WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 127 | 128 || 130 | 131 |   ...   | 155 |

Однако в годы существования Советского Союза отечественное философское наследие рассматривалось как составная часть общей интеллектуальной культуры советского народа. С 1991 г. произошла определенная переориентация исследований философской и общественно-политической мысли Беларуси, выявилась необходимость в новых акцентах, связанных с обнаружением многочисленных неисследованных и малоисследованных областей, которые приобрели острую актуальность в ситуации суверенности Республики Беларусь, в контексте поиска духовных корней белорусского народа как самостоятельного и полноправного субъекта истории.

Философия в нашей республике развивалась в условиях прерывистости и неравномерности, что обусловливает необходимость восстановления внутренней целостности нашего духовного наследия и требует расширения исследовательского поля вплоть до философии культуры, этики, эстетики, социально-политической мысли. Учитывая, что современная белорусская нация имеет поликонфессинальную и мультикультурную структуру, при подготовке истории философской и общественно-политической мысли необходимо также обеспечение возможности комплексного исследования всех межкультурных взаимосвязей и взаимодействий, детерминирующих становление и развитие белорусской философской традиции.

Возвращаясь к собственно белорусской традиции истории философской мысли, необходимо, с методологической точки зрения, отметить сложность условий ее развития. Ибо тот симбиоз сложных катаклизмов развития в Восточной Европе с калейдоскопической динамикой языка и стилей историко-философского творчества привел к тому, что даже разделение национальной традиции на весьма крупные страты все равно не устраняет до конца ее разорванность и чрезвычайную непорядочность. Поэтому констатируемая нами сегодня ситуация методологического плюрализма, а также очевидная свобода в выборе образцов для написания новых текстов не может однозначно быть рассмотрена как однозначно прогрессивная.

Как известно, свобода может быть двух видов: свобода революционного прогресса и деградационного распада. С нашей точки зрения, категорически атрибутировать существующую ныне свободу стиля этими двумя альтернативами не представляется возможным. В заоблачной дали прошлого остались стремления к знанию многих иностранных языков, а все продолжающееся снижение качества философского образования приводит к тому, что работы, написанные в 70–90х прошлого века, остаются непревзойденным образцом как по богатству и сочности языка, так и по ширине охвата источников и глубине их постижения.

Работа подготовлена при поддержке Белорусского республиканского фонда фундаментальных исследований, договор № Г11К–039 от 15.04.2011 г.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ БЕЛАРУСИ Т.И. Адуло На протяжении многовековой истории философия не получила однозначной оценки:

ее то чрезмерно возвышали, возводя в ранг «науки наук», то подвергали критике, обвиняя в общественных бедах. Но чаще всего философию предавали забвению, хотя на то не было никаких оснований. Гегель считал философию важнейшей составляющей «народного духа».

Он был прав. Порой и в наши дни по национальной философии судят об интеллектуальном потенциале и интеллектуальном пространстве нации, государстве в целом.

Интеллектуальное пространство в данном случае трактуется как то географическое пространство, в границах которого функционирует, воспроизводит себя и развивается человеческое мышление и продукты его деятельности, а интеллектуальное пространство Беларуси – как часть мирового интеллектуального пространства, которое формируется белорусской нацией.

В своем становлении интеллектуальное пространство Беларуси прошло ряд исторических этапов. И на каждом из этих этапов философии принадлежала далеко не последняя роль. Философия выступала как сгусток самосознания и интеллекта белорусского этноса, как онтологическое основание и движущая сила национальной культуры в целом.

Истоки формирования интеллектуального пространство Беларуси относятся к глубокой древности – к периоду расселения славянских племен на современной территории Беларуси, поэтапному установлению межплеменных связей и отношений, выработке ими своего мировоззрения первоначально в виде самобытных мифов. Процесс формирование собственно интеллектуального пространства Беларуси, в нынешних границах государства, начинается в эпоху Киевской Руси. Он органично связан с принятием христианства. Несомненно, и до христианизации Киевской Руси жители Полоцкого, Туровского и других княжеств имели контакты с людьми из других земель, например, с купцами, и, покупая у них товары, они знакомились с культурой других народов и объективированным в приобретенных товарах интеллектом. Но христианизация Руси предоставила белорусскому этносу возможность непосредственной коммуникации с византийской культурой, а через нее – с греческой культурой. В результате изменяется мировидение человека. Взять хотя бы духовность. Как специфический социальный феномен, аккумулирующий жизнеутверждающие, гуманные идеи, установки, цели, смыслы, потребности, моральные, культурные и религиозные ценности индивида, общественных групп, духовность зарождается в дохристианской Беларуси. Это связано с общими тенденциями становления человека как существа социального. Духовность проявлялась на бытийно-утилитарном уровне в форме взаимовыручки, сострадания, любви к соплеменникам и т.п. Она зафиксирована в многочисленных народных белорусских легендах, преданиях, мифах, сказках, песнях, пословицах и поговорках. В процессе христианизации Киевской Руси, в том числе белорусских земель, формируется религиозная духовность.

Форма ее бытия – религиозное сознание, которое постепенно вытесняло языческое сознание с его ранними формами духовности, сохраняя при этом и вбирая в себя в снятом виде отдельные элементы той прежней, дохристианской духовности. В ХІ – ХІІ вв. происходил своеобразный синтез светской и религиозной духовности при несомненном доминировании последней. В целом в период утверждения христианства на Беларуси духовность понималась как просвещение, подвижничество, как особый монашеский духовный подвиг во имя спасения человечества, освобождения его от природного греха. Именно такой подвиг совершили Евфросиния Полоцкая, Кирилл Туровский и др.

Важно отметить, что интеллектуальное пространство Беларуси той исторической эпохи, хотя и расширилось, по-прежнему оставалось ограниченным: его субъект – лишь высшие социальные слои общества, а кроме того, сама византийская культура представляла собой, хотя и богатый, но все-таки относительно небольшой фрагмент мирового культурного пространства как такового той исторической эпохи. Сегмент философской культуры в этом интеллектуальном пространстве был достаточно ограниченным, если руководствоваться принципом строгого разграничения философии и теологии.

Образование Великого княжества Литовского (ВКЛ) – важная историческая веха в истории белорусского этноса, обусловившая существенные изменения в интеллектуальном пространстве Беларуси. Собственно говоря, именно с той исторической эпохи началось активное вхождение Белой Руси в интеллектуальное пространство Европы. Многие выходцы из Беларуси (Франциск Скорина, Николай Гусовский и др.) получали там образование, наряду с освоением гуманистических философских идей осваивали наработки в области естественных наук и распространяли их впоследствии на своей родине. Ведь в ту пору философия фактически включала в себя все знание о мире. Таким образом, в период ВКЛ интеллектуальное пространство Белой Руси прирастает в большей степени за счет западного сектора мировой культуры. Беларусь на два века опередила Россию, процесс интеграции которой в интеллектуальное пространство Европы начался, по оценкам исследователей, лишь со второй половины ХVII столетия [1].

После объединения Польши и ВКЛ в единое государство – Речь Посполитую (1569 г.) западный вектор стал определяющим вектором интеллектуального пространства Беларуси.

Более того, белорусские земли стали ареной противостояния традиций западной и восточной культур. Есть основание утверждать, что в белорусской философии той исторической эпохи специфически проявились весь спектр и все многообразие философской мысли Западной Европы. Причем, различные исторические этапы развития философской мысли в Западной Европе и в Беларуси не совпадали. Философская мысль Беларуси «воспроизводила» логику развития западноевропейской мысли со значительным опозданием, причем не всегда адекватно. Это касается таких этапов, как Возрождение, Просвещение, контрреформация и др.

На белорусскую национальную духовную культуру в целом и национальную философию в особенности значительное влияние оказала схоластика – особый тип религиозной философии эпохи средневековья, ориентированный на формально-логическое обоснование примата теологии. Вытесненная из Западной Европы, схоластика в качестве своего нового бастиона избрала Речь Посполитую. В конце XVI – начале XVIII в. схоластика стала официальной философией ВКЛ – преподавалась в Виленской академии, иезуитских коллегиях и в средних учебных заведениях монашеских орденов – доминиканцев, францисканцев, базилиан и др. Наряду со схоластикой интеллектуальное пространство белорусских земель включало в себя эклектическую философию, являвшуюся, по существу, механическим соединением разнородных, часто противоположных взглядов, идей, принципов, теорий (Антоний Скорульскицй, Станислав Шадурский, Бенедикт Добшевич и др.). Эклектическая философия своим содержанием отразила этот противоречивый процесс борьбы нового, передового мировидения со старым – отжившим и архаичным.

Во второй половине ХVІІІ в. в Беларуси получило распространение учение физиократов, которое представляло собой, опять же, механическое соединение разнородных, часто противоположных взглядов, идей, принципов, теорий (Антоний Тизенгауз, Иоахим Хрептович, Иероним Стройновский и др.). В философско-теоретическом плане физиократы выдвинули и обосновали ряд идей, касающихся важнейших проблем общественного развития – «естественного порядка», потребностей, прав и обязанностей человека и др. В понимании явлений общественной жизни физиократы принципиально расходились с традиционными религиозными представлениями. «Естественный порядок» вещей в обществе они рассматривали наподобие законов природы, т.е. сближали законы общества с законами природы и подчеркивали их независимость от воли людей. Ратуя за гуманное отношение к человеку, пытаясь значительно улучшить жизнь простых людей, физиократы негативно относились к насильственным методам социальных преобразований и являлись сторонниками реформаторской политики, «просвещенной» монархии [2, с. 123–135].

Интеллектуальное пространство белорусских земель было представлено также пантеизмом. Наиболее рельефно религиозный пантеизм с господством схоластизированного аристотелизма проявился в Беларуси в эпоху контрреформации (II пол. ХVI – ХVII в.), когда идеологию, образование и воспитание в ВКЛ во многом определяли иезуиты (Анастазы Керсницкий, Ян Пошаковский и др.).

Начиная со второй половины XVIII в. в философской мысли ВКЛ постепенно утверждается эмпиризм. В свое время на европейском континенте он активно вытеснял схоластику, находил многочисленных приверженцев и постепенно становился господствующим мировоззрением. В ВКЛ значительную роль в таком же процессе сыграли Главная школа, другие учебные заведения и такие известные деятели, как Мартин Почобут, Жак Жилибер, Георг Форстер и др.

Интеллектуальное пространство Беларуси (правильнее было бы сказать – его философский сегмент, поскольку интеллектуальное пространство – это не только философия, но и музыка, балет, литература, живопись, архитектура и другие объективированные продукты человеческого мышления) в эпоху ВКЛ и Речи Посполитой было представлено как религиозными идеями и концепциями, так и свободомыслием.

Наиболее рельефно свободомыслие проявилось в творчестве Казимира Лыщинского (ХVII в.).

В связи с этим в процессе исследования духовной культуры Белой Руси той исторической эпохи представляется чрезвычайно важным отделить национально-особенное от всеобще-универсального, хотя философия, как и математика, является продуктом мирового человеческого разума. Вернее, как считает российский философ В.М. Межуев и другие исследователи, философия – это продукт древнегреческой цивилизации, обретший впоследствии универсальную форму и выступающий в форме наднациональной культуры, включая в себя, в диалектически снятом виде, национальное содержание, воспроизводящее сущность конкретных социальных отношений. Вот эту национальную специфику и важно выявить в процессе исследования белорусской национальной философии. То есть, речь идет о том, чтобы показать, что белорусская философская мысль вобрала в себя от западной философии, как эта западноевропейская философская мысль преломилась через национальные духовные устои и национальную социальную практику, и что в результате этого сложного взаимодействия различных культур образовалось – какой духовно-культурный феномен, наконец, важно выявить, какую роль этот феномен играл в жизни белорусского этноса, учитывая различные его социальные слои и частные интересы этих социальных слоев.

В ХІХ в., когда Беларусь входила в состав Российской империи, ее интеллектуальное пространство в значительной мере было переориентировано на Петербург и другие культурные центры России. В мировоззренческом плане социально-философская мысль, попрежнему игравшая важную роль в интеллектуальном пространстве, не представляла собой однородного явления. Для нее были характерны идеи как метафизического материализма, так и религиозно-идеалистической философии. В общественном сознании постепенно усиливалась роль революционно-освободительных идей, причем эти разные, порой, противоположные идеи шли как с Востока (Петербурга), так и с Запада (имеем в виду революционнодемократическую мысль, идеологию народничества, марксистские идеи и др.). Шедшие с Востока и с Запада революционно-освободительные идеи обрели в Беларуси своеобразное преломление в силу активной борьбы польской интеллигенции за возрождение Польши как суверенного государства в ее прежних границах, т.е. до ее первого раздела. Важно отметить и то, что во второй половине ХІХ века началось исследование национального самосознания белорусов. Одними из первых включились в эту работу Михаил Коялович, Евфимий Карский, Адам Богданович – отец Максима Богдановича. Работа по изучению национального самосознания была продолжена и в ХХ веке.

Pages:     | 1 |   ...   | 127 | 128 || 130 | 131 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.