WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 61 | 62 || 64 | 65 |   ...   | 155 |

Каков характер этой связи Является ли тоталитаризм необходимой сущностной стороной современной цивилизации или он только один из ее «рисков» Позиции и аргументы в дискуссии об этом могут быть, наверное, различными, но то, что тоталитаризм есть феномен свойственный 20 веку – не что иное как эмпирический факт. Непреложным эмпирическим фактом является также то, что как отмечает Х. Арендт, «Где бы тоталитаризм не приходил к власти, везде он приносил с собой совершенно новые политические институты и разрушал все социальные, правовые и политические традиции данной страны» [2, с. 557]. Такие «разрушения» распространялись, как известно, даже на аполитичные и внеморальные, казалось бы, «мелочи», вроде устроения календаря, названий месяцев и т.п. На то, что тоталитаризм есть, по существу своему, продукт именно современной эпохи обращает внимание Э. Гидденс: «Тоталитаризм и современность связаны не только случайно, но и внутренне как, в частности, сделал очевидным Зигмунт Бауман» [3, с. 346]. И действительно, история традиционного общества не случайно не знала такого феномена, там он был невозможен.

Все исторически известные тоталитарные режимы от якобинской диктатуры до полпотовской, отрицали и стремились разрушить традиционные религию и мораль. Практика, таким образом, показывает, что антитрадиционализм является необходимой существенной стороной тоталитаризма. Эта закономерность объясняется тем, что традиция как таковая представляет собой не только опору, но и ограничение власти как таковой, с традицией приходится считаться. Тотальная власть, в соответствии с понятием, не может опираться на внешние по отношению к себе основания и не совместима с внешними ограничениями. Идеально-типическим условием ее возникновения является аморфное, лишенное структуры социальное «пространство», только и могущее служить пассивным объектом для тотального конструктивизма власти. Метафизически тоталитаризм есть снятие дифференциации. Последнее объективно ведет к деструктуризации и аморфизации социума, к атомизации социального бытия, разобщению общества.

Главной социально-структурной предпосылкой тоталитаризма, его необходимым условием является ослабление социальных связей. Ибо находящимся «в связи» труднее манипулировать, его труднее перестраивать по внешнему произволу, в применении к нему сужаются возможности внешнего воздействия-управления. Только из бессвязной, лишенной внутренней структуры-опоры – массы – можно лепить все, что угодно, только от нее можно безболезненно «отрывать кусочки». Соответственно, каждый должен быть «сам по себе», индивид тогда останется «один на один» с властью. То, что это фундаментальное условие тоталитаризма верно отмечено Х. Арендт: «Тоталитарное господство как форма правления… опирается на одиночество, на опыт тотального отчуждения от мира» [2, с. 616]. Индивидуализм, ослабляющий социальные связи и способствующий тем самым омассовлению общества, является, таким образом, необходимой духовной предпосылкой тоталитаризма. Для ослабления социальных связей они должны быть девальвированы, обесценены в глазах индивида. В качестве системного такое обесценение предполагает, очевидно, общую релятивизацию ценностей и «девальвацию» традиции как таковой. Заметим также, что эрозия социальных связей, если свобода, как сказал Гегель, есть бытие у себя, сама по себе приводит к эрозии свободы индивида, его «чувства защищенности», которое возможно только на базе «чувства сопринадлежности». Поэтому индивиду в современном обществе постоянно недостает свободы, он требует все новых ее «гарантий».

Тоталитаризм еще и потому антитрадиционен, что традиция структурирует социум и, объединяя людей, создает общность. Поскольку традиция в истоке сакральна, она дает устойчивый надындивидуальный критерий, позволяет построить систему координат для различения «доброго и злого», что препятствует манипулированию поведением индивида и, вообще говоря, способствует обретению им определенного внутреннего содержания.

Разрушение традиции, которая есть социальная форма устойчивости и определенности, объективно расширяет возможности управления поведением индивида посредством манипуляции, более того, делает неизбежным, в известном смысле непроизвольным, возрастание роли манипуляции в общем процессе социального управления.

Адекватной манипуляции социальной средой является постоянно изменяющаяся «трансформирующаяся» среда, неустойчивый социальный порядок. Соответственно, манипуляция оказывается адекватным современному трансформирующемуся обществу способом управления. Следует отметить, что современное общество называют «информационным», ведь манипуляция – суть информационное воздействие. Отсюда же вытекает и возрастание политической роли СМИ. Не случайно в новейшей философской и научной литературе, анализирующей современное состояние общественно-политической жизни, часто подчеркивается возрастание роли манипуляции в политике. Мы приведем здесь только свидетельство К. Лоренца, который так характеризует современное положение дел: «никогда еще не было столь действенно массовое внушение, никогда еще манипуляторы не располагали столь развитой построенной на научных экспериментах рекламной техникой, никогда еще не было у них столь вездесущих «средств массовой информации» как в наши дни… Мы якобы свободные люди западной культуры уже не осознаем в какой степени нами манипулируют» [4, с. 52].

Отмеченные особенности современной цивилизации получают новое качество и, видимо, необратимую динамику с началом процесса глобализации. Последняя – сравнительно новое явление, изучение и осмысление ее социокультурного содержания еще только начато социальной наукой. Но имеются, как представляется, весомые основания полагать, что глобализация, по меньшей мере, в одной из своих тенденций ведет к эрозии и деструктуризации социума, во всяком случае, в его национально-государственной форме, и, тем самым, к «омассовлению» общества, а значит, не столько к «единому человечеству», сколько к глобальной тотальной массе и к тоталитаризму, как адекватной форме ее политической организации. В этой связи, в наши дни, становится особенно важной, насущной необходимостью сохранение культурных традиций и государственного суверенитета народов.

Литература 1. Валлерстайн, И. После либерализма. – М., 2003.

2. Арендт, Х. Истоки тоталитаризма. – М., 1997.

3. Гидденс, Э. Постмодерн // Философия истории. Антология. – М., 1994. – С. 340–348.

4. Лоренц, К. Обратная сторона зеркала. – М., 1998.

РИСКИ ГЛОБАЛИЗАЦИИ: МЕЖДУ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИЕЙ И ПРАКТИКОЙ А.Л. Данилюк Политика глобализации, в которую вольно или невольно вовлечено сегодня большинство стран мира, вызывает далеко не однозначную реакцию со стороны как научных кругов, так и широкой общественности. Нет ничего удивительного в том, что съезды глобалистов (представителей стран «большой восьмерки») неизменно сопровождаются массовыми акциями протеста антиглобалистов, которые год от года усиливаются. Не менее острая полемика ведется и в сфере идеологии. Примечательно, что число идейных противников глобализации неуклонно возрастает, свидетельством чего является научная литература по данной проблематике [1] [2] [3] [4] [5].

Чем обусловлено столь резкое противостояние между сторонниками и противниками глобализации Основная причина, на наш взгляд, заключается в явном противоречии между теорией и практикой глобализации. Это противоречие настолько очевидно, что не может не вызывать сомнений в истинной роли глобализационных проектов.

Так что же представляет собой так называемая «глобализация» Какие цели преследуют ее идеологи Политика глобализации зарождается в 70-х гг. ХХ столетия в США. Ее инициаторами выступают так называемые «неолибералы», большинство которых, обратим внимание, являются представителями крупного финансового и промышленного капитала. Именно они и их единомышленники-сателлиты провозглашают качественно новую программу «всестороннего и взаимовыгодного» международного сотрудничества, получившую наименование глобализации. Она предполагает либерализацию рынка, ликвидацию государственных и таможенных барьеров на пути продвижения капиталов и услуг, всемерную приватизацию государственного сектора экономики, дальнейшую демократизацию общества и т.п. Реализация этой программы, по мнению неолибералов, даст возможность решить если не все, то многие глобальные проблемы современности: ликвидировать экономический дисбаланс между развитыми и развивающимися государствами, покончить с голодом и нищетой в странах «третьего» мира, реализовать проекты сохранения окружающей среды, в конце-концов, приобщить развивающиеся страны к достижениям западной демократии и культуры.

Нельзя не признать, что на первых порах глобализационные проекты находят широкую поддержку. Однако уже в 90-е гг. ХХ столетия отношение к глобализации кардинально меняется. Становится очевидным, что в политике глобализации теория существенно отличается от ее практической реализации. Достаточно обратиться к беспристрастным статистическим данным. Так, если в 1960 г., до начала процесса глобализации, доходы 20% самых богатых граждан мира превышали доходы 20% самых бедных в 30 раз, то к 2002 г. этот разрыв составлял уже 90 раз. «Взаимовыгодное» экономическое сотрудничество на практике обернулось по сути колониальной зависимостью развивающихся стран от ТНК, преимущественно американских, и международных финансовых (глобалистских) структур: МВФ, Всемирного банка и др. Как следствие, к концу ХХ столетия на долю 1,3 миллиарда беднейших слоев населения планеты приходится всего лишь 1,4% совокупного мирового дохода. Нет ничего удивительного в том, что в этой среде место самая низкая продолжительность жизни (порядка 45–50 лет) и высокая детская смертность. Ежегодно в странах Африки, Азии и Латинской Америки, обладающих богатейшими природными ресурсами, от голода и отсутствия медицинской помощи умирает около 25 млн. детей.

Кризисные социально-экономические явления не обошли стороной и постсоветские республики. Весьма характерным примером в этом отношении может служить Украина. Повальная приватизация экономики, проводившаяся в полном соответствии с западными технологиями, привела к тому, что Украина, занимавшая до начала так называемой «перестройки» 6 место в мире по уровню жизни населения, сегодня переместилась уже на 97-е (а по другим источникам, – на предпоследнее) место в мире по данному показателю. Украинская мечта о «народном капитализме» на практике обернулась повальной нищетой. Сегодня 2/ населения Украины живет ниже уровня бедности (примерно 90$ в месяц). Имеет место массовая безработица. Особенно тяжелое положение сложилось в сельском хозяйстве. Украина, обладающая 40% мировых запасов черноземов и считавшаяся некогда «житницей Европы», сегодня потребляет египетский картофель, китайскую морковь, польские яблоки, белорусский сахар и молочные продукты. Единым источником существования большинства крестьян является подсобное хозяйство, приносящее мизерный доход. В катастрофическом положении находится и социальная сфера. Так, на содержание больного в лечебных заведениях выделяется всего лишь 1 гривна (около 15 американских центов) в день. Как следствие, имеет место высокая смертность и низкая рождаемость. За годы независимости Украина утратила 7 млн. своих граждан: ее население сократилось с 52 млн. до 45 млн. человек, и эта тенденция сохраняется.

Республика Беларусь, как и Украина, стоит сегодня перед выбором пути своего дальнейшего развития. Не трудно представить, что может ожидать белорусский народ, если он, подобно Украине, позволит вовлечь себя в «западню» негативных проявлений глобализации.

Печальный опыт Украины должен послужить поучительным уроком.

Литература 1. Азроянц, Э. Глобализация: катастрофа или путь к развитию – М., 2002.

2. Данилюк, А.Л. Глобализация: путь к спасению человечества или новая мировая война // Экономические теории XXI века. – М., 2006. – С. 306–313.

3. Данилюк, А.Л. Глобализация как качественно новая форма международной агрессии // Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского. – 2008. – №1. – С. 135–139.

4. Егишянц, С.А. Тупики глобализации. Торжество прогресса или игры сатанистов – М., 2004.

5. Рамоне, И. Геополитика хаоса. – М., 2001.

НЕОКОЛОНИАЛИЗМ – РОЖДЕННЫЙ ГЛОБАЛИЗАЦИЕЙ В.Й. Огородник, И.С. Огородник На заре глобализации Р. Дарендорф определил ее как новую колонизацию (неоколониализм). Тогда это воспринималось как броская фраза, однако время подтвердило правоту ученого. На наших глазах рушится старый «добрый» мировой порядок и создается новый:

двухполюсный мир заменен однополюсным; международное право де-факто не работает;

международные организации призванные стоять на страже мира и прогресса либо давно уже на службе капитала и ТНК (транснациональных корпораций), либо способны лишь на громогласные, но, по сути, бессильные заявления; СМИ из проводников и выразителей общественного мнения превратились в эффективное орудие формирование этого самого мнения в интересах международного капитала; разнообразие национальных культур заменяется однообразием шоу-бизнеса.

Сегодня уже ни одна страна, ни один народ, ни одно правительство, сколь демократично оно не было бы избрано и поддерживаемо народом страны, не может быть уверено в своей безопасности. Если политика страны приводит к ущемлению экономического интереса Запада во главе с США и международными ТНК, то такая страна обречена на принудительную «демократизацию» со всеми вытекающими последствиями: от информационной войны с обязательным приклеиванием ярлыка «режим» до прямого военного вторжения. Последний пример Ливия тому подтверждение. Поневоле убеждаешься в истинности вывода К. Маркса:

если речь идет о прибыли, то капитал не остановиться ни перед каким преступлением.

Обычно причину видят в борьбе за мировые ресурсы, вызванную неуемным потреблением Запада («общество потребления» до сих пор остается идеалом и идолом западного общества) и естественным уменьшением самих материальных ресурсов. Прибавьте сюда еще и проблему увеличения народонаселения и ответ вроде бы очевиден. Все это имеет место быть. Однако это лишь видимая, внешняя причина, лишь явление сущности более глубокого порядка. Ядром западной модели развития является частная собственность – системообразующий элемент базиса, системы экономических отношений, конечной целью которого является получение частной (об этом почему-то забывают) прибыли.

Развитие частной собственности, фундамента современного мирового капиталистического хозяйства, с логической необходимостью привело к двум важнейшим следствиям.

Pages:     | 1 |   ...   | 61 | 62 || 64 | 65 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.