WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 155 |

Тем самым предлагается сначала вкратце ознакомить студентов с историей философии, а затем еще четыре раза «пробежаться» по ней, обсуждая соответствующие общие проблемы философии. Краткость историко-философского введения не позволяет дать в нем сколько-нибудь последовательное освещение даже тех философских учений, значимость которых является общепризнанной, побуждая ограничиваться декларативными общими оценками и немногочисленными цитатами. В последующих модулях цитаты и фрагменты компонуются уже несколько по-другому, и все это вынужденно делается в крайней спешке, ибо на лекционную часть курса отводится 40 часов, и 36 часов – на практические занятия. Надо ли удивляться тому, что после такого изучения философии студенты ее по существу не знают, и в преподаваемом магистрантам и аспирантам курсе философии и методологии науки все надо начинать с самого начала.

Полагаю, что состав модулей курса философии нужно изменить, приняв за основу выделение основных этапов развития философской мысли. Современный ее этап, начинающийся со второй половины ХIХ в., характеризуется специализацией подавляющего большинства философов на разработке одной-двух теоретико-мировоззренческих проблем, и здесь оправданным является выделение проблемно ориентированных модулей. Так можно минимизировать издержки, связанные с фрагментарным освещение важнейших философских учений. Нынешний объем курса настоятельно требует оставить для обязательного изучения только очень ограниченное число концепций, значимость которых для истории мировой культуры не вызывает сомнений.

Литература 1. Философия: типовая учеб. программа для высш. учеб. заведений / сост.: А.И. Зеленков и др.; под ред. А.И. Зеленкова, Я.С. Яскевич. – Минск, 2008.

ФИЛОСОФСКОЕ ЗНАНИЕ КАК СИСТЕМНАЯ РЕФЛЕКСИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ: КРЕАТИВНЫЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ АСПЕКТЫ В.К. Лукашевич Представление об интеллектуальной культуре достаточно четко коррелирует с ключевой характеристикой культуры в ее наиболее общем понимании – «система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой жизнедеятельности (деятельности, поведения и общения), обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех ее основных проявлениях» [1].

Формирование и последующая реализация (функционирование в качестве регулятивной системы) такого рода программ базируется на механизмах умственной деятельности, ассимилирующей окружающую человека социоприродную реальность и самого человека, прежде всего, в плане осмысления его способностей познавать и направленно изменять действительность, а также развивать свои ментальные качества. Соответственно механизмы умственной деятельности, ее результаты (знания, проекты, прогнозы, оценки и др.) и средства их трансляции можно трактовать как ключевые элементы интеллектуальной культуры и связывать с ними понимание интеллектуальной культуры в целом.

Ориентация на анализ ментальных способностей и качеств человека в связи с результатами его интеллектуальной деятельности явным образом опирается на представление о рефлексии как сфере умственной деятельности человека, направленной на осмысление предпосылок, форм, путей, средств, методов его деятельности и качества полученного результата.

Рефлексия является органической составляющей любого вида человеческой деятельности, в связи с чем человека (ее субъекта), квалифицируют как «систему с рефлексией», различая при этом в качестве основных типов рефлексии элементарную, философскую и научнотеоретическую.

Первая из них квалифицируется как умственная деятельность, направленная на анализ повседневных поступков и сопряженных с ними знаний, уточняющая их значение и границы;

вторая – как умственная деятельность, направленная на осмысление предельных оснований бытия и мышления, человеческой культуры в целом, как состояния и способа существования общества», научно-теоретическая рефлексия, выделяемая не по предметному, а по инструментальному критерию, квалифицируется как умственная деятельность, направленная на критический анализ предпосылок, форм, методов и результатов деятельности человека в любой сфере, основанный на принципах системности, детерминизма, логической последовательности и доказательности.

Рефлексию, связанную с осмыслением особенностей конкретных видов человеческой деятельности принято именовать по аналогии с их названиями: художественная, психологическая, техническая и др., хотя этот процесс не может быть отмечен сколь-нибудь четко выраженной устойчивостью и последовательностью. Исключение составляет традиция, связанная с осмыслением специфики познавательных процессов, где понятие «гносеологическая рефлексия» является хорошо эксплицированным и широко употребляемым. Ее правила и структура, показавшие, по меньшей мере на фоне других видов рефлексии, высокую степень соответствия принципам научно-теоретической рефлексии и преследуемой цели (адекватно осмыслить специфику познавательных процессов), стали основной механизма наиболее широкого по своему предмету типа рефлексии – философской. Практической реализацией такого рода влияния гносеологической рефлексии стала ассимиляция философией универсалий культуры и отражение их содержания в системе философского знания (прежде всего в философских принципах и категориях), что позволило транслировать это содержание по обезличенным информационным каналам [2].

С отмеченными обстоятельствами (влиянием гносеологической рефлексии на механизмы рефлексии философского уровня, а также наличием столь емкой практической формы реализации системой философского знания своей рефлексивной функции) были связаны особенности становления статуса и развития философского знания как системной рефлексии в интеллектуальной культуре. Позднее в русле неклассического и постнеклассического понимания научной рациональности были эксплицированы связи качества результата с особенностями используемого исследовательского инструментария и ценностными ориентациями научного сообщества и социума, в котором оно функционирует. Таким путем обеспечивалось соединение логической стройности гносеологической рефлексии и предметной широты рефлексии философской.

В итоге можно сделать выводы, во-первых, о том, что философское знание достаточно успешно выполняло и выполняет в интеллектуальной культуре функцию системной рефлексии; во-вторых, что это обеспечивается наличием в системе философского знания гносеологической рефлексии, по образу которой строится философская рефлексия в целом; в-третьих, что остается открытым вопрос о возможностях философского знания и соответственно философской рефлексии адекватно осмысливать те сферы реальности, для ассимиляции которых недостаточно их гносеологического аппарата, где они один из конкурентов среди других форм сознания (в частности, искусства и религии) и соответственно других типов рефлексии.

Упреки в адрес рационалистически ориентированной философии со стороны теологов, моралистов, представителей искусства (не говоря уже о сторонниках традиционных форм сознания, возникших ранее философии и, соответственно, гносеологии) в плане обсуждаемой темы во многом аналогичны тем, которые выдвигаются против науки: насильственное расчленение органически целостных образований в ходе их духовноинтеллектуального освоения; нивелирование особенностей познающего и рефлексирующего субъекта; вопиющая самодостаточность и самонадеянность в оценке собственных средств и возможностей; антропоцентризм; прагматизм и др. [3] [4] Интеллектуальная жизнь в настоящее время существенно опережает рефлексивные схемы рациональной философии, претендующей на прогностичность и достаточность в рефлексивном аспекте [1]. Поэтому возникает вопрос, в какой мере можно признать критику в ее адрес оправданной. Необходимо также определить ключевые направления развития философской рефлексии в сфере интеллектуальной культуры и пути преодоления ее «запаздывания» в осмыслении современных интеллектуальных явлений и процессов.

В настоящее время в теоретических исследованиях интеллекта в этом качестве на первый план выходят проблемы его генезиса и факторов развития в сопряженности с проблемами искусственного интеллекта [5] [6] [7]. Здесь на смену классической парадигме, базирующейся на идеях жесткого целеполагания, достаточности для достижения цели фиксированных моделей, воспроизводящих внешнюю реальность, и механизмов обратной связи, пришла новая идеология, фундированная идеей рефлексивного управления, предполагающего воздействие на имеющуюся у объекта управления модель реальности, а также обоснованное изменение характера цели. При этом достаточно определенно различаются уровни рефлексии, т.е. формируется определенная «модель рефлексии».

В структуре учебных курсов по философии для студентов пока баланс явно не в пользу рефлекторной составляющей, и философские курсы во многом ориентированы на трансляцию конкретнонаучных знаний, очень часто в малосистемных нерепрезентативных вариантах, зато обеспечивающих «связь с жизнью» и видимую наукообразность философии как изучаемой студентами дисциплины. Плюс к этому данная дисциплина – обширное поле для демонстрации эрудированности составителей учебных программ, полноценное освоение которых иногда не под силу не только студентам, но и некоторым преподавателям.

Первые шаги для изменения ситуации делаются в рамках раздела «Социальная философия», где постепенно на роль ключевой темы выходит «Философия истории», наиболее глубоко насыщенная рефлексивным содержанием, а также раздела «Теория познания и философия науки», где в русле темы «Структура и основные характеристики познавательного процесса» в инициативном порядке пока на уровне учебной литературы (а не рекомендуемых типовых программ) апробируется изучение механизмов формирования и функционирования рефлексивного знания в сопряжении с аналогичными характеристиками предметного и нормативного знания.

Тот же вопрос, но в более обостренной форме встает в русле философскометодологической подготовки магистрантов, аспирантов и соискателей. В настоящее время в Республике Беларусь они изучают курс «Философия и методология науки», структурированный по принципу «Философия» плюс «Методология науки». Разумеется, исходя из самых лучших намерений, первая составляющая оказалась в своем основном содержании расширенным вариантом студенческого курса философии. Под нее выделено 24 из 60 часов лекционного курса и 20 часов семинарских занятий из планируемых 44 часов.

Предпочтительнее, видимо, другая ориентация – построение всего курса по схеме:

«Философия науки» плюс «Методология науки» при замене раздела I «Философия и ценности современной цивилизации» на раздел «Философия науки» в той же нумерации. Это конкретизирует общую направленность курса, избавит его от мозаичности и повторительности по отношению к содержанию студенческого курса по философии. Тематика, сопряженная с содержанием метафизических систем, в данном случае может быть органично вписана в содержание второго раздела при анализе основных форм рефлексивного знания, поскольку к ним, наряду с теорией познания, методологией и логикой науки, эврилогией и др. относится и метафизика, как предельно широкая по своему предмету форма рефлексивного знания.

Во втором направлении, т.е. в русле материала, изучаемого после темы «Научное исследование в методологическом осмыслении», в контексте в целом адекватной ориентации, задаваемой темами «Наука как социальный институт» и «Наука в системе социальных ценностей», необходимо более полно (особенно во второй из них) представить рефлексивные аспекты. В частности, в контексте вопроса «Возможности и границы науки» акцентировать сравнительный анализ рефлексивного потенциала науки и других форм общественного сознания, продолжив такого рода компаративистику в модуле «Философия социальногуманитарного познания».

Сама же тема «Научное исследование в методологическом осмыслении» должна быть развернута если не в самостоятельный раздел, то существенно обогатиться за счет конкретизации и привлечения нового материала по эпистемологии, логике и логике науки, когнитологии и когнитивной психологии. Это создаст необходимые предпосылки для адекватного философско-методологического осмысления обучаемыми гносеологической специфики, междисциплинарных и в особенности трансдисциплинарных исследований – возможность методологической проблематики которых в настоящее время акцентируется с большим энтузиазмом, но не сопровождается сколь-нибудь серьезными приобретениями [9].

Высокий статус философского знания как системной рефлексии в современной интеллектуальной культуре должен проявляться в действующих схемах и образцах исследовательской работы. В этом залог признания его ценности и полезности тем достаточно широким слоем формирующихся интеллектуалов, от которых в скором времени будет во многом зависеть востребованность философии в обществе.

Литература 1. Стпин, В.С. Культура // Новая философская энциклопедия. – М., 2010. – Т. 2. – С. 341.

2. Стпин, В.С. Конструктивные и прогностические функции философии // Вопросы философии. – 2009. – № 1. – С. 5–10.

3. Половинкин, С.М. Все // Вопросы философии – 2002. – № 4. – С. 31–42.

4. Зотов, А.Ф. Вот и все // Вопросы философии. – 2002. – № 4. – С. 43–48.

5. Редько В.Г. Проблема происхождения интеллекта // Вопросы философии.– 2008. – № 12. – С. 76– 83.

6. Алексеева, И.Ю. Искусственный интеллект и рефлексия над знаниями // Философия науки и техники. – 1991. – № 9. – С. 44–53.

7. Шрейдер, Ю.А. Искусственный интеллект, рефлексивные структуры и антропный принцип // Вопросы философии. – 1995. – № 7. – С. 163–167.

8. Лукашевич, В.К. Научное обеспечение инновационной деятельности: проблемы методологической рефлексии // Вестник Белорусского государственного экономического университета. – 2008. – № 5. – С. 4–14.

9. Лукашевич, В.К. Предметогенез в трансдисциплинарных исследованиях // Вестник Белорусского государственного экономического университета. – 2009. – № 5. – С. 104–109.

ФИЛОСОФИЯ В СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО ОБРАЗОВАНИЯ М.В. Колинько Кризис образования, кризис традиционных научных форм его осмысления и интеллектуального обеспечения, исчерпанность основной педагогической парадигмы настойчиво определяет новые задачи философской науки. Философия есть знание фундаментальное и системное. Она является универсальной методологией как для студентов – гуманитариев, так и для математиков, физиков и экономистов. Историко-философский экскурс открывает перед современным человеком многовекторное творчество Декарта, Лейбница, Эйнштейна, Хакена, научающее схватывать мир не только в фактах, но и в категориях. Философский поиск новых интеллектуальных и образовательных стратегий связан с формированием образа будущего, ценностей и идеалов новой реальности, гармоничного события людей в культурном и природном мире.

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.