WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 155 |

Стиль мышления вырабатывается в процессе конкретной практической деятельности на основе личного опыта. Стиль может быть индивидуальным и раскрывать сущность вещей и на этой основе предлагать соответствующие модели реальности, а может быть общим методологическим образцом для всей эпохи. С одной стороны, он есть фактор индивидуального самосознания, в котором заявляет о себе уникальность субъекта. С другой стороны, стиль как универсальный канон эпохи имеет методологически безусловное значение. Благодаря ему обеспечивается цельность общества, способ отражения реальности, характерный для данного общества и заключающий в себе набор канонов и программ, без которых невозможно существование и деятельность данного сообщества как коммуникативного целого, и человека как субъекта творчества. Кроме того, данные формы обозначают круг возможных проблем и их типовые решения. В этом, на наш взгляд, проявляется диалектичность стиля мышления как методологической категории.

Формы выражения стиля мышления оказывают большое влияние на организацию теоретического знания. В любом случае они представляют собой лишь разные возможности теоретического сознания. Благодаря этому в стиле мышления предметом анализа могут быть моменты познавательной деятельности человека, которые определяются «исторической и практической формой ее организации и относительно независимы от предметного содержания» [2, с. 76]. Здесь важным становится логика развития науки как формы общественного сознания, а не как формы развития самого предмета.

Стиль мышления всегда ассоциирует определенную картину мира. Картина мира во многом определяет мировоззрение, представляя собой обобщенный образ окружающей действительности, и включает в себя не только фактические знания, но и определенные схемы понимания и осмысления действительности. Одним из важнейших свойств такой «модели мира» является ее целостность, которая предполагает определенную форму отношения к реальности, в рамках которой сознание способно осваивать и моделировать новые ситуации движения знания. Однако эта целостность не является чем-то законченным и полным. Данное свойство и обеспечивается стилем мышления.

Различные исторические системы мышления для описания реальности изобретали свой понятийный язык. Категориальные формы, которые при этом использовались, всегда имеют свою стилевую особенность при сравнении с аналогичными формами другой картины мира. При этом следует отметить, что для общей схемы понимания действительности в различные исторические периоды могли быть значимы разные категории.

Подобная организация всех элементов сознания позволяет мышлению оперировать не всеми возможными течениями мысли, а только их ограниченным набором, всякий раз соотнося их с разрешающими возможностями принятой «модели мира». По мнению А. Пуанкаре, при наличии в памяти закрепленных образцов, в поле сознания исследователя появляются лишь полезные комбинации и никогда не возникнут ненужные. В связи с этим стиль мышления представляет собой некую систему канонов понимания реальности, которая является эффективной для ограниченного историческими рамками субъекта познания. При этом формы-образцы, заключенные в памяти субъекта, должны соотноситься с общим стилем мышления данной эпохи. В противном случае они теряют свой смысл и значение.

Как устойчивая система, стиль мышления описывает доступную ему действительность ясно и последовательно. Факты, которые противоречат принятой «модели мира» и разрушают ее целостность, признаются несущественными. Таким образом, выделяется критерий, определяющий формальные границы картины мира, в рамках которой реальность понимается более или менее равнозначным образом. То, что лежит за ее пределами признается хаотичным, лежащим вне сферы знания и потому не способным к упорядоченности. Понятийный язык «модели мира» не участвует в их описании.

Предложенные рассуждения о стиле мышления, на наш взгляд, помогают сочетать его социальное, антропологическое, историческое и культурное содержание в единое целое, соединить в систему. Выделенные особенности позволяют определить стиль мышления как целостную структуру, задающую круг возможных проблем и критерий отбора способов их решения.

Литература 1. Борн, М. Моя жизнь и взгляды. – М., 2004.

2. Парахонский, Б.А. Стиль мышления. Философские аспекты анализа стиля в сфере языка, культуры и познания. – Киев, 1982.

3. Флек, Л. Возникновение и развитие научного факта: Введение в теорию стиля мышления и мыслительного коллектива / Составл., предисл., перевод с англ., нем., польского яз., общая ред. Поруса В.Н.

– М., 1999.

О ПЕРСПЕКТИВАХ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ПОДХОДА К ИССЛЕДОВАНИЮ НАУЧНОГО ТВОРЧЕСТВА С.Ю. Шалова В наше время наука играет особую роль, оказывая огромное влияние на все общественные процессы. В связи с этим проблемы развития науки становятся все более актуальными. Современные ученые имеют возможность рассматривать их с разных позиций: как развитие научного знания, как управление научными исследованиями, как повышение методологической культуры исследователей и т.д. Мы полагаем, что постановка в центр исследования феномена научного творчества может помочь в решении целого ряда проблем, связанных с поиском путей повышения эффективности научных исследований.

Анализ философской литературы (Дж. Бернал, И.Г. Герасимов, А.С. Кармин, М.М. Карпов, А.И. Ракитов и др.) показал, что изучение и выделение характерных признаков науки связано со значительными трудностями. Во-первых, сложно определить место и функции науки в жизни общества. Это во многом объясняется разнообразием факторов, под влиянием которых наука возникает и развивается.

Во-вторых, существует множество отличающихся между собой отраслей знания, за которыми закреплено название той или иной науки, что также затрудняет выделение общих черт.

В-третьих, наука в ходе исторического развития претерпела большие изменения. При различных подходах к периодизации истории науки ученые сходятся во мнении, что при переходе от одного этапа к другому в науке изменялись идеалы, нормы и методы научного исследования, понятийный аппарат, и даже стиль мышления ученых. Это требует дополнительного изучения и тем самым затрудняет выделение характерных признаков науки.

В философской литературе под наукой принято понимать достаточно широкий круг явлений. Один из основоположников науковедения, Дж. Бернал предлагает рассматривать науку как 1) как институт; 2) как метод; 3) как накопление традиций знаний; 4) как важный фактор поддержания и развития производства; 5) как один из наиболее сильных факторов, формирующих убеждения и отношения к миру и человеку [1].

В исследованиях российских ученых сложились два основных подхода к определению науки. Наиболее распространенным является понимание науки как особой системы знаний об окружающем мире (М.М. Карпов, А.И. Ракитов и др.). Другая позиция заключается в рассмотрении науки как особой формы деятельности людей. Например, в работах М.Г. Ярошевского наука определяется как общественно-историческая форма деятельности, развивающаяся по объективным законам.

Выделенные позиции не противоречат друг другу, если исходить из определения К. Маркса, с точки зрения которого наука представляет собой специфический вид духовного производства – интеллектуальное производство, продуцирующее особый тип знания.

Т.о., основными элементами науки являются научное знание и научная деятельность.

Научную деятельность большинство ученых (философов и психологов) отождествляют с научным творчеством. Объясняется это несколькими причинами. Так, А.С. Майданов указывает, что научное творчество как драматически-прогрессивный процесс «осуществляется в условиях неравномерного, неоднозначно направленного и далекого от строго поступательного движения процесса познания» [2, с. 6]. А его существенные черты проявляются в таких характеристиках познавательного процесса как плюралистичность, сочетание конвергенции и дивергенции, кумуляции и элиминации.

Можно добавить, что, во-первых, научная деятельность, несмотря на высокую степень рациональности, не может осуществляться по каким-то фиксированным правилам, в ней сочетаются осознанные и неосознанные, формальные и чувственно-образные, эмоциональные и волевые компоненты. Во-вторых, результатом научной деятельности является объективно новый продукт: новый закон, теория, проблема, идея и т.д.

То, что научная деятельность имеет творческий характер, ни у кого не вызывает сомнений. Мы исходим из того, что творческий характер проявляется в преобладании творческих элементов над репродуктивными. Анализ научной деятельности с этой точки зрения позволяет выделить ее творческие элементы и в цели (новое знание), и в средствах (оригинальное сочетание уже известных или использование новых, специально подготовленных средств), и в результатах (открытие новых законов, техническое изобретение, модель и т.д.).

Особый интерес представляют творческие моменты процесса научного поиска. Так, ученые, работающие над созданием искусственного интеллекта, столкнулись с тем, что не все операции интеллектуальной деятельности человека поддаются формализации, т.е. могут быть предсказаны и спланированы. К неформализуемым, наиболее творческим операциям относятся: постановка новой проблемы, генерация идей (гипотез), синтез элементов в целостные образования и интерпретация решений [3].

Все это свидетельствует о сложности и многогранности феномена научного творчества и позволяет сделать вывод о необходимости его междисциплинарного исследования.

Впервые идею междисциплинарного исследования проблем творчества высказал инженер П.К. Энгельмейер в 1910 году. Он предпринял попытку сблизить разные виды творчества (техническое, художественное, научное) путем выделения существенных признаков творчества вообще. «Творчество человека есть продолжение творчества природы... творчество есть жизнь, а жизнь есть творчество» [4, с. 27]. Такой подход, сведение творчества к деятельности человека вообще, предполагал существенное расширение творческих процессов и соответственно расширение сфер изучения творчества и идею создания специальной науки о творчестве.

Однако в 20–30-е годы идея создания единой междисциплинарной теории творчества была отвергнута, и на первый план выдвинулась психология творчества (С.О. Грузенберг, А.П. Нечаев, П.М. Якобсон и др.), начали разрабатываться специфические методы диагностики творческих способностей (биографический метод). Проводились и тестологические испытания особенностей творческой личности – памяти, внимания и т.п.

В настоящее научное творчество является объектом изучения многих дисциплин, которые с разных сторон и своими методами изучают этот феномен. Философия изучает творчество как особую сферу человеческой деятельности, его сущность и механизмы развития.

Историки исследуют, в основном, содержательный аспект творчества. Их интересует развитие культуры общества, ее отдельных элементов (искусства, науки и т.д.). В связи с этим внимание обращается на творцов и конкретные образцы их деятельности.

Психология изучает процесс создания нового, его механизмы. Серьезное внимание также уделяется исследованию свойств личности, которые обеспечивают включенность в творческий процесс. Разрабатываются диагностические методы для определения творческих признаков личности (тесты, опросники, статистические методы и др.).

С точки зрения педагогики интерес представляет ценностный аспект творчества, его социальная значимость. И, конечно, важной задачей для педагогики является выявление закономерностей формирования творческой личности. Но в исследовании этих проблем необходимо опираться на философскую теорию ценности.

Мы полагаем, что при анализе научного творчества нужно опираться на следующие аксиологические принципы.

Во-первых, рассматривать необходимо не саму ценность, а целостное ценностное отношение, «полюсами которого являются ценность и оценка; это отношение образуется особой формой связи объекта и субъекта» [5, с. 50]. При этом необходимо учитывать, что ценностное отношение имеет разные аспекты: социологический, культурологический, психологический, педагогический и т.д.

Во-вторых, следует учитывать, что научное творчество, как сложное многомерное явление, позволяющее удовлетворить различные потребности, имеет широкий спектр смыслов для человека.

В-третьих, изучение ценностей науки может осуществляться только во взаимосвязи со средой, в которой они функционируют и развиваются, т.е. в современной культуре. Место каждого элемента в среде можно выявить только при определении тех функций, которые он выполняет по отношению к системе.

Литература 1. Бернал, Дж. Наука в истории общества. – М., 1958.

2. Майданов, А.С. Процесс научного творчества: Философско-методологический анализ. – М., 2003.

3. Творческая природа научного познания / Отв. ред. Д.П. Горский. – М., 1984.

4. Энгельмейер, П.К. Теория творчества. – СПб., 1910.

5. Каган, М.С. Философская теория ценности. – СПб., 1997.

ОНТОЛОГИЧЕСКОЕ ТРИЕДИНСТВО СУЩЕГО КАК ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПРИНЦИП ОТНОСИТЕЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ БЫТИЯ В.Л. Петрушак Стремительные социальные изменения, происходящие в мире в конце XX-начале XXI века, переход различных обществ и цивилизаций в постиндустриальную стадию развития и успехи естествонаучного и гуманитарного знания создают условия для изучения процессов относительной стабильности бытия. Между тем, на всем протяжении более чем XV веков истории философской мысли в постижении начал бытия в основном соперничают друг с другом две философские системы: материалистическая и идеалистическая. Их спор о первичности материи или сознания, был инициирован системой аристотелевский формальной логики, и в первую очередь законом «исключенного третьего». Так в метафизике Аристотель утверждает, что «равным образом не может быть ничего промежуточного между двумя членами противоречия, а относительно чего-то одного необходимо, что бы то ни было, одно либо утверждать, либо отрицать» [2, с. 75].

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.