WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 155 |

Следуя идеалистической традиции, мы понимаем под физической реальностью не только фундаментальную реальность, данную нам эмпирически, но и некоторую фундаментальную реальность, данную нам в мысли. Эта ментальная, умопостигаемая реальность является уже, собственно говоря, областью метафизики.

Глубочайший кризис современной теоретической физики, сравним с кризисом конца XIX начала XX веков. Можно отметить, однако, что современная ситуация, хотя и подобна, но и существенно отличается от предыдущей. Это следует из того, что современная теоретическая физика выходит далеко за границы эмпирического познания и принимает форму, сравнимую по уровню абстрактности с математикой и имеющую все более опосредованную связь с эмпирическим содержанием.

Это не является, однако, поводом для чрезмерной драматизации ситуации и критики современной теоретической физики, которая, по мнению Акулова В.Л. «вышла сегодня на такой уровень абстракции, что совершенно потеряла связь с реальностью. Категории, которыми она оперирует, сплошь и рядом не имеют физического смысла, представляя собой чисто математические конструкции». Эта ситуация говорит, по нашему мнению, скорее о возрастании роли математических гипотез и моделей и о «чрезвычайной эффективности математики» в теоретической физике, о чем говорили многие выдающиеся физики XX века.

Математические истины имеют внеэмпирическое происхождение и весьма косвенную связь с чувственным опытом. Однако для того, чтобы математическая абстракция стала физическим понятием, нужно проделать определенную интеллектуальную работу по приданию математическим понятиям физического смысла и по физической интерпретации математических соотношений. И вот на этом этапе как раз и важна роль философии.

Конечно, на этом пути возникает много новых методологических и гносеологических проблем. Например, сейчас специалисты насчитывают до 30-ти и более различных интерпретаций квантовой механики. В основе каждой из них лежат определенные философские принципы и вера. Например, господствующая сейчас копенгагенская интерпретация Н. Бора основана на вере в то, что квантовые объекты обладают реальностью лишь в момент физического измерения. Интерпретация Х. Эверетта основана на вере в реальное существование множества квантовых состояний одной частицы и следующую отсюда множественность миров в Мультиверсе. А. Эйнштейн вообще не признавал квантовую механику в качестве законченной теории, основываясь на вере в то, что «Бог не играет в кости».

По нашему мнению, для решения проблем физики элементарных частиц необходимо переосмыслить саму идею элементарного и сложного, целого и части. Мы полагаем, что существует параллелизм математики и физики, исходя из которого, при построении теории элементарных частиц следует использовать конструктивный подход и придерживаться метода генетического выведения сложного из простого.

Первичная фундаментальная структура должна постулироваться независимо от какихлибо известных физических законов и представлений. Другими словами, мы должны выбрать некоторое исходное ядро фундаментальных принципов и представлений, не редуцируемое далее ни к чему более фундаментальному. Это – своего рода «символ веры» будущей окончательной физической теории. Но при такой явной независимости и определенной свободе выбора должна сохраняться все же неявная зависимость, которая заключается в соответствии выводимых следствий известным принципам и представлениям.

Исходя из этих представлений, можно наметить в общих чертах программу построения фундаментальной физической теории. В качестве основного философскометодологического принципа предлагается генетический метод выведения понятий и принципов. Этот метод включает в себя диалектический принцип восхождения от абстрактного к конкретному, а также закон взаимного перехода количественных изменений в качественные.

Такое генетическое построение физической теории существенно отличается от дедуктивного метода. Это отличие заключается в том, что дедукция, или выведение следствий из первичной системы аксиом, дает знание, которое принципиально не отличается от априорного и неявно содержится в исходной системе. Между тем, генезис означает получение принципиально нового знания, что эквивалентно получению новых сущностей, которые не содержались в исходной системе понятий.

Такой конструктивный подход, по убеждению автора, отражает общую тенденцию современной науки, в которую все больше проникают эволюционные идеи. Поэтому окончательная теория, по самой своей сути, призвана воспроизвести те эволюционные процессы, начиная с Большого Взрыва, которые привели к становлению физической реальности. Отсюда следует, что и форма построения такой теории должна включать в себя принципы развития.

Таким образом, в первом приближении можно предположить, что в основании всех физических явлений и процессов лежат две истинно фундаментальные сущности. Это субстанция – источник всех движений и мегавакуум – материальный субстрат и источник всех физических свойств. Эти сущности принципиально ненаблюдаемы и недоступны никаким физическим измерениям, но об их существовании мы можем догадываться по наблюдаемым проявлениям и теоретическим следствиям исходной гипотезы.

Что касается формальной причины или системообразующего принципа, то это идеальное первоначало или, другими словами, метафизический принцип, на основании которого происходит формирование физической реальности под воздействием субстанции. По сути – это ментальная реальность, проникая в которую с помощью ума, человек способен познать «замысел Бога».

К идеальному первоначалу следует отнести, по нашему мнению, и телеологическую причину или принцип целесообразности. В наибольшей степени этому принципу соответствует широко дискутируемый в современной научной литературе антропный принцип.

Таким образом, мы приходим к самодостаточной логической схеме, включающей два материальных и два идеальных первоначала. Используя эту схему в качестве исходного метафизического принципа, можно сформулировать и реализовать в конечном итоге программу построения «единой теории всех физических сущностей».

Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11Р–022 от 15.04.2011 г.

ФИЛОСОФСКОЕ, ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНОЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБОСНОВАНИЕ ОБЪЕКТИВНОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ ВРЕМЕНИ Т.П. Лолаев Все концептуальные времена, известные с античной эпохи и до наших дней (в том числе времена классической физики и теории относительности) являются постулированными, придуманными человеком. По указанной причине концептуальным временам ничто не соответствует в объективной реальности, в самой природе. В этой связи они неадекватно отражают объективно-реальное время. Не случайно в философии и науке до наших дней принято считать, что на вопрос, «Что такое время» – ответа нет.

Более того, нередко, мыслители и ученые разных эпох и народов утверждали, что время непознаваемо, умонепостигаемо. Так, известный русский философ В.С. Соловьв, в статье «Время», Энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, писал, что «время не допускает рационального определения его сущности». И, по мнению американского ученого Липпинкота: «Перед тайной времени все – способности разума, формулы логики, методы науки, – все делается бессильным. Время есть нечто, что недоступно познанию….

Все мыслители всех веков не смогли понять эту великую тайну – время. Не имеется реального решения этой проблемы» [1, p. 39–40].

Вопреки всему сказанному лауреат Нобелевской премии И.Р. Пригожин, был убежден в существовании объективно-реального времени. Ориентируясь на необходимость выявления природы объективно-реального времени, он писал: «Главное сейчас в науке – переоткрытие понятия времени, выход его на первый план» [2, с. 7]. И он справедливо полагал, что если ввести новое понятие времени в уравнения динамики, то тем самым можно будет начать новый этап научно-технической революции [2, с. 7].

Справедливость сказанного И.Р. Пригожиным подтвердилась. Дело в том, что нам, по нашему мнению, удалось выявить природу объективно-реального времени, не зависящего от воли человека, его сознания. Опираясь на философское положение о несубстанциональности времени (единственной субстанциональной реальностью является материя), справедливость которого доказывается всеми данными науки и практики, мы разработали концепцию объективно-реального, по нашей терминологии, функционального времени (см.: [3]).

Согласно разработанной нами концепции, время образуется в результате последовательной смены качественно новых состояний конкретных, конечных материальных объектов, процессов. Каждый материальный объект есть процесс и он образует свое собственное время, в котором и существует. Функциональное время существует объективно, поскольку образуется реальным процессом.

Поскольку функциональное время, как уже было сказано, образуется реальным объектом, процессом, оно адекватно отражает объективно-реальное время [4, с. 589] и, в отличие от ранее известных концептуальных времен, не зависит от воли человека, его сознания. Собственное, объективно-реальное, функциональное время образуют все без исключения процессы в природе.

В связи с тем, что время несубстанционально, не является физической сущностью (время ни вещество, ни поле и не особая временная субстанция), оно не имеет своих собственных свойств [см.: 5]. Так, объективно-реальное, функциональное время образуют физические, биологические, химические, геологические, социальные и любые другие реальные процессы. Однако, эти времена, по указанной причине, не могут обладать физическими, биологическими и т.п. свойствами. Все они лишь специфически отражают свойства образующих их процессов. По причине своей несубстанциональности функциональное время принципиально необратимо (см.: [6, р. 223]). По указанной причине, объективно-реальное, функциональное время (т.е. время самой природы), не может ни замедляться, ни искривляться [7, с. 62].

Объективно-реальное, функциональное время всегда настоящее. Оно «течет» не от прошлого через настоящее к будущему, а от настоящего к последующему настоящему, образуемому следующими друг за другом сменяющимися качественно новыми состояниями материального объекта, процесса (см.: [8]).

Из всего сказанного выше следует, что время – результат функционирования процесса (см.: [9]). В этой связи время является функцией процесса, а не процесс – функцией времени, как принято считать в науке.

Факт существования объективно-реального, функционального времени, не зависящего от человека, его сознания, можно проиллюстрировать на простейшем опыте. Так, когда человек, наблюдает невооруженным глазом за тем, как капля чернил падает в стакан с чистой водой и начинается процесс распределения ее по всему объему воды, – в его сознании возникают временные отношения. При этом он нисколько не сомневается в том, что указанный процесс протекает во времени. Но человек не осознает того факта, что процесс распределения капли чернил по всему объему воды образует свое собственное, объективнореальное, функциональное время, в котором и существует. Этот, как и любой другой реальный процесс, не может существовать во времени, придуманном человеком. В первом случае речь может идти о субъективном времени, существующем лишь в сознании человека, а во втором – о времени объективно-реальном, функциональном, не зависящем от человека, его сознания.

Об исключительной важности использования фактора времени в науке и на практике свидетельствуют как высказывания выдающихся ученых, так и примеры из практики. Так, лауреат Нобелевской премии Дэвид Гросс в одной из своих лекций сказал: «По моему мнению, чтобы завершить построение теории струн, нам нужно понять, каким образом, подобно пространству зарождается время. Мы не знаем как, и это, на мой взгляд, – крупный камень преткновения на пути к разгадке тайн теории струн» [10].

Справедливость функциональной концепции времени убедительно подтверждена биологами, которые хронометрируют исследуемые ими процессы не в астрономических единицах времени (сутки, часы, минуты, секунды), а в особых единицах длительности, отмеряемых при помощи тех или иных процессов самого изучаемого живого организма (то есть в единицах собственного функционального времени) (см.: [11, с. 647]). Особо следует подчеркнуть тот факт, что биологи уже используют на практике новый метод изучения временных закономерностей развития животных (см.: [12, с. 142]).

В связи со всем сказанным следует полагать, что дальнейшее исследование проблемы функционального времени может открыть новые широкие возможности для изучения временных закономерностей мира и использования не только в биологии развития, но и в других сферах науки и практики.

Литература 1. Lippincott, H.H. Eternal Life // «The Personalist» (Los Angeles), 1960. – Vol. 41. – № 1.

2. «Поиск». – № 32–33. – 17 августа 2001 г.

3. Лолаев, Т.П. Функциональная концепция времени: Дис… д-ра филос. наук. – М., 1993.

4. Лолаев, Т.П. Функциональное время – адекватное отражение объективно-реального времени // Материалы IV Российского философского конгресса. – М., 2005. – Т. 1. – С. 589.

5. Лолаев, Т.П. Свойства времени: их современная интерпретация // Философия и общество. – 2005. – № 4.

6. Лолаев, Т.П. Философские и естественнонаучные основания необратимости времени // Вестник МГУ. Сер. 7. Философия. – 1995. – № 3; Lolaev Totraz. Объективно-реальное, функциональное время принципиально необратимо // XXIst World Congress of Philosophy. August 10–17. – Istanbul, 2003.

7. Лолаев, Т.П. Почему время не может ни замедляться, ни останавливаться // Материалы III Российского философского конгресса. – Ростов-на-Дону, 2002. – Т. 1.

8. Лолаев, Т.П. О «механизме» течения времени // Вопросы философии. – 1996. – № 1.

9. Lolaev, Т. Time is not a Universal Form of Material Being // Twentieth World Congress of Philosophy. – Boston, USA. 10–16 August, 1998. – P. 123.

10. Гросс, Д. Почему возникла теория струн [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://elementy.ru/ lib/ 430177. – Дата доступа: 01.06.2011.

11. Детлаф, Т.А. Изучение временных закономерностей развития животных // Онтогенез. – 1989. – Т.

20.

12. Детлаф, Т.А. Часы для изучения временных закономерностей развития животных // Конструкции времени в естествознании: на пути к пониманию феномена времени. – Часть 1. – Междисциплинарное исследование. – М., 1996.

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.