WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 155 |

Обратимся к идеям выдающегося отечественного философа В.В. Розанова, утверждавшего, что все ценности культуры становятся враждебными человеку, если они утрачивают свое духовное содержание. В.В. Розанов есть удивительный феномен русской истории, философ, сумевший впервые определить антрополого-методологические основы образования. Его глубокие, парадоксальные размышления удивительно актуальны и созвучны нашему времени. Вряд ли найдется еще такой противоречивый писатель, педагог и философ как Розанов. Однако, обращает на себя внимание его постоянная приверженность к одним и тем же главным темам: теме просвещения и теме семьи как истинной школы.

Являясь частью российской философско – религиозной мысли конца Х1Х – начала ХХ века, философия Розанова демонстрирует возможные пути продолжения поиска источников оздоровления современного общества в целом и его социальных институтов, в частности семьи, как главного института духовно – нравственного и психофизического становления личности. Розановские философско – педагогические идеи открывают нам проверенные веками эффективные пути решения проблем педагогики. Мыслитель призывает возвратиться к целостному мировоззрению, освещенному светом истинной Религии, какой, по глубокому убеждению философа, является христианство, а именно Православие. На признании закономерной связи Педагогики, Философии и Религии строятся у В.В. Розанова и духовно – педагогические основы возрождения семьи и личности. Именно в отрыве от целостного восприятия мира и человека заключается, по его мнению, слабость современной научной мысли. И только в единстве научного образования и религиозного воспитания возможно эффективно организовать педагогический процесс.

Ключевым понятием, определяющим методологию образования, по Розанову, является понятие «духовность», рассматриваемое в качестве интегральной характеристики человека и отражающее его сущность и отношение к миру и самому себе. Другим, системообразующим феноменом в философии образования В.В. Розанова является понятие «целостности», идея становления человека культуры как процесса внутреннего духовного роста, восхождения к своей целостности.

Застой школы В.В. Розанов связывал прежде всего с нарушением трех принципов образования: индивидуальности, целости и единства типа. В результате философской рефлексии проблем образования и воспитания им был сделан глубокий по своему смыслу вывод:

«Мы имеем дидактику и ряд дидактик, мы имеем вообще педагогику как теорию некоторого ремесла, искусства ли (внедрять данную тему в данную душу). Но мы не имеем или не имели того, что можно бы назвать философией воспитания и образования, т.е. обсуждения самого образования, самого воспитания в ряду остальных культурных факторов и также в отношении к вечным чертам человеческой природы и постоянным задачам истории. Кого не поразит что, так много учась, при столь усовершенствованных дидактике, методике и педагогике, мы имеем плод этого (новый человек) скорее отрицательный, нежели положительный. Забыты именно философия воспитания; не приняты во внимание так сказать геологические пласты, коих поверхностную пленку «назема» мы безуспешно пашем» [4].

Это было написано в 1899 году. Однако и до сих пор современная педагогическая наука во многом еще продолжает безуспешно «пахать» пока лишь поверхностный слой среднего и высшего образования, не углубляясь на ту принципиальную глубину, из которой можно извлечь потенциальные ресурсы для реформирования образования. И нельзя не согласиться с мнением ученых, утверждающих, что современное образование, не опирающееся на философски обоснованное учение о человеке и его месте в природе, истории и культуре, с неизбежностью приближает нас к сгущающимся «сумеркам просвещения».

Литература 1. Хайдеггер, М. Письма о гуманизме. Проблема человека в западной философии. – М., 2. Шадриков, В.Д. Происхождение человечности. – М.: «Логос», 2001.

3. Белозерцев, Е.П. Образование как духовное задание человеку: В сб. Философия отечественного образования: история и современность. – Пенза, 2009.

4. Розанов, В.В. Сумерки просвещения. – М.,1990.

ЭТИКА КАК ПЛОЩАДКА МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО СИНТЕЗА Е.В. Беляева На современном этапе междисциплинарный синтез представляется перспективной стратегией научного знания, значимость которой обусловлена сложной взаимосвязью самих объектов познания. При этом противоположная тенденция по закреплению специфики отдельных научных дисциплин, оказывается не менее актуальной. Она препятствует проникновению дилетантизма в специализированные области и способствует высокопрофессиональной разработке предметного поля наук и их категориального аппарата. Поэтому наиболее результативным оказывается междисциплинарный синтез, осуществляемый профессионалами конкретных дисциплин, а не синтез, осуществленный на нейтральной площадке «знания вообще». Привлекая информацию из смежных областей, специалист получает дополнительные возможности анализа собственной предметной области.

Современная этика оказывается площадкой междисциплинарного синтеза с той мере, в которой любая научная проблема современного мира осознается как проблема этическая, затрагивающая аксиологические основания человеческого существования. При всей «слабости» моральных регулятивов по сравнению с экономическими и политическими рычагами, их применение придает научным открытиям смысл. Нанотехнологии и адронный коллайдер нуждаются не только в демонстрации своей технической эффективности, но и в моральной легитимации, в позиционировании их в качестве добра. Не в меньшей менее остро стоит проблема нравственного оправдания современных социальных процессов. Под таковым оправданием подразумевается не безусловное одобрение происходящего, а поиск нравственных норм и ценностей, имманентных этим процессам. В противном случае социальные трансформации и научные инновации, неизбежно нарушающие устоявшиеся ценностные представления, будут неизбежно оцениваться как зло. В то же время сообщества, вовлеченные как в научно-технологические процессы, так и в процессы социальной трансформации, испытывают потребность в выработке ценностей данного сообщества, обеспечивающих значимость их деятельности. Поэтому наилучшие результаты синтеза на платформе этики возникают тогда, когда специалисты в некоторой предметной области приходят к моральному самосознанию и начинают вырабатывать «нравственные приложения» к своим профессиональным программам. Целый ряд видов профессиональной этики (таких как медицинская и педагогическая) возникли именно в результате таких процессов. Вопрос о нравственных регулятивах научного исследования в области физики был поставлен великими физиками ХХ века, когда они обнаружили социальные и духовные аспекты созданного ими нового физического знания. Наилучшие результаты были достигнуты не в ходе «приложения» сложившихся этических правил к предметным научным областям, следствием которого обычно становятся призывы запретить данные научные изыскания или технические изобретения. Более конструктивные решения в области синтеза физики и «лирики» принимались благодаря внутреннему самоосмыслению этических целей науки.

Сама этика также бурно развивается за счет междисциплинарного синтеза с другими науками. В этом случае уже специалист по этике, владеющий ее категориальным аппаратом и обладающий знанием об организации пространства этического знания создает ту площадку, на которую имеет смысл привлечь методологические и теоретические приемы других наук.

Во-первых, можно по-новому разрешить ряд фундаментальных этических проблем за счет обнаружения синергетических закономерностей исторической динамики нравственности. Синергетический принцип нелинейности является предпосылкой разрешения проблемы многообразия систем нравственности в истории. Он позволяет обосновать спонтанное образование нескольких самодостаточных систем нравственности, выполняющих универсальные функции; эксплицировать соотношение универсального и исторически конкретного в истории нравственности; дать историческое обоснование морали посредством раскрытия законосообразности всех ее исторических форм, определить возможные сценарии динамики современных систем нравственности.

Поскольку нравственность можно интерпретировать как открытую систему, находящуюся в состоянии нормативно-ценностного обмена с социальной средой, синергетический принцип открытости позволяет интерпретировать процесс детерминации морали как полидетерминацию и самодетерминацию.

Синергетическая идея самоорганизации позволяет представить историческое развитие нравственности как процесс самоорганизации индивидуальных и коллективных субъектов морали, реализующих потребность в стабилизации сообщества и утверждении самоценности отдельного человека за счет выдвижения новых нормативно-ценностных структур.

Таким образом, происходит не столько применение идей синергетики к этике, сколько выявление синергетических элементов, адекватных специфике нравственных процессов.

Во-вторых, происходит не только активное развитие социологии морали, но и использование результатов социологических исследований для получения этически содержательных выводов. Социологические исследования становятся незаменимым инструментом изучения нравственного состояния общества, эмпирической основой этики, независимо от того, числить ли их разделом философско-этических знаний или отраслевой социологической дисциплиной. Несмотря на трудности в подготовке конкретно-социологического исследования нравственных процессов и интерпретации его результатов, такие исследования, несомненно, полезны. В любом случае, анализ собранного материала дает представление о состоянии нравов, более приближенное к реальности, чем умозрительные рассуждения и частные наблюдения философствующего этика. Другое дело, каков должен быть инструментарий подобного исследования.

Социологическому изучению поддаются не только современные, но и оставшиеся в прошлом формы нравственной жизни. Рассмотрение нормативно-ценностных систем прошлого вполне может трактоваться, как историческая социология морали, благодаря которой этика обращается от умозрительных принципов к попыткам понять исторические механизмы функционирования морального сознания, осмыслить способы действительной нравственной практики людей, стать практически значимой. В любом случае социологическое исследование нравственности остается верификацией некого теоретического представления о сущности морали и некой гипотезы о ее наличном историческом состоянии, т.е. осуществляется в русле этического знания.

В-третьих, экология, изначально существовавшая как биологическая дисциплина, обрела на платформе этики нравственные аспекты, которые фиксируются экологической этикой. На современном этапе экологическая этика перешла от общих призывов сохранить природу к производству норм для современной экологической деятельности, сформулировала не только запреты, но и нормы жизни и деятельности вместе с природой. Произошло расширение границ моральной ответственности, распространяющейся теперь не только на отношения между людьми, но и на отношения ко всему живому и к окружающей природной среде в целом. Экологическая ориентация повлияла и на теоретические основания этики, дала дополнительные аргументы этике ненасилия, позволила выдвинуть критерий сохранения жизни как главный критерий нравственности, сформулировать и обосновать экоцентризма как принципиально новый нормативно-ценностный концепт.

Таким образом, этика успешно стала площадкой междисциплинарного синтеза, на которой происходит рост этического знания в таких областях как история нравственности, экологическая этика и теория морали.

ДОЛЖНОЕ И СУЩЕЕ В СОДЕРЖАНИИ НРАВСТВЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ Н.Г. Севостьянова Непременное условие нравственной жизни человека и общества, ответственность выдвигается сегодня на ключевые позиции в социальной практике и гуманитарном знании. Философский дискурс как упорядоченные письмо и речь, погруженные в социальный контекст и сопровождаемые паралингвистически, включает в себя концепт ответственности в виде противоречия должного и сущего, этический смысл которого выражен в понятии категорического императива.

Есть основания предполагать, что в значении обновленного категорического императива современности выступает нравственная ответственность: «идея новой практической философии», «принцип технологической цивилизации» (Г. Йонас), «основоположение этики ценностей, ее интерпретационный принцип» (В. Канке), который дополняет «принцип надежды» (Ю. Мольтманн) и «принцип доверия» (Ф. Фукуяма). Должное в содержании нравственной ответственности раскрывает ее как безусловную и опорную идею регулятивного порядка, основное положение теорий и учений о моральных абсолютах. Сущее в содержании нравственной ответственности показывает меру выполнения личностью требований общества в различных сферах жизнедеятельности.

«Три способа представлять принцип нравственности – это только три формулы одного и того же закона. Но все же в них есть различие, а именно оно служит для того, чтобы приблизить идею разума к чувству» [1, с. 214]. Общезначимый закон морали как «практического разума» сообщает, что люди живут по чувству долга (ответственности), а не склонности, и поэтому многие нравственные поступки необъяснимы естественной природой человека. Однако в этом случае из должного изымается сущее, и сам И. Кант вынужден был признать, что моральный закон находится в разладе с человеческим эгоизмом и злыми нравами.

Если же исходить из естественного стремления человека к счастью, то из сущего элиминируется должное, и невозможным становится понимание ряда моральных феноменов, в том числе ответственности. Многообразие ее видов сводится к нравственному, поскольку нет человека вне морали, и нет человечного вне долженствования.

Должное показывает нравственную ответственность как интегративное качество личности и установку жизненной позиции. Характеризует личность с точки зрения вменяемости и последовательной социализации в ходе приобретения идентичности, статуса и роли. Ответственность показывает личность с точки зрения вменяемости, знания и выполнения требований общества; предполагает посильную меру обязанностей и соответствующие поступки в различных сферах жизнедеятельности; способность к адекватной самооценке и оценке.

Ответственность общества перед личностью выражается в социальной защите граждан, а также в системе поощрений и наказаний. Существенно и атрибутирование нравственной ответственности всеми гранями свободы: воли и выбора, действия и оценки поступков. Многообразие видов ответственности сводится к ее нравственному содержанию, поскольку нет человека вне морали, и нет человечного вне долженствования.

Pages:     | 1 |   ...   | 110 | 111 || 113 | 114 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.