WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 155 |

В-третьих, модернизация Азербайджана, как и других стран СНГ, Китая, в отличие от модернизации США, – догоняющая. Азербайджану надо догнать другие страны, а США стремится не отстать от самой себя, или все-таки других стран, являющихся лидерами в отдельных сферах, направлениях. На наш взгляд, любая модернизация – это обгон других стран с обновлением задач, участников процесса, перенацеливанием, измерением новых рисков и т.д. Модернизация – это постоянная готовность страны к новым, изменяющимся условиям существования. Поэтому модернизация – это всегда готовность изменить себя, свои институты, общество, свою идеологию и этику, сохранив, наверное, самые глубинные особенности того, что у нас называется «азербайджанство», идеология азербайджанства. Понимая, что эти особенности, эти смыслы сами также меняются, заново интерпретируются.

В-четвертых, мы сегодня среди множества стран выделяем четыре типа государств:

если хотите, то четыре типа взаимосвязей между государством и обществом, властью и наукой. Государства высокоразвитые, среднеразвитые, сырьевые и «квазигосударства». Высокоразвитые государства получают «ренту» за уровень развития своей науки. Причем не имеет особого значения то, как и кем финансируется та или иная отрасль науки, развивается она в университетах или академиях. Главное, что во всех этих странах функционируют научные центры, которые поддерживаются государством и обществом. Важно и то, что они понимают, что наука влияет на образование, культуру, сознание самых креативных групп общества, которые нуждаются в экспертном знании, которые понимают, что без такого знания страна не может сохранить свои позиции. Как правило, такие высокоразвитые страны имеют развитую общественную науку. Подчеркнем здесь то, что многие страны из бывшего Советского Союза, также как и Китай, Индия, имеют черты каждого из типов государств, наличествующие, естественно, в разной пропорции и хотели бы сократить свою зависимость от «сырьевой экономики». Здесь ученым модернизирующейся страны важно осмыслить, что приближает их к развитым и среднеразвитым странам, какие конкретные шаги надо предпринять, чтобы сократить те моменты, которые роднят ее с сырьевыми и квазигосударствами. Речь должна идти не только о количественных показателях, но и о качественных. Для обществоведов, к примеру, важно понять различия в обществах, где доминируют традиционные сознания, от обществ с доминированием креативных сознаний. Для философской науки в этой сложной работе следует быть готовой к проведению междисциплинарных исследований с привлечением и использованием данных других наук. Задача трудная, требующая переосмысления задач философии, ее языка, функций и т.д. Одновременно, необходимо изменить отношение к философии со стороны представителей других наук, привлечь их к сотрудничеству.

В-пятых, следует учесть то, что на постсоветском пространстве гражданское общество только формируется и оно само нуждается в помощи государства, в нем доминируют традиционные типы сознаний и оно не готово понять потребность в креативных сознаниях.

Поэтому эту роль должна взять на себя наука. У нас эта задача возложена на Академию наук Азербайджана, которая в своих лучших образцах в лучших своих представителях способна поддержать амбициозные цели и ориентиры лидера, объяснять и пропагандировать их. Поэтому в Указе Президента Азербайджана «О национальной стратегии развития науки в 2009– 2015 гг» поддержана необходимость развития науки» и принят ряд решений, поддерживающих курс на развитие Академии наук.

В-шестых, на наш взгляд, идея нашего Президента о том, что социокультурная модернизация есть неотъемлемая часть любой модернизации в современную эпоху не только верна, но требует определенных усилий, ломки некоторых стереотипов. Так, например, ее смысл в том, что в общественном сознании должны доминировать креативность, информационная культура и преемственность с национальными ценностями. Задача эта сложная, и добиться ее, кроме экономических и политических решений, можно лишь с помощью общественных наук, путем «перевода» предложенных ими путей решения проблемы в плоскость конкретных решений в сфере идеологии, культуры и образования. В нынешних демократических условиях Азербайджана – это очень трудная проблема, причем эта проблематичность не дает оснований отказаться от того уровня демократии, который есть в стране. И более того, элитой понимается, что социокультурная модернизация должна привести к более развитым формам демократии и правового государства.

В-седьмых, процессы модернизации в стране уже показали, что она ведет к доминированию среднего класса, хотя сама эта социальная страта бывает не готова к этому. Труды известных американских ученых, к примеру, Д. Белла, Ф. Фукуямы четко показывают, что ценности среднего класса могут быть обывательскими, негероическими, а сама модернизация требует героических, мобилизационных усилий. Причем современная история Азербайджана, агрессия со стороны Армении и Нагорно-Карабахский конфликт лишь подчеркивают сложность модернизационных усилий в стране.

Как представляется из осмысления опыта нынешнего Азербайджана, в мировой истории будет еще немало борьбы, идеологических столкновений, неопределенностей и сложностей, и еще не раз потребуется мобилизация усилий. Но, наверное, в основе этих усилий должны быть положены рациональность, наука, точный расчет и т.д. И тот факт, что современный образованный человек нередко удовлетворен стандартами потребления, сидением у компьютера и одобрением самого себя за толерантность и отсутствие фанатизма, не свидетельствуют о том, что он не хочет развития своей страны, безразличен к патриотизму и т.д.

Нельзя и упрощать обозначенную проблему, так как и на самом деле очень трудно найти модус сосуществования между трудно сочетаемыми образцами морали и моделями поведения.

Во всяком случае, нам уже видно, что в эпоху Интернета и доминирования среднего класса продолжают формироваться, причем активно, индустриальные и даже доиндустриальные типы сознания с их представлениями о современности.

В-восьмых, на наш взгляд, ключом социокультурной модернизации является умение сочетать несочетаемое и, прежде всего, примирение доминирования и диалога, идеального и реального, традиционного и рационального и т.д. Можем предположить, что ключ к модернизациям развитых и среднеразвитых государств лежит «где-то» в другом месте. Однако, к сожалению, эта трудность нами все еще теоретически не осмыслена. Диалог нередко все еще воспринимается как разговор, не более чем средство языковой коммуникации, а истина все еще не столько объединяет, сколько разделяет. Вместе с тем, доминирование, конкуренция не исключают диалога, а предполагают его, принятие определенных правил, этики поведения, а профессиональной этики здесь не всегда хватает.

В девятых, на наш взгляд, для того, чтобы общественная наука смогла изучать действительно процессы в стране, минимизировать риски – то есть сама стала современной, – необходимо переосмысление отношения к философии, и самой философии к понятиям, без которых не понять историчности сознания любой современной общности.

В итоге хотелось бы подчеркнуть, что модернизация Азербайджана – это процесс серьезных изменений в стране, который требует своего исследования. Существует глубокая потребность в развитии науки, в том числе и общественной, без которой невозможен прорыв в современность, общество развитых технологий, минимизированного риска. Общественные науки, в свою очередь, исследуя проблемы современного социума, тенденции его развития, может быть, прогнозируя ближайшее будущее (если, конечно, они способны на это), должны и объяснять, и пропагандировать цели и средства модернизации.

ПРОБЛЕМА ЗНАНИЯ В МИРОВОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ И ОПРЕДЕЛЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ИННОВАЦИОННОГО РАЗВИТИЯ СТРАНЫ А.И. Левко Вся мировая интеллектуальная культура так и или иначе обязана тем знаниям, которым располагает человечество. По существу многообразие имеющихся знаний: обыденных, мифологических, религиозных, философских, научных и других, определяет и многообразие существующих культур. С обретением, трансляцией и реализацией этих знаний неразрывно связана инновационная деятельность как отдельно взятых стран, так и всего мирового сообщества. Каждый тип знания с одной стороны определяет тип мировоззрения живущих в настоящее время поколений людей, а с другой – тип инновационной деятельности или деятельности, направленной на изменение реально существующей действительности. Например, мифологическому представлению о мире духов соответствовала и определенная духовная практика преобразования этого мира. Создавая те или иные художественные, хореографические и иные образы древний человек искренне верил в то, что между образом и его прообразом существует внутренняя духовная связь. Стоит изменить виртуальную реальность в виде образов и знаний, как измениться и существующая реальность. Успех такой «инновационной» деятельности обеспечивался всем многообразием технологий магии. Религиозному мировоззрению соответствуют свои принципы, методы и технологии конструирования социальной реальности по образу и подобию Божьему. В приоритетности духовного начала над материальным ни в одном, ни во втором случае никто не сомневался. Современные технологии духовного развития неразрывно связаны с искусством, о мифологических и религиозных основах которого часто предпочитают не вспоминать. Однако, от того что искусство исследуется научными методами, духовно-нравственные и иные его основы не меняются. Просто искусство уступает место искусствоведению, литература – литературоведению, а нравственность как форма социального общения – технологиям морализаторства и педагогической дидактики. Выражаемые искусством национальные и другие ценности подменяются сугубо рациональной схемой, а реальная духовная жизнь уступает место рациональной форме этой жизни, ритуальным и другим действиям. Однако такие метаморфозы сознания и поведения человека становятся возможными лишь на уровне философского и научного мировоззрений, когда видение одного и того же явления осуществляется под различным углом зрения.

С момента зарождения философского мировоззрения зарождается и противоречие относительно природы знания. Что лежит в основе этого знания: сознание человека или его бытие и что следует делать, чтобы изменить существующую действительность Ответы на этот вопрос на протяжении тысячелетий давались прямо противоположные. Платон и его последователи не сомневались в том, что социальный мир конструируется благодаря трансляции и реализации философских категорий, идей. Аристотель и сторонники его философии полагали, что основой знания и преобразования мира является бытие человека, существующий материальный мир. Методологической же основой этого преобразования выступают, по Аристотелю, физика или комплекс естественнонаучных дисциплин и метафизика или то, что следует после физики. Что такое философия по Аристотелю Познание высших «принципов» или «причин» бытия. Таких причин он выделял четыре: сущность («усилия» здесь синоним формы) – морфе, эйдос) или чтойность., материя (материал или подлежащее (субстрат), источник движения и «то, ради чего», благо или цель [6, с. 363].

Не связанная ни с субъективностью человека (как науки пойетические), ни с человеческой деятельностью (как науки «практические»), метафизика, по Аристотелю, является самой ценной из наук, существуя не как средство, а как цель человеческой жизни и источник наслаждения.

Как самостоятельный метод метафизика обнаруживается уже у Платона. Не предпринимая формального расчленения «мудрости» Платон дал в ряде диалогов описание высшего типа знания, восходящего от эмпирической реальности к бестелесным сущностям «идеям» по иерархической «лестнице» понятий и нисходящий обратно к чувственному миру.

Античная метафизика явилась образцом метафизики вообще, однако на протяжении истории западно-европейской философии существенно меняются как оценка метафизизического знания, так и положение метафизики в системе философских наук. Средневековая философия признавала Метафизику высшей формой рационального познания бытия, но подчиненной сверхразумному знанию, данному в откровении. Схоластика считала, что метафизика доступно богопознание, осуществляемое по аналогии с познанием высших родов сущего (благо, истина и т.п). Средневековая метафизика дала детальную трактовку таких проблем, как соотношение свободы и необходимости, природа общих понятий и других, и существенно обогатила понятийный и терминологический словарь философии.

Метафизика нового времени вышла из границ, очерченных теологией, и, пройдя этап пантеистической натурфилософии Возрождения, сделала объектом своего исследования природу. На смену авторитету богословия пришла наука, подчинившая себе метафизический метод и знание [3, с. 362].

Представления о научности все больше связываются с отражением объективной действительности и «преодолением» сверхъестественной, духовной основы знаний. Акцент смещается с метафизики на физику, порождая тем самым не только проблему естествознания и гуманитарного знания, но и проблему развития интеллектуальной культуры вообще. Сведение всего знания к естествознанию по существу вело к игнорированию всякой инновационной деятельности. Поскольку все определяется законами объективного развития, то изменить мир возможно лишь постольку, поскольку мы будем сообразовываться с этими законами. Поэтому идеология и политика инновационного развития в данном случае есть ничто иное, как выражение соответствующей концепции или теории трансформации того, что уже имеется. Сведение же всего знания к философским категориям по существу ставило знак равенство между волюнтаризмом и инновационной деятельностью.

Выход, казалось бы, был найден в диалектическом методе гегелевской гносеологии и его распространении К. Марксом на онтологическую действительность. Рассматривая истину и бытие как процесс, Гегель создал систему, в которой истина выступает как поступательное развитие разума, а противоречие – его необходимым моментом. Он переосмыслил кантовское различение рассудка и разума и сделал последний носителем истинного познания, а диалектику – методом постижения противоречий и развития понятий. Рассудок, согласно Гегелю, апеллирует конечными однозначными определениями и является хотя и необходимым, но недостаточным условием познания. Источник метафизического метода он видел в ограничении познавательной деятельности сферой рассудка. Таким образом, Гегель впервые противопоставил метафизику и диалектику как два различных метода. Вместе с тем он оценивал свою философию как «истинную» метафизику и традиционно понимал ее как «науку наук».

Его диалектика имела характер всеобщего метода познания и духовной деятельности.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.