WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 147 | 148 || 150 | 151 |   ...   | 155 |

В XIX в. направленность эстетической мысли Беларуси, по сути, определяли выдающиеся белорусские писатели. В эстетических воззрениях родоначальника новой белорусской литературы и полупрофессионального белорусского театра В. Дунина-Марцинкевича центральное место занимает проблема идеала, главным критерием совершенного писатель считал гармонию. Эстетическое разрешение социальных проблем В. Дунин-Марцинкевич усматривал в синтезе шляхтянского и народных начал; именно в их сочетании он видел перспективы развития своеобразной белорусской культуры.

Вторая половина ХIX века выдвинула на первый план философско-эстетическую доктрину белорусского революционного демократизма, в русле которой эстетический идеал совпадал с идеалом общественным (социально-политическим) и нравственным. Магистральная идея эстетики Ф. Богушевича – создание национального искусства (на основе национального языка), обоснование принципа народности, выдвижение на первый план категории «правды», которая основывается на справедливости и включает в себя, в качестве равнозначащих частей истину, добро и красоту.

Эти идеи нашли свое продолжение и в ХХ веке. Но уже на новом уровне. Как пишет выдающийся историк белорусской эстетики: «У канцы ХІХ – пачатку ХХ ст. у Беларусі адбылося засваенне дасягненняў беларускай эстэтыкі і літаратурна-мастацкай крытыкі на этапе сутыкнення і сінтэзу рэалістычных і мадэрнісцкіх кірункаў у эстэтыцы» [1, с. 420.].

Особую роль в становлении белорусской национальной эстетики в первое десятилетие ХХ века (1905–1917 гг.) сыграли художественная критика и публицистика, оформившаяся к этому времени, в качестве зрелого компонента национальной культуры.

Так, в 1913 г. на страницах «Нашай Нівы» вспыхнула полемика о путях развития белорусской литературы. Ю. Верещака, обращаясь к представителям революционнодемократической поэзии, требовал не ограничиваться изображением реалий белорусского бытия, а добиваться высокого эстетического результата, ориентироваться на прекрасное. Показательно, что Я. Купала в полемике отдавал предпочтение социальной значимости литературы, утверждая, что «…поэты, впитавшие с молоком обездоленных и подневольных матерей своих все горе жизни Беларуси… – разве могли они в первых своих словах воспевать только красоту своей отчизны, не взглянув сначала на реальный быт ее сыновей» (цит. по:

[2, с. 68–69]).

Иная позиция была у М. Богдановича, С. Полуяна и Зм. Бядули. В статье того же, 1913 года «Не хлебам адзіным» Зм. Бядуля пишет: «Самые разнообразные культуры и верования возникали, изменялись и гибли, как северные сияния; разнообразные философские системы проходили на экране человеческого мозга, и новые теории, новые идеи зачеркивали их. И только одна красота извечно стоит, как богиня, на своем алтаре…» [3, с. 99.].

Так или иначе, можно с достаточным уровнем достоверности утверждать, что именно белорусская литературно-художественная критика 1910-х годов заложила основы белорусской научной эстетики. Об этом свидетельствуют и слова, обладающего изумительным эстетическим чутьем М. Богдановича, который в черновом незаконченном наброске одной из последних своих незаконченных работ писал: «В наше время по всей литературе заметно течение, которое основывает такую научную критику по наблюдению над художественными фактами… обладающими той степенью достоверности, как суждение науки» [4, с. 459].

На развитие эстетической мысли повлияла и практика художественного процесса на Беларуси. В 1918–1920 гг. белорусское искусство находилось под влиянием авангардных эстетических направлений – футуризма, кубизма, супрематизма (последнюю доктрину разрабатывал Казимир Малевич, художник с мировым именем, руководитель группы художников УНОВИС, утвердители нового искусства).

В развитие эстетики на Беларуси несомненный вклад внесли литературнохудожественные объединения «Маладняк» (1923–1928) – членами которого были Янка Купала, Якуб Колас, Зм. Бядуля, А. Бабарэка, У. Дубовка, Кузьма Чорны и др.; «Узвышша» (1926–1931) – А. Бабарэка, У. Дубовка, Я. Пуща, К. Крапива, П. Глебка и др.; «Полымя» (1927–1932) – Купала, Колас, Гартны и др.

В развитии эстетической мысли Беларуси значительную роль сыграл новый, в лучших своих образцах, значительно повысившийся уровень искусствоведческой науки (особенно работы конца 1920-х годов Ю. Дрейзина, в области музыкознания и Н. Щекотихина в области белорусского изобразительного искусства и архитектуры). Таким образом, сложились все предпосылки (к последним можно отнести и публикацию философских работ С.Я. Вольфсона) для появления философско-аналитической эстетики. Ее пионером может быть признан Е.И. Боричевский. В своем исследовании «О природе эстетического суждения» он анализирует эстетическое наследие И. Канта, делает акцент на мировоззренческой стороне эстетического суждения. В то же время теоретической новизной работы следует признать то, что автор признает первичным основанием эстетического суждение «чувство наслаждения» [5], идея относительно того, что эстетическое суждение выражает внутренний мир индивида, и потому «есть своего рода художественное творчество» [6, с. 8], а также попытка установить типологию эстетических суждений [6, с. 10]. В другой своей работе Е. Боричевский обосновывает значимость эстетических категорий в литературном творчестве [6, с. 11–12].

К сожалению, социальная ситуация на Беларуси к 1930-м годам значительно усложнилась. Это существенным образом сказалось и на эстетике, которая постепенно становилась однозначно идеологически направленной – марксистской – и «…развивалась главным образом в форме прикладной социологии искусства – литературно-художественной критики и нормативных программных документов, стремящихся доказать социально-классовую обусловленность художественных направлений, стилей и творчества отдельных писателей, художников, композиторов» [7, с. 32].

Такая же тенденция была характерна и для 1940–1950 годов. В 1950 г. вышла в свет монография И.В. Гуторова [8], которая, с одной стороны, как бы продолжает традиции 1930– 1940-х годов, с другой стороны, как бы открывает новый отсчет в развитии белорусской эстетики, несмотря на ее явные изъяны (присущие и второе его работе – Философскоэстетические взгляды А.С. Пушкина. Мн., 1957) – известной упрощенности, оттенков вульгарного социологизма 1930-х годов, неразработанность эстетической понятийной системы и эстетического инструментария. Все же эти работы отразили острую потребность в теоретико-эстетических исследованиях. Отзвуком этой потребности можно считать и появление в 1956 г. проблемной статьи А.С. Лакизо [9], в которой ставилась, в качестве основополагающей, проблема предмета эстетики.

В 1960-х гг. в белорусской эстетике осуществляются качественные изменения: поступательно выявились три направления развития эстетических исследований: общего искусствоведения и критики, истории эстетики и теории эстетики, как специфической философской науки. Примером первого направления могут служить монографии А.Б. Ладыгиной «Народнасць савецкага мастацтва і беларуская музыка» (1961) и «Искусство и современность» (1964), второго – статьи и небольшая работа В. Конона «Развіцц эстэтычнай думкі Беларусі» (1917–1934), третьего – брошюра В.Н. Старовойтова «Искусство как форма общественного сознания» (1963) и монография Н.И. Крюковского «Логика красоты» (1965). Эта работа по праву стала флагманом теории эстетики в Беларуси. В ней анализируется структура эстетического объекта, рассматриваются эстетические свойства действительности – цвет, звук, ритм, пропорциональность, симметрия, прекрасное в природе и человеке. В качестве эстетического субъекта представлена эстетика в искусстве. Выдвигается понятие стилей, субординационная связь между основными эстетическими категориями и стилями.

1970-е гг. ХХ в. могут быть признан временем высшего взлета эстетической науки в БССР. В этом десятилетии вышли значительные работы по истории отечественной эстетики [10] [11], обобщающая монография «Очерк истории эстетической мысли Белоруссии» – основополагающая работа по истории отечественной эстетики, сохраняющая и поныне свою научную значимость, – а также работа В.А. Салеева [13], которая соединила в себе исторические и современные пласты развития белорусской эстетики.

В теории эстетики значительными работами можно считать работу А.С. Майхровича «Об эстетическом освоения действительности» (Мн., 1973), где рассматривается становление человеческого эстетического сознания, и две монографии Н.И. Крюковского, где автор развивает идеи предыдущей работы и сочетает эстетический подход с методологией природоведческих наук (см. [14] [15]). А.Б. Ладыгина выпускает книгу «Искусство: диалектика и преемственность» (Мн., 1979 г., вместе с В.В. Грининым). Она защищает (по проблеме преемственности в соотношении народности, партийности, современности) докторскую диссертацию по марксистко-ленинской эстетике. В монографии В.А. Салеева «Искусство и его оценка» (Мн., 1977) впервые обосновывается аксиологический подход к искусству, представляется типология массового реципиента искусства.

На новый качественный уровень выходит в Беларуси развитие технической эстетики.

Ведущие теоретики дизайна И. Герасименко, И. Селезнев, Г. Сытенко, А. Чернышев печатаются в знаменитых сборниках 1970-х гг. «Техническая эстетика», «Труды ВНИИТЭ» (Москва). В 1970 г. И. Селезнев защищает первую кандидатскую диссертацию по художественному конструированию бытовых приборов; в 1978 году он выпускает монографию «Дизайн. Проблемы материально художественной культуры». В 1975-м появляется и первое пособие по эстетике «Марксистко-ленинская эстетика. Хрестоматия» (составители А.И. Петров, Г.В. Ратников). Значительная работа проводилась и по эстетическому воспитанию. В 1970–1980-х гг. прошли три Республиканские конференции по эстетическому воспитанию, выпущено много сборников тезисов (особенно важной в этом плане оказывается сборник, играющий роль итогового [16]).

В 1980-е гг. шло укрепление позиций белорусской эстетики на пространстве СССР. В начале 1980-х защищает докторскую диссертацию по истории белорусской эстетики В. Конон, в середине – Н.И. Крюковский (по основным категориям), в конце – Ю.А. Гусев (о состоянии художника в буржуазном обществе). В 1983 г. выходит из печати монография Н.И. Крюковского «Homo pulcher. Человек прекрасный», где впервые предлагаются оценки человека с точки зрения эстетики. В конце 1980-х появляется тенденция сочетания работ по эстетике с культурологическими работами. Примером может служить книга В. Конона «Ля вытокаў самапазнання» про образование духовных ценностей в свете фольклора (Мн., 1989), брошюра В.А. Салеева [17]. В 1990 г. состоялся съезд эстетиков и деятелей эстетического воспитания Беларуси. Представители всех областей и столицы выбрали руководство Белорусской эстетической ассоциации (Президент – Н.И. Крюковский, первый вице-президент – В.А. Салеев, вице-президент – В.П. Скороходов).

Тенденция сочетания культурологи и эстетики в 1990-е гг. продолжается. Примеры:

книга В. Конона «Святло паэзіі і цені жыцця. Лірыка Максіма Багдановіча» (Мн., 1991), работы В.А. Салеева «Этническое в системе национальной художественной культуры» (М., 1992) (в том же году В.А. Салеев защищает докторскую диссертацию по эстетике) и «Этнопедагогика и эстетическое развитие личности» (Мн., 1999). «Культурологический» отсвет несет на себе и первая значительная работа В.Ф. Мартынова «Философия красоты» (Мн., 1999). В ней рассматривается модификация эпохальных форм красоты в европейской культуре, утрата чувства, гармонии в техногенной цивилизации. В монографии В.А. Салеева и О.В. Ивашкевич «Эстетическое восприятие и детская фантазия» (Мн., 1999) впервые рассматриваются теоретические проблемы эстетического восприятия игры и детской фантазии.

В 1999 г. выходит из печати и обобщающая в области дизайна работа А.В. Чернышева «Формальная композиция, творческий практикум по основам дизайна» (Мн., 1999). Она будто бы предупреждает новый расцвет практического раздела эстетики – технической эстетики и дизайна. Уже в ХХI в. – в 2001 и 2003 годах – были защищены новаторские диссертации в этой области К.А. Стрикелева и В.П. Кляузе.

Обобщая сказанное, можно считать, что в Беларуси в течение ХХ столетия сложилась отечественная школа эстетики как специфической науки. Выросшая из литературнохудожественных направлений (публицистики, художественной критики, позднее искусствоведения), имплицитно вмещающих в себя эстетическое, белорусская эстетическая мысль к концу ХХ века содержала в себе работы по истории и теории эстетики, выполненные на достойном, международном (в лучших своих образцах) уровне.

…И мечтается, чтобы этот уровень не слишком понизился в новом уже наступившем ХХI столетии.

Литература 1. Конан, У.М. Гісторыя эстэтычнай думкі Беларусі. У трох тамах. Т.1.: Х ст. – 1905 г. – Мiнск, 2010.

2. Березкин, Г. Человек на заре. – М., 1970.

3. История эстетики. Памятники мировой эстетической мысли. Т. IV. – М., 1968.

4. Багдановіч, М. Збор твораў у 2-х тт. – Т. 2. – Мiнск, 1968.

5. Барычэўскі, Я.І. Паэтыка літаратурных жанраў. – Мiнск, 1927.

6. Боричевский, Е.И. О природе эстетического суждения – Минск, 1923.

7. Конон, В.М. Эстетическая мысль советской Белоруссии – Минск, 1978.

8. Гуторов И.В. Эстетические основы советской литературы – Минск, 1950.

9. Лакизо, А.С. К вопросу об отношении философии к эстетике // Научн. труды по философии – Минск, 1959. – Вып. 1.

10. Конон, В.М. От Ренессанса к классицизму – становление эстетической мысли Белоруссии в XVI – XVIII вв. – Минск, 1978.

11. Майхрович, А.С. Эстетические взгляды Я. Коласа. – Минск, 1970.

12. Дорошевич, Э., Конон, В. Очерк истории эстетической мысли Белоруссии. – М., 1972.

13. Салеев, В.А. Современная эстетика Белоруссии. – Минск. 1979.

14. Крюковский, Н.И. Основные эстетические категории. Опыт систематизации. – Минск, 1974.

15. Крюковский, Н.И. Кибернетика и законы красоты. Философский очерк. – Минск, 1977.

16. Эстетическое воспитание молодежи. Проблемы и опыт / Ред. В.А. Салеев [и др.]. – Минск, 1986.

17. Салееў, В.А. Нацыянальная самасвядомасць і мастацкая культура – Мiнск, 1990.

ЭВРИСТИЧНОСТЬ ЭСТЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ Н.И. КРЮКОВСКОГО В.Ю. Даренский Основные работы по эстетике минского профессора Н.И. Крюковского (р. 1923), изданные в 1970–1980-х годах, несмотря на наличие в них специфических идеологических клише того времени, тем не менее, сохраняют свою значимость и для современной эстетики.

Целый ряд оригинальных идей этих работ и ныне имеют большую эвристическую ценность для анализа содержания эстетических категорий и специфики художественного сознания.

Анализ этих идей позволяет обнаружить перспективность их дальнейшего развития и уточнения.

Pages:     | 1 |   ...   | 147 | 148 || 150 | 151 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.