WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 155 |

Это позволяет утверждать, что в сфере мировой политики в информационном противоборстве защита информации (и открытой, и закрытой) является решающим фактором этого процесса. И можно согласиться с мнением китайского теоретика информационной войны Шень Вей Гуана, что, чтобы защитить политическую безопасность страны, необходимо научиться вести информационную войну с использованием разных средств массовой информации и технологий ее защиты от несанкционированного, неблагоприятного информационно-психологического влияния.

В структуре информационной войны можно выделить два ее основные вида: информационно-техническую и информационно-психологическую. В информационно-технической войне главными объектами влияния и защиты являются информационно-технические системы: системы связи, телекоммуникаций, радиоэлектроники.

В информационно-психологической борьбе главными объектами влияния и защиты является психика политической элиты; персонал стратегически важных объектов и населения, системы формирования общественного сознания, а также социальные объекты, такие как отдельные индивиды, социальные группы, государство, социум, мировые политические, экономические и военные содружества.

Информационная борьба ведется на трех уровнях: стратегическом (поле деятельности органов политической власти); оперативном (борьба спецслужб, большого капитала и т.п.);

тактическом (объектом выступает руководство и подразделения общественных и производственных формирований).

Вышеотмеченное позволяет сделать вывод, что здесь защита информации выступает детерминирующим фактором обеспечения конструктивной деятельности социума по решению своих конкретных задач.

Пятая причина защиты открытой информации тесно связана с предыдущей причиной и возникновением в структуре социальной информации психологического феномена. Девизом информационного общества выступает интеллектуальная конкурентная способность.

Поскольку это общество характеризуется экспонциональным ростом информации, то результатом этого роста является усиление коммуникативности, ускорения информационных процессов, что повышает факторы жизнедеятельности индивида, общества, различных социальных систем, но в то же время обостряет психологическую составляющую. Эта информация также нуждается в защите не только потому, что она отражает ментальные ценности социума, но и вырабатывает психологический иммунитет.

Несомненно, средств и способов защиты информации сегодня разрабатывается много.

Но законодательствами ряда ведущих стран закреплены два: криптографический и технический.

Криптографический способ защиты информации реализуется путем преобразования информации с использованием новых специальных (ключевых) данных с целью скрытия / обнажения содержания информации, подтверждения ее истинности, целостности, авторства. Этот способ применяется к информации, которая передается по каналам связи или сохраняется в базах данных, рабочих станциях, содержится в парольных и ключевых данных систем аутентификации и разграничения доступа. Потребителями услуг системы криптографической защиты информации (КЗИ) являются субъекты органов государственного управления, обороны, чрезвычайных ситуаций, правопорядка, национальной безопасности, разведки.

Техническая защита информации (ТЗИ) – это вид защиты информации, направленный на обеспечение с помощью конкретных мер и / или программных и технических средств сделать невозможным уничтожения или блокировки информации, нарушения ее целостности и режима доступа к ней.

Система ТЗИ представляет собой совокупность организационных структур, нормативно-правовых документов и материально-технической базы. В последнюю входят защитные технические средства и способы контроля за эффективностью всей системы технической защиты информации.

Класс систем ТЗИ используется в информационно-технической войне с целью защиты информационной среды общества и защиты объектов информационной деятельности по принципу «круговой обороны». Потребителями услуг системы ТЗИ являются в основном подразделения, которые защищают информацию с ограниченным доступом, коммерческие структуры, банки.

Анализ проблемы защиты информации показывает, что сегодня идет бурное развитие третьей системы – социально-психологической защиты информации (СЗПИ). Из многочисленных статистических данных следует, что до 60% инцидентов у информационной безопасности связаны с человеческим фактором:

– ошибки или некомпетентность персонала и потребителей;

– злоумышленные или незлоумышленные действия;

– подкуп персонала;

– нарушения корпоративной солидарности.

Этот вид защиты информации обеспечивает проведение организационнопсихологических подходов к защите информации. Системы СЗПИ могут функционировать на объектах информационной деятельности органов государственного управления и самоуправления в структуре национальной безопасности, системах жизнедеятельности, экологической и экономической безопасности, а также энергетической и производственной.

Все системы – КЗИ, ТЗИ, СЗПИ – взаимосвязаны между собой и обеспечивают общую стратегию их основной функции – защиты информации.

Политика безопасности информации предусматривает решение следующих задач:

– поддержание свойств целостности и доступности социальной информации;

– упреждение негативного влияния информации с позиции информационного противоборства;

– информационное обеспечение процессов воспроизводства социального капитала а стране.

Таким образом, построение информационного общества, как глобальная проблема человечества ХХІ века, связана не только с производством, обработкой, передачей, хранением информации, но и развитием средств и способов защиты ее как интеллектуальной собственности конкретного общества, конкретной личности.

HI-TECH И СРЕДА ОБИТАНИЯ М.А. Дедюлина Сегодня в научной литературе и в жизни мы встречаемся с технологиями о существовании, которых еще в середине XX века мы, и представить себе могли только, в пределах художественного творчества. Например, появление информационных технологий и виртуальных реальностей в работе С. Лема «Сумма технологий», либо в рассказе А. Азимова «Хоровод» современных законов робототехники. На наш взгляд, чтобы Hi-Tech были осмыслены и изучены важно исследовать их как среду обитания человека и социума.

Сегодня мы можем констатировать факт, что современный социум способен не только оценивать последствия высоких технологий, но предвидеть пути их развития. «Полюбив технологию, мы будем очень осторожно к ней относиться» [1, с. 9]. Тогда возникает вопрос, как научиться любить технологию, которая, с одной стороны приносит блага человечеству, а с другой вполне может стать угрозой и вполне возможно привести ее к гибели.

Так, одной из основополагающих в концепции бытия в буддизме является «среда обитания» (включающая природу как таковую) и которая подчеркивает принципиальное единство человека (как живого существа) и природы (как «среды обитания»). В русле буддийского понятия личности, последняя включает в себя и то, что она осознает, и то, что переживает, т.е. окружающий мир [2, с. 66–67]. В школах дзэн-буддизма отношение к «среде обитания» определялось принципом, согласно которому природа – это «друг, которому, как и нам, предназначено достичь состояния Будды» [2, с. 67]. «Дзэн, – отмечает Д. Судзуки, – признает, что наша Природа едина с объективной (objective, т.е. внешней. –М.А.). Природой, но не в математическом смысле, а в том смысле, что Природа живет в нас, а мы в Природе» [3, с. 351]. Поэтому, если технологии это вторая природа, то они живут в нас, а мы в ней. «Теперь, во второй половине XX в., технология перестала быть средством достижения человечеством своих целей и превратилась в нечто совершенно иное. Подобно природе, технология стала нашей новой средой обитания, имеющей свои собственные цели, которые независимы от человеческих, поскольку технология как среда, как бытийная тотальность машинных образований, сама определяет свое направление развития» [4, с. 73–82]. Например, Томонобу подвергает философскому анализу термин «автомат», который сегодня окружает нас со всех сторон, современное потребительское общество уже не представляет себя вне мира автоматов. Следовательно, «он (автомат) символизирует идолопоклонство перед механической необходимостью, но служит и зеркалом технологического функционирования, своего рода технологией в миниатюре. Никто из нас не говорит «спасибо», получая желаемую вещь из автомата. В наше время языковая активность перед лицом автомата – не благодарность, а жалоба» [4, с. 73–82]. Неслучайно, наблюдаются все больше и больше автоматизма в жизнедеятельности человека.

Трактовка окружающего мира как среды было введено в западноевропейскую философию и социологию И. Тэном. Его теория среды признавала человека зависимым от среды и потому неответственным за свои действия и поступки. В работах немецкого антрополога Плеснера достаточно основательно раскрывается отношение человека к окружающей среде.

Если животное относится к среде амбивалентно, т.е. «сознавая себя только как тело, как единство чувственных сфер и – в случае централистской организации – сфер действия в собственном теле, естественное место которого есть скрытая для него середина его существования. Человек как живая вещь, поставленная в середину своего существования, знает эту середину, переживает ее и потому преступает ее» [5, с. 125]. Современный немецкий философ П. Слотердайк вводит термин «сфера», который по смыслу синонимичен «среде обитания».

«Сфера – это внутренний, открытый, разделенный на части круг, в котором обитают люди, если им удастся стать таковыми. Поскольку обитание всегда означает формирование как малых, так и больших сфер, то люди – это существа создающие круглые миры и окруженные определенными горизонталями» [6, с. 24–25]. «Еще никогда люди не жили непосредственно в так называемых природных условиях...; их бытие всегда протекала только в уже одушевленном, расчленном, расчерченном, возделанном пространстве» [6, с. 43]. В связи с этим Слотердайк выделяет три сферические оболочки у среды обитания: микросферология, изучающая «пузыри» (амедиальные интимные пространства в малых группах людей; макросферология, исследует «глобусы» (универсальные шаровые образования) и аморфная сфера, описывает «пену» (здесь среда становится пустой). История человечества – это борьба за среды и сферы. Процесс складывания универсальных сфер философ определяет как метафизическую глобализацию» [6, с. 149–150].

В русской философской традиции ХХ века философ П. Флоренский, предложил идею органопроекции, согласно которой «мир есть раскрытие человека, проекция его» [7, с. 39]. В биотехнологии вышесказанное можно подтвердить исследованиями в сфере генома человека. Современные открытия показали, что ДНК человека – есть трехмерная модель. Исследования молекулярных биологов показывают, что геном – это «фрактальная глобула». Геном человека разделен на две части. Если в первой части находятся активные гены, то во второй «ненужные» части ДНК. Между этими частями происходит взаимообмен. Внутри ядра ДНК содержится информацию в триллионы раз больше, чем в компьютерном чипе [8].

С появлением высоких технологий рождается новое знание. В недрах философии также складываются новые направления. Так, современный германский философ Г.В. Штегмайер предлагает создать новую философию – «философию ориентирования» [9, с. 20]. Основополагающей задачей этой философии станет социальная экспертиза последствий высоких технологий, а также оценка воздействия науки и техники на экзистенцию человека. Ученый убежден, что эта философия станет своеобразным ответом философии на риски и опасности времени. Идеи осмысления ориентирования в мире прослеживаются и у Ясперса. Эту проблему можно исследовать по Ясперсу двумя путями научноисследовательски и философски. Иными словами философия ориентирования – есть философская рефлексия, обращенная на жизненный мир, который трансформируется под воздействием достижений науки и технологий.

Литература 1. Нейсбит, Дж. Высокая технология, глубокая гуманность: Технологии и наши поиск смысла.– М.:

АСТ: Тразиткнига, 2005.

2. Розенберг, О.О. Проблемы буддийской философии. – Пг., 1918. – С. 250–258.

3. Suzuki D. Zen and Japanese Culture. – Princeton, 1973.

4. Томонобу, Имамичи. Кризис морали и проблемы метатехники // Вопросы философии. – 1995.– № 3.– С. 73–82.

5. Плеснер, Х. Ступени органического и человек. Введение в философскую антропологию. / Проблема человека в западной философии: Переводы / Сост. и послесл. П.С. Гуревича; Общ. ред.

Ю.Н. Попова. – М.: Прогресс, 1988.

6. Слотердайк, П. Сферы. Микросферология. Пузыри. – СПб., 2005.– Т.1.

7. Флоренский, П. Органопроекция. // Декоративное искусство, 1969. – № 12. –С. 39.

8. Grosberg, A.Y., Nechaev S.K., Shakhnovich E.I., Phys J. France 49, 2095 (1988). 3-D Structure Of Human Genome: Fractal Globule Architecture Packs Two Meters Of DNA Into Each Cell //ScienceDaily (Oct.

11, 2009) 9. Штегмайер, В. Основные черты философии ориентирования./ Стратегии ориентации в постсовременности / Под ред. Штегмайера В., Франка Х., Маркова Б.В. / В. Штегмайер – СПб, 1996.

HI-TECH И ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ: ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ Е.А. Жукова Под воздействием высоких технологий в сфере науки происходят необратимые, но далеко не всегда очевидные изменения, что требует адекватной философской рефлексии в виду значимости науки и технологий в развитии и существовании современного общества.

Под высокими технологиями (Hi-Tech) мы понимаем условное обозначение наукоемких, многофункциональных, многоцелевых технологий, способных вызвать цепную реакцию нововведений и инициирующих процессы самоорганизации социокультурных систем. В первую очередь это информационные технологии (IT), нанотехнологии и биотехнологии, являющиеся базовыми технологиями феномена Hi-Tech.

Под действием Hi-Tech серьезные изменения претерпевают не только взаимосвязи между наукой и технологической сферой, но и сама наука: ее организация, способы получения научного знания, научный этос и многое другое [1]. Методологической базой исследования динамики Hi-Tech и науки стал разработанный И.В. Мелик-Гайказян информационносинергетический подход [2], в рамках которого представлены концептуальные модели, позволившие проанализировать создание технологии как многостадийный процесс, выявить механизмы выбора высоких технологий в ситуации неустойчивых состояний, вскрыть механизмы воздействия Hi-Tech на социокультурные системы, в том числе на науку и образование [1, 3–4]. Обозначим основные, с нашей точки зрения, тенденции изменений науки под воздействием Hi-Tech.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.