WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 155 |

В новой модели рациональности можно обосновать синтетическую социальногуманитарную теорию, комбинирующую методы различных дисциплин: логики, методологии науки, теории семантики, социологии, экономики. Исходные допущения новой модели рациональности заимствованы из ситуационной семантики. Согласно этим допущениям мир (онтология) никогда не дан нам в своей полноте и информация, которая предоставлена в наше распоряжение, – всегда частична. Благодаря этим допущениям синтетическая теория может быть теоретически полной, не теряя свой междисциплинарный статус. В качестве новой синтетической социально-гуманитарной теории мы предлагаем симбиоз логической методологии, основывающейся на ситуационной теории, феноменологической социологии и теорий австрийской школы экономики. На базе этой теории мы можем строить множество различных моделей, в зависимости от практической целесообразности.

Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11ОБ–107 от 15.04.2011 г.

ПРОБЛЕМА МИФОЛОГИЗАЦИИ И ФОРМИРОВАНИЕ ПОСТКЛАССИЧЕСКОЙ РАЦИОНАЛЬНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ФИЛОСОФИИ О.В. Мащитько Сущность постклассической рациональности, на наш взгляд, прозрачнее всего сформулирована в рамках методологических установок квантовой механики. Она акцентирует внимание на неустранимой множественности точек зрения на одну и ту же реальность, невозможности единственного объективного описания, а также на принципе неопределенности, невозможности точного описания. Формирование постклассической рациональности в философии выразилось в принципиальном плюрализме концепций и отказе от «генеральной» линии в интерпретации философских проблем. Тем не менее, на сегодняшний день говорить о постклассической философии как о едином целом не приходится – при любой попытке описания и систематизации она неизменно «распадается» на несколько языков, несколько отдельных концептуальных миров.

Одним из проявлений постклассической рациональности является то, что можно обозначить как мифологизацию современного философского сознания. Эта тенденция коррелируется с естественнонаучным принципом неопределенности и означает неустранимость внерациональных элементов из описания реальности. Мифологизация «размывает» традиционное видение предмета философии, вносит в него иррациональный элемент, но, безусловно, дает больший простор для интерпретации. Мифологизация в современной философии проявляется на нескольких уровнях – во всех разделах, в самосознании, в образе философии в культуре.

В гносеологии тенденция мифологизации проявляется не только в прямом задействовании понятия «миф» к анализу науки, но и в признании неустранимости из научного знания иррациональных элементов. О «мифе у истоков науки» говорит в работе «Порядок из хаоса» основатель синергетики И. Пригожин. На неразличимость науки и мифа указывает П. Фейерабенд в своих провокационных сочинениях. В работе «Против методологического принуждения» он приводит основные характеристики мифа: основные идеи мифа объявляются священными, попытки посягнуть на эти идеи наталкиваются на табу; факты и события, не согласующиеся с центральными идеями мифа, отбрасываются или приводятся с ними в соответствие посредством вспомогательных идей; никакие идеи, альтернативные по отношению к основным идеям мифа, не допускаются, а если все-таки они возникают, то безжалостно искореняются. Все эти черты, как считает П. Фейерабенд, присущи и науке: фундаментальные идеи и законы науки ревниво охраняются; все, что расходится с принятыми теориями, либо отбрасывается, либо применяются гипотезы ad hoc. Основные черты мифа – догматизм, фанатизм, нетерпимость к критике. Традиционно считается, что наука отличается терпимостью, критицизмом, плюрализмом идей и мнений, готовностью к дискуссиям.

П. Фейерабенд не согласен с этим. По его мнению, на самом деле в науке господствуют догматизм и нетерпимость. Авторитет крупных ученых давит с той же силой, что авторитет создателей и жрецов мифа на верующих. Современная наука подавляет своих оппонентов, а не убеждает их. Скептицизм сводится к минимуму и никогда не направляется против фундаментальных идей. Все, что не охватывается принятой категориальной системой, либо считается неприемлемым, либо просто объявляется несуществующим.

Иррациональность науки постулируется в ряде других современных эпистемологических концепций. Среди них можно отметить описание критериев выбора новой парадигмы у Т. Куна, положение о теоретической нагруженности фактов у Лакатоса, понятие гносеологической веры у Ханингвуда и ряд других идей. Все они констатируют интерес к исследованию «поля неопределенности» в современной гносеологии и эпистемологии.

В области антропологической проблематики тенденция мифологизации проявляется в иррационализации образа человека и, в целом, в утрате критериев человечности. С утратой разума как классического критерия человечности, современная философия предлагает все более размытый образ человека, вплоть до постулирования «смерти человека» в постмодернизме. Яркий пример тому – концепция «смерти человека» М. Фуко, в которой утверждается, что западноевропейская классическая философская традиция создала образ человека, который нам сегодня кажется само собой разумеющимся. Таким образом, у Фуко сам феномен человека оказывается культурно заданным, связанным с определенной культурной традицией, эпистемой, социальной и познавательной структурой, в которой он находится и которая принимает именно этот образ человека. Согласно выводам Фуко, «взяв сравнительно короткий хронологический отрезок и узкий географический горизонт – европейскую культуру с XVI в., можно сказать с уверенностью, что человек – это изобретение недавнее...Лишь один период, который явился полтора века назад, и, быть может, уже скоро закончится, явил образ человека. Это просто было следствием изменений основных установок знания... Если эти установки исчезнут…, как разрушилась на исходе XVII в. почва классического мышления, тогда… человек изгладится, как лицо, нарисованное на прибрежном песке» [5, с. 361]. Кроме концепции «смерти человека», проявлением мифологизации в антропологии может считаться идея версификации сознания со стороны языковых структур, идея языкового структурирования бессознательного (Ж. Лакан), интерес к феноменам репрессивного воздействия на сознание.

В онтологии мифологизация проявляется как «потеря реальности» современной философией, проблематизация самого статуса бытия. Самый яркий пример мифологизации в онтологии – концепция симулякров и симуляции Бодрийяра. Бодрийяр определяет симуляцию как порождение при помощи моделей реального гиперреального. Реальное совпадает с моделями симуляции, различие между симуляцией и реальным исчезает. Симуляцию мыслитель связывает со средствами массовой информации и формированием общества потребления. Как известно, Бодрийяр прославился серией сталей о войне в Персидском заливе – «Войны в Заливе не будет», «Война в Заливе на самом деле происходит», «Войны в Заливе не было». В этих провокационных статьях Бодрийяр акцентирует внимание на феномене распространения сведений о событиях в реальном времени. Изображение события на телеэкране словно заменяет собой саму реальность, делает излишним само изображаемое событие. СМИ создают «знак действительности». Явление того же порядка – чередование информации о событиях и рекламы. Информация дает знак товара, а информация – знак действительности. Тем самым они уравниваются. Информация о событиях приобретает статус зрелища, знака, а не отражения реальности. Бодрийяр выделяет фазы симуляции: 1) представление отражает глубинную реальность; 2) оно маскирует глубинную реальность; 3) оно маскирует отсутствие глубинной реальности; 4) оно не соотносится с какой бы то ни было реальностью, превращается в симулякр. Знак помогает человеку овладеть реальностью, но одновременно уничтожает реальное, заменяя его собой. Таким образом, мы наблюдаем псевдособытия, живем в пространстве псевдоистории и псевдокультуры. Это и есть псевдореальность.

В рамках социальной философии исследуемая тенденция проявляется в мифологизации идеологии и власти. Сам феномен идеологического воздействия на сознание обозначается как «социально-мифологический», а в анализе власти доминируют иррациональные моменты. Одна из интереснейших линий разработки этой проблемы – соотнесение языка и власти, точнее, исследование «властного функционирования языка» и языковой природы социального мифа. Так, по утверждению Бара, властная нейтральность языка невозможна, а социальный миф есть похищенный язык. Все может подвергнуться мифологизации, вторичная мифологическая система может строиться на основе любого смысла: «Миф – это язык, не желающий умирать; из смыслов, которыми он питается, он извлекает ложное деградированное бытие, он искусственно отсрочивает смерть смыслов, …превращая их в говорящие трупы» [1, с. 58]. В философии религии можно констатировать «боязнь» окончательных формулировок, требуемых самой тематикой исследований. Они заменяются лингвистическим анализом.

Не трудно заметить, что во всех обозначенных проявлениях мифологизации в современной философии, она так или иначе связана с проблемой языка.

Литература 1. Барт, Р. Мифологии / пер., вступ. ст. и коммент. С.Н. Зенкина. – М., 1996.

2. Можейко, М.А. «Смерть субъекта»// Постмодернизм. Энциклопедия. – Минск, 2001. – С. 774–3. Пригожин, И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. – М., 2003.

4. Фейерабенд, П. – Избранные труды по методологии науки. – М., 1986.

5. Фуко, М. Слова и вещи. Археология гуманитарных наук. /Пер. с фр.В.П. Визгина и Н.С. Автономовой. – СПб., 1994.

ПРЕДМЕТНОЕ ПОЛЕ РАЦИОНИКИ А.В. Туркулец Рационику можно представить как комплексную, интегративную философски ориентированную междисциплинарную отрасль знания, вскрывающую мировоззренческие, методологические, гносеологические, онтологические и аксиологические проблемы бытия Универсума через призму исследования феномена разума. Круг этих проблем довольно широк:

от общего видения предмета рационики как новой парадигмы разумного освоения и преобразования мира, до раскрытия всего богатства практически-предметной стороны этого всеобъемлющего процесса; от определения предмета рационики как объекта междисциплинарного исследования, до выявления ее места и роли в развитии философии, науки и духовной культуры в целом.

Такое широкое определение предмета рационики не может не привлечь внимания исследователей самых различных областей знания – философов и психологов, этологов и экологов, историков и социологов, специалистов многих других наук, так или иначе исследующих феномен разума. Это обстоятельство требует ответственного отношения исследователей к концептуальной проработке как каждой из проблем рационики, так и всего комплекса рациономических дисциплин в целом.

Концептуальным ядром рационики является понятие разума, которое в наше время приобретает статус многозначной философской категории и основополагающего принципа понимания сущности мира и человеческого существования в нем.

В онтологическом плане разум понимается как способность человека предметно творчески отражать (выражать, воспроизводить) сущностные характеристики мира с целью его наиболее адекватного самой человеческой сущности освоения и преобразования. Рассматривая человека как наиболее эволюционно развитый вид существ (в условиях Земли), разум можно определить как одно из важнейших оснований нашего бытия, образец совершенства его структурной и функциональной организации, явление планетарного характера, исходный компонент многих объективных процессов, непременный фактор развития самого человека.

Конечно, разум не дан человеку так же как его прочие природные, естественные силы (анатомические, морфологические, физиологические особенности строения тела человека). Скорее, разум предзадан ему, как некая перманентная задача по собственному овладению, преобразованию и совершенствованию. Онтологически разум лишь потенция, но не акциденция.

В философско-методологическом (гносеологическом) плане разум обозначается как интеллектуальное средство, инструмент, способ познания окружающего мира и своего места в нем. Разум характеризуется здесь как определенная совокупность субъектноинтеллектуальных операций (действий), основное содержание которых выступает в качестве фундамента опознавания и осознавания себя в качестве самостоятельной личности. В этом отношении разум приписывается человеку как его неотъемлемое, уникально-универсальное атрибутивное свойство.

Необходимо отметить, что в реальной предметности существования разума онтологический и гносеологический аспекты «сращены», выступают как неразделимое единство, образуя некую целостность. Лишь в рамках теоретического анализа (с четко оговоренными целями и в четко очерченных границах применения результатов их достижения) можно выделять данные стороны как относительно самостоятельные.

Конспективно, не касаясь деталей, можно выделить три основных и перспективных направления исследования предмета рационики: субстанциональное, аналитическое и нормативное.

1. Содержание первого направления составляет природная, биологическая, физиологическая реальность – мозг, как естественный носитель всех духовных способностей человека, его структура, состояние, формирование, становление и развитие, взаимодействие с прочими системами организма человека. Научные, философско-критические исследования в рамках этого направления составляют онтологическое содержание предмета рационики в новой научной и культурно-мировоззренческой парадигме. Необходимо отметить, что по мере развития данного направления происходит тесное взаимодействие рационики с комплексом естественнонаучных дисциплин (например, с исследованиями физиологии высшей нервной деятельности). Весьма неоднозначными являются здесь исследования т.н. скрытых резервов мозговой активности человека (проблема экстрасенсорики, эмпатии, телекинеза и т.п.

«экстрафеноменов»). Здесь необходимо дать научную интерпретацию особенно модным сегодня паранаучным, эзотерическим и мистическим концепциям, предлагающим свое видение подобной тематики.

2. Аналитическое направление – занимается исследованием проблем эмоциональночувственного, интуитивного и рассудочно-рационального познания феномена разума, определением основных понятий и формулированием теоретических принципов развития знания в его многообразных формах и модификациях. Здесь также рассматривается вопрос о структурной размерности человеческого разума (или даже любого, принципиально иного разума), его природно-допустимых разновидностях, возможностях его моделирования и т.д. Это составляет гносеологическое содержание предмета рационики.

Pages:     | 1 |   ...   | 18 | 19 || 21 | 22 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.