне.

Иерархичность, характеризует СГТ с точки зрения принятия решений на различных структурных уровнях: микро-, макро-, мегатехнологий.

Системно-синергетический характер СГТ, заключается в их способностях выступать как в качестве самостоятельного фактора политики, экономики, культуры так и в то же время быть элементом системных СГТ различных видов – социальных, коммерческих, инвестиционных, экологических, образовательных и других технологий.

Противоречивость СГТ, которая проявляется в диалектическом взаимодействии позитивного и негативного векторов реализации в конкретных социальных ситуациях принятия решений, а также векторов коллективного (направленность на реализацию групповых экономических и социально-политических интересов) и индивидуального (стремление политических субъектов к лидерству, использование различных технологий власти), объективного (реальная политическая и экономическая ситуация в стране, регионе) и субъективного (личностное восприятие и интерпретация полученной информации о происходящих событиях, политиках и т.п.), национального (оценка соцально-политического и экономического статуса отдельных государств) и глобального (геополитические модели устройства мира в контексте глобализационных процессов) и т.д.

Открытостье и непредсказуемость СГТ проявляется в отсутствии четко обозначенных процедур и общепринятых методов организации социально-политических действий и принятия решений в силу открытого характера объективно сложившейся ситуации в политике и экономике и дефицита информации, времени и т.д. «здесь и сейчас».

Вероятностность СГТ (вероятность достижения желаемого результата с помощью СГТ – вероятность получения нежелательного исхода; вероятность корреляции используемых СГТ в случае трансформации цели).

Управляемость и оптимизация СГТ, заключается в возможности и необходимости оптимального регулирования ими на основе синтеза и интеграции качественных и количественных экспертных подходов, гуманистической экспертизы СГТ в оценке социальнополитической ситуации, рациональной и психологической подготовки субъектов СГТ, разработки механизмов принятия управленческих решений на различных уровнях.

Практикоориентированность и действенность СГТ, поскольку благодаря им разрабатываются алгоритмы решения социальных задач и механизмы их практического внедрения и осуществления. Социальное знание при этом из описательного и объяснительного, анализирующего и прогнозирующего переходит в статус практико-ориентированного, прагматически-действенного знания, становясь своего рода «производительной силой».

Трансдисциплинарность СГТ как особая форма производства технологий, выходящая при их разработке за рамки не только отдельных дисциплин, но и науки как особого рода института, и выступающая результатом совместного решения конкретных социальных задач при взаимодействии науки, государства (иногда негосударственных структур), бизнеса, гражданского общества и др.

Инновационность СГТ, поскольку социальные технологии обеспечивают цивилизационные прорывы в развитии общества, выступая механизмом продвижения новаций в самых различных областях – политике, управлении, экономике, науке.

РЕГИОН «ФИЛОСОФИЯ» В КУЛЬТУРЕ: ПЕРЕД ВЫЗОВОМ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ М.А. Дидык Понятие региона, в оценке М.К. Петрова, «нередко используется в социологических, социо-экономических, социокультурных, социо-экологических и прочих «социо» анализах как некая область, имеющая эпицентр стяжения того или иного рода отношений» [1, с. 127].

Воспользуемся открывающейся возможностью применительно к феномену философии.

Единое во времена Декарта тело философии и науки в составе новоевропейской культуры сегодня явно раздроблено, представлено россыпью многообразных специальностей и специализаций. Выходом из этого положения чаще всего представляется путь поиска очертаний и перспектив новых междисциплинарных синтезов. Но остается открытым для использования и завет Гуссерля о восстановлении первоначального единства. Причем, как в рамках известной осевой идеи экзистенциальной философии К. Ясперса [2, с. 32–50], так и в почти незамеченном современниками универсалистском проекте М.К. Петрова, неожиданно сочетающем осевое и региональное измерения культуры. Предложу только один аспект этой большой темы – осевая концепция философии и регионология культуры.

Парадокс «времени на рубеже». Социокультурная ситуация сегодня, цитируя М.К. Петрова, – это ситуация «возмущений», «новых возмущающих воздействий», характеризующаяся неизбежным переходом к новому типу существования. «Любая новация – источник возмущающего воздействия – направлена к достижению определенных целей», но позволяет «формализовать процесс новации как целостность». Однако любая новация «всегда есть отклонение от принятого, освоенного, признанного», как и любой продукт творчества [2, с. 129]. Именно поэтому переход от одного типа существования к другому часто сопровождается рядом проблемных ступеней и качественной трансформации. Наряду с переменами в современном взгляде на глобальное, общечеловеческое, универсальное, а также всей масштабностью ощущения «пограничной ситуации», стирающей грани национального, индивидуального и локального, можно выйти и на регионологические основания культуры.

С другой стороны, парадокс глубокого взаимонепонимания людей во всех сферах и на всех уровнях личной и общественной жизни, в экономике и политике, в международных отношениях, скрытая или открытая «война всех против всех» – устойчивая черта не только так называемого «естественного состояния», о котором говорили социальные философы и «социальные физики» XVII–XVIII вв., но также и всякого организованного состояния общественной жизни. Отсюда – войны, восстания, революции, катастрофы, не говоря уже о самых обычных конфликтах, столкновениях и преступлениях. Противопоставление «мы» – «они» или «я» – «они» идет через всю историю общества и человеческой культуры. Но почему же осевой универсалистской и гуманистической культуре, о которой говорят, что она и только она делает человека человеком, не удается, остановить действие обозначенной тенденции человеческого существования и развития Может быть, дело в том, что сама эта культура подвержена воздействию негативных сторон человеческого общежития, несет на себе его печать и даже больше – вносит и свою лепту в общее состояние дезинтеграции в человеческой жизни Разве нации и цивилизации, каждая со своим особым культурным миром, не противостоят друг другу, хотя и ищут контактов и связей, взаимопонимания и согласия Может, все дело в отсутствии на нашей планете единой общечеловеческой культуры А если так, то кем и как такая культура может быть создана, а главное – в силу чего она станет общеприемлемой для всех людей Круг обозначенных вопросов, стремление разобраться в них определило поле моего исследования. Одна из самых ярких попыток решения проблемы достижения общечеловеческой коммуникации, вызывающая всевозрастающий интерес современных философов, социологов, культурологов – концепция «осевого времени» К. Ясперса – философа, создавшего одну из самых фундаментальных в XX в. философско-исторических концепций. Другая попытка – совершенно неожиданное региональное осмысление культуры вообще и европейской универсалистской (философской) традиции в особенности в концепции М.К. Петрова.

Философия в осевом времени. Наследие К. Ясперса показывает наличие глубокого культурологического пласта и серьезного критического размежевания в концептуальном плане с идеями таких основополагающих авторитетов европейской мысли 19–20 вв., как Г.В.Ф. Гегель, К. Маркс и О. Шпенглер. Эти теории воспринимаются Ясперсом не просто как значимые индивидуальные творческие достижения: он видит в них то, что каждая из них представляет как определенный стиль мышления об истории и культуре, а именно: рационалистический, научный и иррационалистический способы мышления, т.е., в сущности, культурологический. Представляется, что самому Ясперсу оказались близки все три подхода, и он попытался объединить их, найдя в осевой идее исходную форму их «синтеза».

Стоит сказать, что идея «оси» истории, превратившаяся под пером Ясперса в его «осевое время», была выдвинута Гегелем в его «Философии истории» и практически одновременно с ним – в историософии П.Я. Чаадаева. Более того. Работу, подобную той, которую проделал Ясперс, на наш взгляд, осуществил в XIX веке в России и В.С. Соловьв, хотя и без специального использования соответствующего термина, а позднее – Л.П. Карсавин. Следовательно, представленность «осевого» элемента в различных теориях обнаруживает некое единое мыслительное поле, позволяющее говорить о некоей общей «осевой» культурологической концепции. И место этой концепции в культурологии определяется не тем, как мыслили сущность культуры данные философы культуры, а их особым углом зрения на культуру как духовное образование в человеческой жизни, заданное локализацией всех культурных явлений в плоскости, допускающей их «высокую» и «пространственную», и «временную» интерпретацию. В плоскости, где главным отношением между культурными явлениями оказывается их фундаментальное взаимоотношение в системе «центр – периферия». А это означает, что «осевая» концепция философии как культуры становится – наряду с европоцентристской диалектической теорией Гегеля – одним из крупнейших достижений в европейском культурном и философско-культурологическом самосознании XIX–XX вв.

Региональный аспект культуры и философии. Проблема культуры и через ее призму – феномен философии как культуры не проста и не однозначна. Предмет культуры – один из самых исследуемых и самых древних, однако, согласно М.К. Петрову, такое положение «никак не гарантирует от появления новых проблем». Эпоха, которую принято называть эпохой глобализма, – это как раз то время в истории и культуре, когда потенция общечеловеческой коммуникации выходит на уровень реальной социальной потребности. Обнаружив свою ограниченность, незащищенность, уязвимость, человек попадает в круг неразрешимых проблем, нарушающих его существование и функционирование. Перед человечеством, представленным совокупностью обществ и культур разного типа и уровня, встает вопрос о дальнейшей динамике его жизнедеятельности. Общечеловеческие проблемы взывают к «размыванию» границ, к объединению социально-культурных конгломератов и формированию единого глобального пространства на диалоговой основе.

Однако для возникновения такой основы необходимо обновление информационной базы, связанное с отсеиванием ненужного, устаревшего, потерявшего смысл, актуальность и значимость в рамках традиции, а также с выходом на процесс меняющей само время модернизации. Такой переход от «традиционного» существования к «современному» (с «таймированным», по М.К. Петрову, вариантом существования) все с новой силой раскручивает универсальный механизм «миграционного» [3, с. 87] способа социальной жизни, более широкого и радикального, по М.К. Петрову, чем в диалектическом осмыслении условий научнотехнической динамики.

«Осевая концепция» и «регионология культуры», в их сопряжении и взаимосвязи, – это попытка целостного рассмотрения феноменов «оси» и «региона» в традиционном культурно-историческом и в «место-временном» измерениях, выступающих в универсальных темпоральнологических и условных регионологических конструкциях. Это также опыт выявления общих процессов, параллелей, структур, форм и способов существования единой пространственно-временной и сущностной целостности. Представление «оси» и «региона» – разнопорядковых и разноплановых, но вместе с тем увязанных между собою и в определенных отношениях схожих, – приводит к осмыслению и осознанию, как их фактического присутствия, так и особого складывания-существования на двух уровнях жизни человека – реальной и идеальной, имманентной и трансцендентной, секулярной и сакральной.

Литература 1. Петров, М.К. Избранные труды по теоретической и прикладной регионалистике. Отв. ред.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.