WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 155 |

ПРЕДПОСЫЛОЧНЫЙ КОНТЕКСТ ПОЗНАНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ НАУКИ М.Р. Хамзина Современная философия науки формулирует различные онтологии реальности и ставит вопросы о новой научной рациональности. Возникают новые синтезы знания, которые изменяют структуру науки. Так, формирование междисциплинарных исследований является важнейшей характеристикой, в которой проявляется формирующееся холистическое мировидение. Сегодня как никогда нужен взгляд на Реальность, в которой преобладают нелинейные процессы, неустойчивые саморазвивающиеся системы, в которой действуют эффекты когерентности, синхронистичности, синергийности, коэволюции, открывающиеся подготовленному, соучаствующему сознанию [1, с. 240]. В фокусе внимания представителей новой философии науки оказались вопросы, связанные с человеком и его самопониманием.

Старая философия науки сосредоточена на формально-логических моделях, теоретических идеализациях, оставляя за пределами внимания реальные жизненные отношения, что позволяет назвать эту традицию идеалистической. Новая философия науки возникает во второй половине XX в. как ревизия традиционных концепций рациональности в целом, а также соотношения теория – практика. В поле ее зрения кризисные явления европейской культуры XX в., экологические проблемы, вопросы, связанные с человеком и его самопониманием.

Большое значение для становления новой философии науки имела школа философов науки – М. Полани, Т. Кун, К. Поппер, И. Лакатос, С. Тулмин, П. Фейерабенд. Было показано, что не логические законы и дедуктивные схемы фундируют науку, а донаучные, исторически конкретные формы знания и поворот к социокультурной обусловленности научного познания. От науки объясняющей – к проблемам человеческого понимания, от структуры науки и строгого описания методов и форм научного знания – к основаниям науки, к тому, что конституирует парадигму, историческому, предпосылочному уровню научного знания, таковы были существенные трансформации, осуществленные постпозитивистской философией науки. В результате этих исследований наука была понята в мировоззренческом, социокультурном аспектах, как культурно и исторически обусловленная традиция.

Можно достаточно определенно заявить, что гносеологическая теория находится на новом этапе понимания природы человеческого познания – этапе гуманизации, предполагающем существенное переосмысление не только прежних идейных позиций, но и освоение новых. Это выражается, в частности, в попытке дать емкий образ познавательного процесса, тематизировать весь сложный комплекс факторов вненаучного и донаучного плана. На место «бессубъективного» или абстрактно-субъектного подходов в гносеологии и методологии науки приходит ориентация на более полное отображение сложной субъективной организации познавательной деятельности.

Можно выделить ту совокупность факторов, которые вызвали необходимость рассмотрения познавательной деятельности в культурно-историческом контексте, предполагающем анализ и феномена предпосылок этой деятельности. Во-первых, осознание исторической изменчивости наиболее фундаментальных принципов и идей, на основе которых осуществляется познание природы. Во-вторых, тематизация современной методологией науки целого ряда образований (типа «парадигма», «дисциплинарная матрица», «объяснительные идеалы» и т.п.), играющих серьезную методологическую роль в познании. В-третьих, утвердившееся мнение о сложной организации и процессах самоорганизации научнотеоретического сознания.

Отдаление от понимания науки лишь как сугубо объективированной системы знаний, экспликация научного феномена как единства знания и деятельности по его производству совершенно естественно выводит на передние рубежи эпистемологических изысканий проблемы особых регулятивов и норм познавательной деятельности [2, с. 33]. Иначе говоря, ценностно-нормативного устройства науки и научного творчества. Именно это обстоятельство весьма настоятельно диктует необходимость сделать предметом теоретического осмысления предпосылки когнитивного процесса как раз в том широком, субъективногуманистическом плане.

Литература 1. Уваров, А.И. Нелинейная диалектика – философский метод планетарного разума // Фундаментальные физико-математические проблемы и моделирование технико-технологических систем. – Вып. 3. – М., 2000. – С. 235 -247.

2. Грибанов, Н.И. Феномен предпосылочного знания. – Самара: СамГАПС, 2004.

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РОЛЬ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ В ИСТОРИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ А.А. Спектор В настоящее время серьезно обсуждается вопрос о роли фундаментальной науки в жизнедеятельности общества. Например, К.Л. Смит [1] указывает следующие аспекты этой роли: вклад в культуру, возможность важных открытий, побочные результаты и стимуляция промышленности, образование.

Чтобы разобраться в том, какова роль фундаментальной науки в культуре, рассмотрим социокультурную нишу науки и социокультурную нишу техники, а также их соотнесение с философией. Термин «Социокультурная ниша науки» предлагает А.С. Кравец по аналогии с биологическим термином «экологическая ниша» [3, с. 7]. Социокультурная ниша, представляет собой определенное социальное пространство, заполненное социальными институтами и соответствующими связями, в границах которого только и может развиваться определенный вид культуры.

В обсуждении этого предмета уместно различать технику и технологию.

Важнейшие атрибуты техники – производительная сила (проектирование технических и социальных систем), социальная сила. В.Г. Горохов предлагает рассматривать технику «как совокупность технических устройств; как совокупность различных видов технической деятельности по созданию этих устройств; как совокупность технических знаний» [6]. Согласно этому определению, технология (как комплекс организационных мер, операций и приемов, направленных на производство изделия) включена в технику и является ее частным случаем. Именно поэтому можно говорить не только о технологизации науки, но и о технизации ее.

В.С. Стпин [5] подразделяет науку на классическую, неклассическую и постнеклассическую. Но рассматривая роль науки, необходимо обратиться и к протонауке, характерной для доиндустриальной эры.

В протонаучный период, для античности было характерно врастание производства знаний в философию, подчиненность его целям философии [3, с. 12]. Техника главным образом была аккумулирована в ремесле. Но социокультурная ниша техники-ремесла практически не пересекалась с социокультурной нишей производства знания. В средневековье наука подчинялась религии, но тогда же появились университеты, где из естетсвенных наук изучалась и развивалась, хотя и медленно, медицина.

В классический период социокультурная ниша науки весьма велика. Прежде всего потому, что здесь социокультурная ниша ремесла трансформируется в социокультурную нишу техники. Появляются технические науки. В классический период ниши науки и техники начинают пересекаться. Философия превращается в самостоятельную гуманитарную дисциплину.

Очень велика социокультурная ниша фундаментальной науки в неклассический период. Однако некоторые функции науки начинает брать на себя техника. Наука подчиняется технике, в гуманитарной же сфере возвышается роль философии.

Структура науки усложняется в постнеклассический период. Развиваются теории, сформированные за предшествующий период. На их основе строятся новые, синтетические науки и мировоззренческие системы: синергетика, глобальный эволюционизм и др. Увеличивается число и роль междисциплинарных исследований. Наука становится человекоразмерной. Становится ясной необходимость сотрудничества естественных и гуманитарных наук. И хотя наука по-прежнему концентрируется в унаследованных из прошлого институтах, в университетах и академиях, однако все большую роль играют НПО, НПЦ, корпоративные лаборатории и т.д.

Социокультурная ниша науки в постнеклассический период представляет собой парадоксальное явление. Если в античности наука была синкретична, сращена с философией, то сейчас она срастается с техникой, в силу чего социокультурная роль фундаментальных знаний относительно невелика, несмотря на то, что их роль чрезвычайно возросла. Становится доминирующей социокультурная роль техники и технологий. Поэтому можно предположить, что ниша науки позднего классического и неклассического этапов и перешла к технологии как раз благодаря преобразующей (и формирующей) ее науке. Наука стала требовать все больше технического оснащения. Приращение знаний превратилось в проектирование, в построение моделей. А поскольку производство требует немедленной отдачи, то произошла своеобразная подмена понятий: к науке стали предъявлять требования как к технике.

В то же время ныне имеют место следующие тенденции: сциентизация культуры, и не только гуманизация, технизация и технологизация науки, но и ее коммерциализация. Как пишет В.Г. Горохов, «современные научные исследования находятся сегодня между Сциллой и Харибдой, с одной стороны, стремления к концентрации на одном, в сущности дисциплинарном, исследовательском направлении, а с другой – все усиливающейся тенденцией доминирования ориентации на непосредственную экономически-технологическую применимость полученных научных результатов» [2].

Чтобы сохранить фундаментальную науку, необходимо проанализировать и использовать ее общие и отличающиеся черты с техникой в общей системе культуры.

Можно вспомнить конфликт Галилея с церковью, которая считала возможным использовать его теорию в качестве инструмента, но не признавала ее истинной. Примерно те же явления состоятельны и ныне – наука используется как техника и как технология, но часто отвергается как мировоззрение в пользу той же технологии (практической пользы) или иррациональной картины мира. Кроме того, сильнейшая специализация приводит к тому, что прекрасно разбирающийся в своей области специалист начинает считать себя знатоком и в других областях, хотя «в действительности обладает лишь крохой знания, которая [лишь] в совокупности с другими крохами, которыми он не обладает, составляет подлинное знание» [4]. В итоге уровень понимания фундаментальной науки падает, ее польза размывается и передается технике и технологиям. Тем более важно рассмотреть роль фундаментальной науки как таковой.

Выходом для фундаментальной науки могла бы стать ее образовательная функция.

Популяризация фундаментального знания может препятствовать развитию псевдонауки, которая влияет негативно на технологии, производство, общественные настроения, тормозит становление научного мировоззрения.

Науку можно рассмотреть не только как самостоятельную составляющую культуры, но и как часть техники: последняя без новых открытий перспектив не имеет и может в будущем превратиться в обыкновенное ремесло. Отрыв техники от фундаментальной науки грозит технической стагнацией, и, вероятно, стагнацией культурной. Поэтому необходимо подчеркнуть высокую роль фундаментальной науки в развитии техники, а для этого рассматривать их социокультурные ниши раздельно, хотя и в постоянной связи.

Философия сегодня представляется как рефлексия над основаниями культуры, а, следовательно, что важно, и над наукой, техникой и технологией.

Литература 1. Smith, C.H.L. The use of basic science [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://public.web.cern.ch/ public/ en/ About/ BasicScience1-en.html. – Дата доступа: 01.06.2011.

2. Горохов, В.Г. Как возможны наука и научное образование в эпоху «академического капитализма» // Вопросы философии. – 2010. – № 12. – С. 3–14.

3. Кравец, А.С. Социокультурная ниша науки. // Физика в системе культуры. – М., 1996. – С. 5–20.

4. Ортега-и-Гассет, Х. Восстание масс [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://krotov.info/ library/ 15_o/ ort/ ega_04.htm. – Дата доступа: 01.06.2011.

5. Стпин, В.С. Философия науки. – М., 2006.

6. Стпин, В.С, Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gumer.info/ bibliotek_Buks/ Science/ Step/ 12.php. – Дата доступа: 01.06.2011.

ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС НАУКИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ А.Н. Бардушко Эпоха глобализации – время изменений, часто радикальных, основных сфер мировой культуры. Уже сегодня можно говорить о глубинных трансформациях, происходящих в искусстве, религии и т.д. Но особый интерес вызывают те преобразования, которые протекают как в области самой науки, так и в типах философской рефлексии над ее местом и ролью в культуре.

Наука, начиная с эпохи Просвещения, рассматривалась как «высший тип рациональной деятельности, направляемой строгими правилами научного метода, научные знания – высшим, если не единственным типом истины» [1, с. 67]. Исходя из этого, предполагалось, что наука обладает особым эпистемологическим статусом, позволяющим проводить некую демаркационную линию, отделяющую ее от искусства, религии, метафизики и т.д. Однако отсутствие конкретных критериев не позволяло убедительно это демонстрировать. Воодушевленные этой идеей, многие философы в начале 20 века обратились к поиску критериев разграничивающих науку и остальные сферы культуры. Так в рамках философии науки возникла проблема, которую Поппер назвал проблемой демаркации. По его мнению, решение этой проблемы заключалась в том, чтобы «определить понятие «эмпирическая наука» и «метафизика» таким образом, чтобы иметь возможность сказать, относится или нет данная система утверждений к сфере эмпирической науки» [2, с. 19]. В дальнейшем это позволяло окончательно закрепить за наукой особый эпистемологический статус. Такой подход получил название эпистемологический рационализм.

На начальном этапе решение проблемы демаркации шло в плоскости поиска эмпирического критерия. Было предложено два таких критерия: верификация и фальсификация. Однако проблема выбора более адекватного критерия стало основанием для острых дискуссий между некоторыми представителями Венского кружка, в частности Р. Карнапом, и его оппонентом К. Поппером. Многим представителям неопозитивизма казалось, что искомым критерием является верификация (эмпирическое подтверждение). Иного подхода придерживался К. Поппер. Он выдвинул в качестве разграничения науки и метафизики критерий фальсификации: «согласно этому критерию, утверждения или системы утверждений сообщают информацию об эмпирическом мире тогда и только тогда, когда способны приходить в столкновение с опытом или, более точно, если они могут систематически проверяться, т.е. могут быть подвергнуты испытаниям, результатом которых может быть их опровержение» [2, с. 43].

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.