WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 155 |

Медиатекст, представляющий собой сложный знаковый комплекс, несет не только информационную нагрузку, но и является результатом общения и творческого осмысления его сущности субъектами, вовлеченными в процесс создания и восприятия медиаинформации. В связи с этим творческое осмысление медиареальности немыслимо без критической оценки произведений медийной культуры, выявления их свойств и характеристик, составных частей и элементов в контексте личной, социокультурной и авторской позиции, предполагающей умение группировать факты, свойства и явления, классифицировать их, раскрывать существенные стороны изучаемого медиапроизведения, его внутреннюю структуру. Только на основании системообразующей характеристики медиатекста адресат может сделать самостоятельные и осознанные выводы, являющиеся основой для интерпретации и рефлексии медийной информации, формирования собственных позиций по отношению медиатексту и к медиакультуре в целом.

Статья написана при финансовой поддержке Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 годы по мероприятию 1.1 (III очередь) «Проведение научных исследований коллективами научнообразовательных центров», лот 5 – «Проведение научных исследований коллективами научно-образовательных центров в области психологических и педагогических наук»; проект «Анализ эффективности российских научно-образовательных центров в области медиаобразования по сравнению с ведущими зарубежными аналогами», руководитель проекта – А.В. Федоров).

Литература 1. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на ваше сознание. – М., 2003.

2. Дебор, Г. Общество спектакля. – М., 2000.

3. Савчук, В.В. Медиареальность. Медиасубъект. Медиафилософия (интервью) //Медиафилософия II.

Границы дисциплины / Под ред. В.В. Савчука, М.А. Степанова. – СПб., 2009.

4. Маклюэн, М. Понимание медиа: Внешнее расширение человека. – М., 2003.

5. Бодрийяр, Ж. Прозрачность зла / Пер. с франц. Л. Любарской, Е. Марковской. – М., 2000.

6. Хайдеггер, М. Бытие и время. – М., 1997.

МЕДИАКУЛЬТУРА И ФИЛОСОФИЯ ЭЛЕКТРОННОГО ОБЩЕСТВА Т.М. Смоликова Специалист XXI века любого профиля должен владеть философией электронного общества и новой технологической культурой. Медиакультура – это одна из наиболее крупных информационных сред, в которых находится современный человек и современное общество.

Информационные потоки современной виртуальной и мультимедийной реальности представляют различные виды и формы информации в синкретичном виде. Медиакультура открывает новые грани в гуманитарном и информационном образовании, формировании поколения XXI века – поколения информационного постиндустриального общества.

Разнообразные медиа становятся доминирующим фактором формирования мировоззрения современного человека. Сегодня медиа фактически представляют собой систему неформального образования и просвещения различных слоев населения. Современное общество пронизано прямыми и обратными коммуникативными связями, это пространственновременные проявления взаимосвязанных, но различающихся видов деятельности человека.

Современная медиакультура характеризуется интенсивностью информационного потока (прежде всего аудиовизуального: телевидение, кино, видео, компьютерная графика, Интернет). Все это является средством комплексного освоения человеком окружающего мира в его социальных, нравственных, психологических, художественных, интеллектуальных аспектах.

Термин Медиа (от латинского «media», «medium» – средство, посредник) – это термин XX века, его первоначально ввели для обозначения любого проявления феномена «массовой культуры», поэтому у исследователей появилась возможность пересмотреть историю и теорию культуры, используя новую терминологию. Появление нового феномена повлекло за собой формирование современной «арт-критики», функции, статус и сфера деятельности которой становятся гораздо более разнообразными, нежели это было раньше. Вместе с тем, не существует единой принятой во всех странах мира терминологии. Как правило, не только национальные научные школы, но и отдельные ученые разных стран предлагают свои варианты формулировок таких ключевых понятий, как «медиасреда», «медиакультура», «медиаобразование», «медиаграмотность», и др.

Специфика медиакультуры определяется ее техническими возможностями, которые формируют социокультурные функции медиакультуры. Это и высокая информационная емкость, легкость и убедительная чувственность передаваемого, восприятие этой чувственности, скорость, широта трансляции и тиражирования, массовость и доступность. По мнению французского социолога Пьера Будье в трактовке понятия «медиакультура» упор делается на пространство и способ конвертирования разного рода «капиталов» при посредстве «символического капитала» [1]. По словам теоретика, посредником между адресатом и адресантом может выступать некое медиа, обладающее популярностью и публичным авторитетом у публики. Речь идет о технологиях, где отлаженный механизм «серийного производства, позволяет формировать общественное мнение и жизненную позицию общества. Оригинальный взгляд на медиа можно увидеть в работах Славоя Жижека. Он считает, что человек, захваченный и погруженный в медиакультуру, сам становится продуктом новых медиа. Медиатизация – это процесс превращения реального объекта в искусственный: «тело, которое почти полностью «медиатированно», функционирует с помощью протезов и говорит искусственным голосом» [2, с. 125].

Можно сказать, что медиа – это не только массовые коммуникации, но и средства массовых информаций, это своего рода платформа культурно-информационных монополий, без которой трудно обойтись современному обществу. Исходя из сказанного, правомерным является следующее определение данного феномену: «Медиакультура – это совокупность информационно-коммуникативных средств, выработанных человечеством в ходе культурно-исторического развития, способствующих формированию общественного сознания и социализации личности» [4, с. 18].

Экспансия всех сфер и направлений деятельности в виртуальную среду (бизнеспроцессов, науки, образования, культуры, социально-культурной деятельности, межличностных коммуникаций и т.п.) предъявляют новые требования к современному человеку. Тенденции развития информационного общества определяют изменения приоритетов в сфере высшего образования и переход к подготовке специалистов нового поколения, которые наряду с комплексом профессиональных знаний, умений и навыков овладевают новыми компьютерными и другими цифровыми технологиями, знаниями в области программирования, понимания внутренних процессов проектирования, функционирования и использования программных приложений.

Необходимо отметить, что в современных условиях взаимодействия медиакультуры и личности появились новые средства коммуникации такие как, сетевая книга, веб-кино, фанарт, интеллект-карты (мозговое картографирование), учебный портал, многопользовательские онлайновые игры, основными характеристиками которых является иммерсия (погружение в виртуальный мир), трансмедиа – сложное единство множества медийных форматов, образующих единую тематическую «вселенную». Все перечисленные функции медиакультуры осложнены фрагментацией, возможностью манипулирования, вариантностью медиаформ, новым опытом индивидуального и социального восприятия времени и пространства. Медиакультура ориентирована на личность-пользователя, через функционирование онлайновых сообществ и социальные сети, но пользователь не просто находится в виртуальном мире, ему все чаще приходится иметь дело с виртуальным образом человека, с которым не было встреч в реальном пространстве. Эта техническая амбивалентность с одной стороны проявляется в активизации интеллектуальной деятельности личности, а с другой – является отправной точкой формирования и развития го ценностно-целевых позиций в информационнокоммуникативном пространстве.

Медиакультура не может существовать в современном мире без технического развития, но это больше чем технология компьютерных имиджей и звуков. Идея медиакультуры гораздо шире: она в культурном разнообразии и в развитии тех изменений, которые происходят в человеке под воздействием мультимедиа. Доступ к средствам коммуникации всегда был индикатором социального и экономического неравенства. М. Кастельс в своей работе «Информационная эпоха: экономика, общество и культуры» убедительно доказывает, что «компьютезированные коммуникации могут быть мощным средством усиления сплоченности космополитической элиты, которые в противовес основной массе населения в различных странах мира, не имеющей доступа к этим средствам связи, прочно интегрируется в новый мир коммуникаций, связанный с развитием мультимедиа как системы, считающейся оружием власти, потенциальным источником огромных прибылей и символом сверх современного» [3, с. 108].

Компьютеризация и информатизация общества происходят параллельно с утверждением новых стилей труда, новых ценностей, информационного разнообразия, и эти изменения не сводятся только лишь к технической сфере, они носят глобальный характер, проникая во все области жизнедеятельности людей. Развитие современной медиакультуры через изменчивость, инновационность, быструю смену форм, динамичность структуры, полифонию функций, множественную трактовку смыслов формирует особую философию электронного общества. Современное общество – не столько «информационное», сколько «знаниевое», что подтверждают и его обобщающие характеристики, выявляемые современными научными исследованиями: ориентация на знание, понимаемое как главный возобновляемый ресурс социально-экономического развития; глобальная информационная инфраструктура, в которой обмен информацией не имеет ни временных, ни пространственных, ни политических границ; возрастание роли знаний, инфокоммуникаций, информационных продуктов и услуг в валовом внутреннем продукте; становление «молекулярной» (Д. Тапскотт) структуры (распад административно-командной иерархии, переход к мобильным – «бригадным» – формам), межсетевое взаимодействие, конвергенция ключевых отраслей экономики и другие новые явления в сферах технологии, занятости, организации и управления, образования и культуры.

Литература 1. Бурдье, П. Рынок символической продукции // Социологическое пространство Пьера Бурдье [Электронный ресурс].– Режим доступа: http://bourdieu.narod.ru. – Дата доступа: 22.10.2007.

2. Жижек, С. Киберпространство, или Невыполнимая замкнутость бытия // Искусство кино. – 1998. – № 1. – С. 123–3. Кастельс, М. Информационная эпоха: Экономика, общество и культуры / под ред. О.И. Шкаратана.

– М., 2000.

4. Кириллова, Н.Б. Медиакультура: от модернизма к постмодерну. – М., 2005.

СТАТУСНЫЕ РИСКИ ПРОЦЕССОВ КОНФИГУРИРОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА Л.С. Яковлев Информатизация современного мира произошла столь быстро, что далеко не все социальные подсистемы сумели к новым реалиям адекватно адаптироваться. Естественно, среди таких проблемных подсистем находятся и призванные обеспечивать правовые аспекты становления информационного общества. В данном случае нас интересуют не юридические, а философские аспекты проблемы. Прежде всего, речь идет об интерпретациях рисков, возникающих в связи с борьбой интересов относительно соблюдения авторского права в условиях тотальной дигитализации,.

Действующие нормы авторского права, регулируемые как международными соглашениями, так и национальными законодательствами, сложились в доцифровую эпоху, и не могут адекватно описывать новые отношения по поводу не существовавших ранее ценностей.

При этом принципиально важно, что внесенные, на протяжении последних двух десятилетий, коррективы, осуществлялись при активном лоббировании со стороны, прежде всего, правообладателей в областях, связанных с производством программного обеспечения и медиа-контента. При этом, в обоих случаях производитель воспринимает свой товар в качестве конечной продукции, предназначенной непосредственно потребителю, и обладающей очевидными стоимостными характеристиками.

В отношении музыки и фильмов такое понимание, в главном, адекватно, поскольку их аудитория, за небольшим исключением, ориентирована именно на культурное потребление.

Но уже в отношении программных продуктов, как показывает интенсивная полемика вокруг деятельности FSF (Free Software Foundation, всемирная организация, действующая с 4 октября 1985 года), подобный подход оказывается недостаточным [4] [5]. Хотя программисты составляют относительно небольшую долю пользователей компьютеров, смартфонов, коммуникаторов, демократическое общество не может пренебречь их позицией, выраженной в документах, связанных с практиками применения GPL (Универсальная общедоступная лицензия GNU, на основе которой распространяется не проприетарное программное обеспечение).

В то же время, существуют аспекты проблемы, значимые отнюдь не только с позиции учета конкретных интересов тех или иных социальных групп, но и для самоидентификации общества в целом.

Ежедневно тысячами пользователей принимаются лицензионные соглашения, предоставляющие им право пользоваться программными продуктами. При этом одной стороной перечисляются, тем или иным способом, но окончательно, реальные деньги, а другой поставляется продукт по формуле «as is», причем без права для покупателя пытаться выделить исходный код, внести изменения, перенести на другой носитель, зачастую даже без права на downgrade. Иными словами, плата вносится не за приобретение собственности, а за владение.

Разумеется, подобные практики не уникальны, и их юридическое оформление не представляет особой проблемы; однако, в философско-историческом смысле, они возвращают нас в эпоху до великих революций ХVIII столетия, к феодальным отношениям. На протяжении последних двух столетий шло неуклонное вытеснение рентных отношений из всех сфер жизни, причем тем интенсивнее, чем быстрее обновлялась та или иная отрасль технологически. Если в поземельных отношениях аренда занимает достаточно весомое место, в автомобильных парках развитых стран доля машин, не находящихся в собственности, а предоставляемых в аренду, минимальна. Еще меньше доля персональных компьютеров или коммуникаторов, находящихся в аренде. С программными продуктами, однако, дело обстоит иначе. И благодаря этому создается очевидное смысловое противоречие, порождающее аномию: ни в одной другой области мы не встречаем столь легкого отношения большинства людей к присвоению чужой собственности.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.