WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 118 | 119 || 121 | 122 |   ...   | 155 |

Всегда справедлива проверка настораживающим вопросом: а что если и вправду все будут всегда поступать так, как требует максима, претендующая на всеобщность Что если, например, требование соблюдать интересы природы несмотря ни на что, особенно в случае угрозы голода или болезни, станет всеобщим принципом Человека не станет, и максима будет излишней, вообще непригодной к существованию. И так относительно бесчисленного множества максим. В категорическом императиве заключена и возможность другой частной определенности (противоположной: не защищай, не береги природу), и в этом «возможном инобытии» заключается, по Гегелю, безнравственность (беречь надо, но можно и не беречь).

Когда Кант перенес идею Бога в этическое, сделав эту идею общезначимым постулатом практического разума, он упразднил, как он думал, доказательства бытия Бога.

Н. Гартманн писал, что Богу и нельзя быть, если человек хочет быть свободным и взять не себя всю ответственность за творение. Постулаторному теизму Канта Гартманн и Келлер противопоставили постулаторный атеизм ответственности. Но если человек не считает добром то, что он должен чтить и за что отвечать, то он этого делать и не будет. И если даже человек сочтет неэкологичность злом, то все равно остается вопрос, до какой глубины он идентифицирует с этим злом себя Тут возникает необходимость решения и проблемы идентичности ответственности, или идентификации Я как Я отвечающего. Американский психиатр Р.Дж. Лифтон напоминает об античном божестве Протее, которое согласно древнегреческой мифологии, постоянно меняет свой облик, вернее оно не проявляет себя, пока не будет захвачено в плен кем-то другим. Протеевская идентичность предполагает возможность существования одновременно нескольких Я, вплоть до противоположных (в нашем случае экологически как ответственных, так и безответственных). В случае противоречия внутри самости и нежелания принять какую-то ее сторону, может произойти отчуждение и вытеснение чувства ответственности в другую, фиктивную самость [5, с. 16]. Так, признание общественным сознанием того, что большинство современных производств антиэкологичны, приводит не к тому, что потребитель чувствует свою личную причастность к поощрению такого производства, а переносит ее на производителя. Так, в концлагерях, приводит пример Р.Дж. Лифтон, нацистские врачи, не в силах примириться с проводимыми ими чудовищными экспериментами, ощущали, будто эти испытания проводятся кем-то Другим.

Можно, видимо, сказать, что реализация универсальных оснований экологического императива в общественной практике зависит от условий, в которых принципы коэволюции могут выступать в качестве мобилизующей и интегрирующей силы. Этические дискурсы тут должны идти от общих принципов экоцентризма к развитию утилитарной и прикладной этики, как считают российские философы А.В. Прокофьев, М.А. Дедюлина, Е.В. Папченко, Р.Г. Апресян, Б.Г. Юдин и др.

В свою очередь, только глубокая идентификация человека как гражданина со своим государством, социально-политическим сообществом, воспринимаемом не абстрактно, а в глубоком природном, культурно-географическом, историческом контексте делает данное сообщество способным к восприятию императивных экологических требований. Именно такая идентификация позволяет преодолеть эгоистические устремления, когда требуются серьезные жертвы ради общего блага или общей свободы [3, с. 29]. Конечно, тут должно присутствовать чувство общего приятия, общей причастности, общей деятельности, поэтому воплощение универсальных предписаний морали в общественной жизни неизбежно ограничивается существованием отдельных субъектов (государств, корпораций, сообществ, партий, слоев и групп), традиционно исходящих из своих специальных интересов и предпочтений.

Здесь нельзя обойти и проблему морально обоснованной пристрастности, когда этическую правильность тех или иных действий приходится определять между отдаленными (биосферными) и близкими (личными, групповыми, национальными) преференциями [4, с. 38].

Поэтому распространить требования экологического императива на всех людей, все человечество, без национальной, технологической, культурной детерминации довольно затруднительно. Можно высказать предположение, что в течение длительного времени, пока коэволюция (помимо того, что это только еще нарождающийся феномен даже в парадигмальном плане) достигнет уровня глобальной целостности, она пройдет ряд стадий совершенствования национальных экологических практик, в первую очередь в области экономики, образования и воспитания. Универсальность моральных требований не следует смешивать с их общераспространенностью, общепризнанностью. Моральные ценности нуждаются в коррелятивных императивных формулировках, которые универсальны не потому, что общепризнанны, а потому, что обращены к каждому. Толчком к усилению модальности экологического императива становятся перемены в самом обществе и в общественном сознании, столкнувшихся с необходимостью формирования новых принципов – экологичной жизнедеятельности, для чего необходимы и новые экоцентированные ценности.

Н.Н. Моисеев, анализируя в своих математических моделях возможные сценарии, будущие каналы развития биосферы, исходит из современного ее состояния, в систему характеристик которого входит и состояние социума со всеми присущими ему ценностными ориентациями. Очевидно, что лишь путем изучения биосферы, анализом ее возможного развития и предложениями мировому сообществу конкретных действий, ситуацию не изменить.

Примеров таких неудавшихся утопических попыток с конца ХХ в. накопилось множество, от предостережений Римского клуба (70-е гг. ХХ в.), решений в Рио де Жанейро (1992) и до нашего времени – в Киото, Копенгагене (2009) и Мехико (2010). Нужны новые этические принципы для формирования самого содержания экологического императива, переводящие его осуществление в область практики. Сам Н.Н. Моисеев видел их так:

1. Необходимо знать законы развития биосферы, и взаимодействие человека с биосферой должно строиться на знании этих законов.

2. Необходимо установить общие правила отношения человека и Природы.

3. Человек должен жить в условиях коэволюции биосферы и общества.

4. Человек должен думать о будущем поколении.

5. Необходимо воплотить в жизнь право наций на расходование ресурсов по количеству населения.

6. Необходимо избегать воздействия на природные циклы круговорота веществ.

7. Квоты на расходование ресурсов должны определяться только учеными и не зависеть от политической конъюнктуры [2, с. 22–23].

На самом деле, и по Гегелю диктатура долга ведет лишь к обострению несчастной «разорванности» человека, вразрез его целостности, вразрез гуманности. Поэтому если в основе кантовской деонтологии лежит пожелание, чтобы твоя нравственная максима стала всеобщим законом, то экологическая универсальность вытекает не из всеобщности морали, а из всеобщности причины: трансцендентности природы, трансцендентности Земли-Геи, не мешать которой есть наш моральный долг. И если мы так не поступаем, то должны хотя бы знать, что поступаем безнравственно.

Литература 1. Апресян, Р.Г. Понятие общественной морали. Послесловие к дискуссии // Вопросы философии. – 2010. – № 2. – С. 60–71.

2. Дедюлина, М.А., Папченко Е.В. Прикладная этика. Учебное пособие – Таганрог, 2007.

3. Прокофьев, А.В. По ту сторону беспристрастности // Человек. – 2009. – № 3. – С. 21–34.

4. Прокофьев, А.В. Парадоксы морально обоснованной пристрастности // Человек. – 2008. – № 2. – С. 37–53.

5. Труфанова, О.Е. Человек в лабиринте идентичностей // Вопросы философии. – 2010. – № 2. – С. 13–22.

ПРОБЛЕМА ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ: ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ А.С. Щур XX век ушел с исторической арены, продемонстрировав возрастание динамики социальной жизни, потрясая наше воображение глубинными переменами во всех структурах политики, экономики, культуры. На современном этапе развития цивилизации главной целью являлось превращение нашей планеты в общечеловеческий дом, где каждому нашлось бы достойное место под солнцем. Но решение данной задачи постепенно перешло в разряд утопий и фантазий. Человечество потеряло веру в возможность обустройства планеты, предполагающего устранение нищеты, голода и возможность возникновения техногенных катастроф. В современном мире особую остроту приобрели экологические проблемы. Экологическая ситуация в начале XXI века во всем мире, а так же во многих регионах и странах продолжала ухудшаться.

Главной причиной обострения экологических проблем является техногенная деятельность людей, которая вызывает неблагоприятные проявления природных стихий. Фактором, обостряющим экологические проблемы, является также резкое увеличение численности населения в мире в ХХ веке, что привело к усилению давления на окружающую природную среду. Негативно сказывается на экологической ситуации в мире, в регионах и в отдельных странах традиционное потребительское отношение человека и общества к природе и ресурсам, доминирование в обществе стремления к материальному обогащению.

Хозяйственная деятельность в ряде государств сегодня развита настолько мощно, что она воздействует на экологическую обстановку не только внутри отдельной страны, но и далеко за ее границами.

В наше время увеличилась угроза слепой технологической случайности – «чернобыльского варианта». И абсолютной гарантии от повторения Чернобыля никто не дает. Чему свидетельством современные события в Японии, после землетрясения и цунами в марте 2011 г., которые вызвали ряд аварий на АЭС «Фукусима-1». Последствия данной техногенной катастрофы могут превысить по своим масштабам ущерб от аварии на Чернобыльской АЭС. Это особенно тревожит, если учесть, что на планете сейчас насчитывается более действующих атомных электростанций, их количество увеличивается. Восстановила свою АЭС Армения, 15 новых атомных станций намерен ввести в эксплуатацию Китай. В нашей стране было принято решение о начале строительства АЭС на Островецком полигоне в сентябре 2011 года.

Следует подчеркнуть, что Республика Беларусь не обладает собственными энергетическими ресурсами, поэтому у нее нет альтернативы строительству АЭС.

«Мы должны правильно понимать, даже в свете тех событий, которые произошли в Японии, Беларуси нужна АЭС, – сказал заместитель министра энергетики Беларуси Михаил Михадюк. – Это будет новый качественный скачок в развитии страны, совершенно новые технологии приходят в Беларусь». Так же он подчеркнул, что строительство АЭС – это другой уровень подготовки кадров, развития региона и всего того, что сопутствует реализации этого проекта [1] Вместе с тем резко возросли в последнее десятилетие использование химических удобрений, а также различных химических средств защиты растений, что стало одной из важнейших причин глобального загрязнения окружающей среды. Разносимые водой и воздухом на огромные расстояния, они включаются в геохимический круговорот веществ по всей Земле, нанося нередко значительный ущерб природе, да и самому человеку.

Постоянное развитие промышленности, транспорта и сельского хозяйства требует резкого увеличения затрат энергии и влечет за собой все возрастающую нагрузку на природу. В настоящее время в результате интенсивной человеческой деятельности происходит изменение климата.

По сравнению с началом прошлого века содержание углекислого газа в атмосфере возросло на 30%, причем 10% этого прироста дали последние 30 лет. Повышение его концентрации приводит к так называемому парниковому эффекту, в результате которого происходит потепление климата всей планеты. Ученые считают, что такого рода изменения осуществляются уже в наше время. В результате человеческой деятельности произошло потепление в пределах 0,5 градуса. Однако если концентрация углекислого газа в атмосфере увеличатся еще на 70%, то произойдут очень резкие изменения в жизни Земли. Прежде всего, на 2–4 градуса, а на полюсах на 6–8 градусов повысится средняя температура, что, в свою очередь, вызовет таяние льдов, поднятие уровня мирового океана на один метр и затопление многих прибрежных районов.

Кроме этого, следует остановиться на безостановочном загрязнении природных вод.

Подсчитано, что не менее 1 млрд. 200 млн. землян испытывают острую нехватку питьевой воды. Интенсивное сельское хозяйство истощает почвы в 20–40 раз быстрее, чем они могут естественно восстановиться. Биологи фиксируют ежедневную потерю 150 видов животных и растений. По прогнозам польского футуролога Станислава Лема, в XXI в. практически вымрут все дикие животные.

Загрязнение окружающей среды, истощение природных ресурсов, недостаток продовольствия в мире тесным образом связаны с ростом численности населения [2, с. 375].

В настоящее время численность населения на Земле составляет более 6 млрд. человек.

Ожидается, что к 2100 г. она достигнет 10–11 млрд. человек. Это максимум, который интенсивно эксплуатируемый мир может надеяться поддерживать с некоторой степенью комфорта [3, с. 286].

Поэтому неконтролируемый рост населения, особенно в «развивающихся» странах, подрывает ресурсную базу, стремительно принижает нас к максимально допустимым нагрузкам на природную среду. Из других мер особого внимания заслуживает необходимость решения проблемы загрязнения жизненной среды ксенобиотиками (веществами, враждебными жизни). Химическое, радиационное загрязнение нарастает. В зону опасности попала сфера нашего общечеловеческого достояния: Мировой океан, космическое пространство, Антарктида. Вывод один: надо говорить с Природой на понятном ей языке.

Ясно, что подобные изменения поставят перед людьми огромные проблемы, связанные с ведением хозяйства, воспроизведением необходимых условий их жизни.

Сегодня, как справедливо одним из первых отметил В.И. Вернадский, человечество обрело такую мощь в преобразовании окружающего мира, что оно начинает существенно влиять на эволюцию биосферы как целого.

Мощь человека обернулась против него самого. В этом суть экологической проблемы.

Заметим, что экологический вызов не менее, если не более, опасен и трагичен, чем экономический и политический. Но надо признать и то, что ответить на него невозможно без радикальных сдвигов в мировой экономике и политике, в сознании лидеров и миллионов рядовых людей.

Сейчас наступил такой период развития, когда обеспечение безопасности человечества становится даже более важным, чем дальнейший технический прогресс. Приоритетным направлением оказывается не дальнейшее наращивание производства, а обеспечение его экологичности, реконструкция с учетом экологических последствий его осуществления.

Необходимо осуществить переход к более естественному, менее потребительскому образу жизни и к экотехническому типу экономики, учитывающему потребность восстановления и сохранения природы.

Pages:     | 1 |   ...   | 118 | 119 || 121 | 122 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.