WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 121 | 122 || 124 | 125 |   ...   | 155 |

При обсуждении биотехнологических инноваций складываются две основные позиции. Первая из них представлена в подходе, направленном на выявление и реализацию новых возможностей на основе достижений в области биомедицины, когда в этико-правовой регламентации усматривается угроза прогрессу. Такая позиция обусловлена ориентацией науки на открытия и изобретения, стремлением ученых раздвинуть границы имеющегося знания, а также заинтересованностью представителей биотехнологической промышленности в формировании и расширении рынка новых видов товаров и услуг при минимизации внешнего вмешательства в их деятельность. Другая позиция представлена гетерогенной группой, которая выражает озабоченность по поводу опасных для человека и человечества последствий использования достижений в биомедицине. Эту группу составляют люди, чья позиция мотивирована религиозными убеждениями, заботой об окружающей среде и о сохранении существующей природной основы человека как биологического вида, опасением рецидивов евгенических вариантов преобразования общества, которые могут привести к кардинальным изменениям представлений и норм в области морали, права, политики.

С переходом к более конкретному рассмотрению ближайших и отдаленных последствий биотехнологических инноваций, с ростом компетентности при более тонкой дифференциации в их этико-правовой оценке осознается необходимость как в совершенствовании существующих, так и в формировании новых регулирующих институциональных структур и механизмов их функционирования. Мера деонтологической жесткости законодательного контроля и регулирования варьируется в зависимости от характера применяемых в данной области технологий, от того, насколько они потрясают основы сложившихся в обществе представлений о справедливости и морали. Недостаточно продуманная и чрезмерно жесткая регламентация исследований и инноваций в биомедицине может стать тормозом социальноэкономического развития. Поэтому важным направлением является совершенствование процессов саморегулирования, когда формирование норм и обеспечение их соблюдения осуществляется в рамках живой традиции, создаваемой морально-психологическим климатом в научно-исследовательских и производственных коллективах. При этом важную роль играет как информационная открытость для общественности биомедицинских исследований и последствий применения их результатов, так и уровень компетентности при интерпретации такого рода информации. Кроме того, на этико-правовую оценку влияют доминирующие в обществе мировоззренческие, социально-психологические и политические убеждения и установки, особенности культуры и ее уровень.

История пестрит примерами, когда политико-правовые концепции и системы строились на поверхностных или неверно трактуемых естественнонаучных представлениях о человеческой природе. На основе таких представлений в начале ХХ века в ряде стран Европы и в США формировалось евгеническое законодательство, направленное на дискриминацию различных общностей. Формулирование смысложизненных ценностей и целей в философии морали, права, политики требует корректной методологии при использовании достижений естественных наук в области биомедицины. Такого рода ценности и цели вырабатываются в более широком социокультурном контексте человеческого существования и их адекватное осознание и формулировка не могут ограничиваться рамками непосредственной интерпретации результатов биотехнологической революции. «Хотя научно-исследовательская общественность в прошлом блестяще контролировала себя в таких областях, как эксперименты на людях и безопасность технологии рекомбинантной ДНК, – отмечает Ф. Фукуяма, – сейчас слишком много пересекается коммерческих интересов и слишком много крутится денег, чтобы саморегулирование продолжало и дальше успешно действовать. У большинства биотехнологических компаний попросту нет стимулов соблюдать многие из тонких этических различий, которые надо будет провести, а это значит, что правительствам придется вступить в дело, чтобы ввести нормы и заставить их соблюдать» [2, с. 281]. Следовательно, вопрос правового регулирования биомедицинских исследований и использования их результатов не является чисто техническим, а имеет аксиологический и политический характер.

Совершенствование правового регулирования в биомедицине сегодня осложняется тем, что биотехнологическая революция может привести не только к антидемократическим изменениям в политике государств в случае ослабления привитого человечеству историческими уроками ХХ столетия иммунитета. Особого внимания заслуживают непредсказуемые без специальных прогностических исследований социально значимые эффекты, которые выходят за рамки непосредственного государственного регулирования при массовом использовании биотехнологических инноваций в целях реализации людьми собственных амбиций.

Литература 1. Лекторский, В.А. Умер ли человек // Человек. – 2004. – № 4. – С. 10–16.

2. Фукуяма, Ф. Наше постчеловеческое будущее: Последствия биотехнологической революции. – М., 2004.

ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ БИОЭТИКИ В МЕДИЦИНСКОМ ВУЗЕ Т.В. Мещерякова В 1999 г. Всемирная Медицинская Ассоциация (ВМА) на своей 51-й Ассамблее приняла решение, что курс «медицинская этика и права человека» (т.е. биоэтика) должен быть обязательным в учебных планах медицинских школ во всем мире. Биоэтика представляет собой междисциплинарное направление, объединяющее в себе три блока знаний – биологическое (медицинское), философское (этическое) и юридическое, с силу этого преподавание стало вестись специалистами разных профилей и на совершенно различных кафедрах. Существует мнение, что преподаванием биоэтики должны заниматься только специалисты медики, а не философы [1, с. 139]. В такой ситуации есть опасность ухода в узкую область той специализации, к которой относится кафедра, преподающая биоэтику. Но в идеале преподаватель биоэтики должен обладать не только медицинскими знаниями, но и этическими.

В современных условиях бурного развития биомедицинских технологий и связанной с ними технизацией медицины взаимоотношения врача и пациента претерпели кардинальные изменения [2, с. 84–91]. Прежде всего несоответствие между непрофессиональным и медицинским дискурсом углубили пропасть между исключительно индивидуальным опытом болезни и безлично-анонимной медицинской теорией. Одна из главных обид пациентов сегодня – это то, что врачи смотрят на них как на совокупность органов и клеток, но пациента необходимо воспринимать и оценивать как человека, преодолевающего болезнь, а не просто как объект изучения прикладной науки.

Поэтому сегодня актуальной является задача защиты индивидуальности пациента, которая предполагает не только учет индивидуальных особенностей пациента при постановке диагноза и назначении лечения, но и уважительное отношение к личности пациента к его системе ценностей, что сегодня выражается в принципе уважения автономии пациента.

Индивидуальность пациента как эмпирически доступный феномен реализуется в нарративе, где пациент предстает в исторически развертываемом действии-событиипереживании. Профессиональная практика врачей пронизана историями, они рассуждают и принимают решения в терминах нарратива. Но, как отмечает Ш. Ватсон, «мы не слышим историю пациента; мы выявляем ответы, части историй, соответствующие нашему диагнозу или шаблону историй…» [3, p. 1283]. Практика врачевания влечет за собой интерпретацию исключительного случая и индивидуального опыта больного человека в терминах некоторой формы обобщенного медицинского знания, которое является обязательно универсальным, абстрактным и анонимным. И роль врача заключается в том, чтобы соединить два мира: мир медицины и мир пациента, а осуществить это возможно через интерпретацию нарратива.

Моральное знание также по своей форме неизбежно является нарративным. Дело в том, что этика не только наука об онтологических вопросах философии, этическое знание не только теоретическое, но и личное. Моральный словарь, приобретенный в юности и переработанный в зрелом возрасте не является научно-техническим по своей природе. Этические понятия в родном языке изучаются на основе примеров, образцов для подражания, историй и аналогий, описанных родителями и учителями. Поэтому-то понятие нарратива является ключевым в этике. Также оно важно и в медицине и в медицинской этике. Описание состояния пациента не похоже на описание повреждения автомобиля: в нем есть существенный компонент нарратива, потому что травма или болезнь имеют место в контексте продолжающейся человеческой жизни, на пути от прошлого пациента до его будущего.

Не случайно в ответах на анкету после окончания курса биоэтики студенты СибГМУ нередко отмечают, что им хотелось бы разбирать на семинарах побольше конкретных примеров из жизни, которые приводят к дискуссии и стимулируют студентов аргументировано высказывать свою позицию [4, с. 146].

Незаменимым стандартным средством изучения моральных проблем в практической медицине является обсуждение и анализ клинического случая. Но у него как педагогического инструмента есть свои границы. Биоэтика преподается, как правило, на первом курсе, и для большинства студентов клинические случаи представляют этические загадки в медицинском контексте, с которым студенты все еще незнакомы. Кроме минусов в этой ситуации есть и свои плюсы, так как студенты первого курса – это «tabula rasa», они еще «не испорчены» безлично-анонимной медицинской теорией, сверхспециализацией и технизацией современной медицины.

Преодолеть проблемы, встающие в процессе преподавания биоэтики из-за незнания медицины студентами первых курсов, и в то же время решить задачу учета и защиты индивидуальности пациента при решении этических проблем могут следующие методические приемы: изучение примеров, взятых из художественной литературы, и просмотр эпизодов фильмов (как документальных, так и художественных). Они выступают как дополнительный инструмент в преподавании медицинской этики и обеспечивают более полное обсуждение этических проблем.

Примеры из художественной литературы необходимы для понимания типических человеческих реакций или эмоций, не сводимых исключительно к физиологическим или биологическим, для рассмотрения индивидуальной человеческой жизни, для обогащения языка и мышления. Например, повесть Л.Н. Толстого «Смерть Ивана Ильича» является прекрасной иллюстрацией патернализма в отношениях врач-пациент-семья в ситуации смертельной болезни пациента. На примере романа А.И. Солженицына «Раковый корпус» можно рассмотреть взаимоотношения врача и пациента, проблему информирования пациента. Проблема нравственного выбора между симпатией и апатией по отношению к больному, или другими словами проблема отзывчивости врача на страдание и боль может стать объектом анализа на примере рассказов Э. Хэмингуэя «Индейский поселок» и А.П. Чехова «Визит доктора».

В США направление на гуманитаризацию медицинского образования стало оформляться уже в 60-е годы прошлого века. В 1972 г. в американских медицинских школах было введено преподавание литературы в рамках междисциплинарного интеллектуального течения literature and medicine, идеологи которого отмечали, что обществу необходим образованный врач, воспринимающий каждого пациента как отдельную личность, со своими мыслями и чувствами [5, p. 599]. Польза литературы для медицинского образования очевидна:

она вносит в него эмоциональную ноту, во врачебные дебаты – этические и социальные темы.

Но по-настоящему живым делает эпизод визуальная среда. Безликая женщина с раком груди теперь имеет лицо, голос, систему ценностей, которые не были доступны через слова.

Фильм предлагает мощную среду, в которой клинические эпизоды предстают живыми благодаря богатым и ярким деталям, как медицинским, так и немедицинским. Эмоционально и интеллектуально просмотр фильмов оказывает очень сильное воздействие на студентов младших курсов. Например, в результате социологического опроса студентов СибГМУ после изучения курса биоэтики выяснилось, что многие изменили свое отношение к искусственным абортам после просмотра фильма «Безмолвный крик» [4, с. 143].

Итак, знакомство с отрывками из художественной литературы, просмотр фрагментов кинофильмов обогащают изучение студентами медицинской этики, помогают достигать более глубокого понимания пациентов как людей с уникальным внутренним миром и обращать внимание на экзистенциальный центр медицины – на заботу о благе пациента. В дальнейшем навык морального измерения своей собственной деятельности и медицинской практики вообще должен стать частью личной и профессиональной идентичности врача.

Литература 1. Апресян, Р.Г., Шамов И.А. Проблемы преподавания биоэтики (материалы совещания ЮНЕСКО) // Бюллетень сибирской медицины. – Том 5. – № 5. – 2006.

2. Meshchtryakova, T.V. The influence of technologization of medicine on the patient-doctor relationship // Construction of a Man: Reports of All-Russian scientific conference with international participation (Tomsk, 12–15 June, 2008): In 2 Volumes. – Tomsk, 2008. – Vol. 2.

3. Watson, S. An extraordinary moment. The healing power of stories // Canadian Family Physician. – 2007.

– V. 53. – № 8.

4. Мещерякова, Т.В., Герасимова О.В. Осознание ценности жизни в пересечении этических позиций (анализ результатов социологического исследования динамики отношения к проблемам биоэтики российских студентов-медиков) // Бюллетень сибирской медицины. – Том 5. – 2006. – № 5.

5. Charon, R., Banks J., Connelly J., Hawkins A., Hunter K., Jones A., et al. Literature and medicine: contributions to clinical practice // Annals of Internal Medicine. – 1995. – V. 122(8).

ЭСТЕТИКА И МЕДИЦИНА: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ СИНТЕЗ А.Г. Заховаева Особенность современного этапа развития наук – это возникновение новых наук на стыке традиционных. Биоэстетика одно из таких новейших направлений. Биоэстетика – это синтез биологии, медицины и эстетики как философии красоты и искусства. Появление биоэстетики связано с необходимостью создания особого системного подхода к проблеме человека и Мира человека, в рамках новой парадигмы, где философия неразрывно связана с биологией и медициной. Такое содружество заметно повысит теоретический и методологический статус биологии и медицины в формировании интегративных представлений, образующих канву новой универсальной картины, ориентированный на целостное осмысление феномена человека и роли в бытии Универсума. Именно идея прекрасного, красоты, и есть та коэволюционная струна, где биологическое и социальное в человеке находит единое основание и гармонию.

Pages:     | 1 |   ...   | 121 | 122 || 124 | 125 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.