WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 105 | 106 || 108 | 109 |   ...   | 155 |

С другой стороны, вводя таким образом понимаемого человека в праве, целостного человека во всей системе его конститутивных признаков – личностной конституции и идентичности, соответственно возникает необходимость пересмотреть ключевой для правоведения вопрос о понимании не только правовой субъектности, но и самой правовой реальности, т.е. вопрос о понимании права. В этой связи, как видно уже из той юридикоантропологической модальности, которую мы задаем, анализ субъекта через личностные структуры требует синхронного наблюдения за их же разворачиванием во внеантропологической реальности, т.е. в остальной предметной области государства и права (в механизме, форме, функциях государства, юридической ответственности, правоотношениях и т.д.). Для этого классический правовой анализ также не имеет средств, поскольку он изначально связан техникой наблюдения за сущностными правовыми структурами, в то время как контекстуальные, энергийные юридически значимые среды, к которым относятся и определенные антропологические проявления, остаются вне поля его зрения. В западноевропейской мысли второй половины XX в., однако, на опыте развития западных обществ были выработаны неклассические схемы познания, позволяющие их применять для решения наших задач без разработки новых подходов. Мы имеем в виду дискурсивную методологию. Отсылая читателя к специальной литературе по дискурс-анализу, скажем лишь, что в нашем замысле правовой дискурс-анализ, являясь средством распредмечивания традиционных юридических структур, призван как раз показать, каким образом антропологические проявления человека в пр антропологического доопределения юридическая дискурсивная практика, формируемая не только (и не столько) нормативностью, но и личностными структурами правового человека (законодателя, правоприменителя и т.д.).

Как нам представляется, такой методологический путь представляет сегодня реальную возможность снять те проблемы правовой субъектности, с которыми столкнулась классическая юридическая рациональность.

Литература 1. Хайдеггер, М. Европейский нигилизм // Проблема человека в западной философии: Пер. / Сост. и послесл. П.С. Гуревича; общ. ред. Ю.Н. Попова. – М., 1988. – С. 261–313.

ФИЛОСОФСКО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ НЕКОТОРЫХ АСПЕКТОВ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В.Н. Ухванов 1. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь, утвержденная Указом Президента Республики Беларусь 9 ноября 2010 г. № 575 [1] (далее – Концепция), закрепляет совокупность официальных взглядов на сущность и содержание деятельности Республики Беларусь по обеспечению баланса интересов личности, общества, государства и их защите от внутренних и внешних угроз. При этом под угрозой национальной безопасности понимается потенциальная или реально существующая возможность нанесения ущерба национальным интересам Республики Беларусь.

2. Наряду с другими угрозами национальной безопасности Концепция называет депопуляцию, общее старение нации, снижение темпов рождаемости, ухудшение других основных показателей демографии и здоровья нации, а также активизацию эмиграционных процессов и рост нерегулируемой иммиграции в страну. Нельзя не заметить, что перечисленные аспекты проблемы демографической безопасности имеют различный генезис. Среди перечисленных в Концепции названо немало таких факторов, которые не связаны с внешним воздействием. Это, например, общая тенденция к старению населения, к увеличению в его структуре лиц достигших или превысивших пенсионный возраст. В проблеме демографической безопасности имеются и весьма существенные внешние компоненты. Один из них – это активизация эмиграции части трудоспособного населения нашего государства за рубеж в страны с более высоким, чем в Беларуси уровнем развития экономики и, соответственно, с более высокой оплатой труда наших соотечественников, выезжающих за рубеж в рамках трудовой эмиграции.

3. Еще один внешний для Беларуси компонент проблемы, диалектически связанный с демографической безопасностью, также зафиксирован в Концепции. В ней отмечается, что основными внешними источниками угроз национальной безопасности в научнотехнологической сфере, наряду с ограничением доступа белорусских исследователей и субъектов хозяйствования к новейшим технологиям, результатам исследований и разработок мирового уровня, является целенаправленная политика иностранных государств и компаний, стимулирующая эмиграцию высококвалифицированных ученых и специалистов из Республики Беларусь.

4. В этой связи нельзя не обратить внимание на новейшие тенденции миграционной политики Европейского Союза (далее – ЕС), которые потенциально могут создавать дополнительные угрозы национальной безопасности Беларуси. 25 мая 2009 г. Европейским Союзом принята Директива 2009/ 50/ЕС об установлении условий въезда и пребывания граждан третьих стран в целях высококвалифицированной работы [2] (далее – Директива). Данная Директива принята с целью создать благоприятные условия для переезда, проживания и трудоустройства в ЕС высококвалифицированной рабочей силы из стран, не входящих в его состав («третьих стран», к которым относится и Беларусь). С этой целью, отталкиваясь от опыта США, где для легальных иммигрантов предусмотрена так называемая «Зеленая карта», Директива вводит специальный вид на жительство Европейского Союза сроком действия до четырех лет с возможностью продления, который получил наименование «Голубая карта» ЕС (наименование карты коррелирует с цветом флага ЕС).

5. В Преамбуле Директивы весьма отчетливо формулируются задачи, которые решают страны ЕС, принимая настоящую директиву. Важнейшая из них – восполнение нехватки рабочей силы посредством привлечения высококвалифицированной рабочей силы из третьих стран с тем, чтобы сделать Европейский Союз более привлекательным для этих работников со всего мира и поддержать его конкурентоспособность и экономический рост. Профессиональная и географическая мобильность высококвалифицированных работников из третьих стран рассматривается Директивой в качестве существенного механизма повышения эффективности рынка труда, предотвращения нехватки квалифицированной рабочей силы и исправления региональных дисбалансов, наблюдающихся в странах ЕС.

6. Для достижения этих целей Директивой предусматривается облегченный допуск высококвалифицированных работников из третьих стран и, что весьма существенно, членов их семей, ускоренная процедура допуска и признания за ними в ряде областей социальноэкономических прав, эквивалентных правам граждан принимающего их государства-члена ЕС.

7. Обладателями «Голубой карты» могут стать граждане третьих стран, обладающие высокой профессиональной квалификацией, в частности, дипломированные специалисты с высшим образованием (при условии, что длительность процесса обучения составляла не менее трех лет), а также иные лица, которые имеют пятилетний профессиональный опыт работы по специальности, требующей высшего образования.

8. Нельзя не отметить, что «Голубая карта» как специальный вид на жительство в странах ЕС (за исключением Великобритании, Дании и Ирландии) предоставит его обладателям весьма привлекательные условия с точки зрения трудовых и социальных прав. Так, в том, что касается режима оплаты труда, обладатели «Голубой карты» уравниваваются с гражданами государства-члена, которое выдало такую карту. Это касается не только условий труда и увольнения, но также здоровья и безопасности на рабочем месте, свободы объединения, признания дипломов, сертификатов и иных профессиональных квалификаций, приобретения жилья, свободного доступа на всю территорию соответствующего государства-члена в пределах, предусмотренных национальным законодательством.

9. Обладатели «Голубой карты» наделяются рядом дополнительных прав и возможностей, в том числе правом по истечении полутора лет работы в государстве-члене, выдавшем «Голубую карту», переезжать для осуществления трудовой деятельности в другие государства-члены ЕС. По сравнению с другими законными иммигрантами в ЕС для обладателей «Голубой карты» предусмотрен упрощенный порядок реализации некоторых прав, регулируемых иными источниками законодательства ЕС. Это относится к праву осуществлять «семейное воссоединение», т.е. обеспечивать переезд и совместное проживание в государствахчленах ЕС членов своей семьи; право по истечении пяти лет законного проживания получить статус «долгосрочного резидента – ЕС», дающий гражданам третьих стран еще более широкие возможности работы и проживания в странах ЕС.

10. Срок трансформации Директивы в законы и подзаконные акты государств-членов ЕС истекает 19 июня 2011 г. С указанной даты граждане третьих стран (в том числе и Беларуси) получат право обращаться за получением «Голубой карты» в то или иное государствочлен ЕС.

11. В этой связи несомненный интерес представляют положения Концепции, относящиеся к мерам противодействия угрозам национальной безопасности Республики Беларусь.

Так, в пункте 53 Концепции констатируется, что в государственной политике необходимое внимание будет уделяться оптимизации миграционных процессов, созданию условий для уменьшения эмиграции, сохранения интеллектуального и трудового потенциала республики, а также привлечения высококвалифицированных кадров из-за рубежа.

12. Учитывая рассмотренные выше обстоятельства, представляется, что весьма актуальной является разработка конкретных мер, которые могли бы, если не предотвратить, то минимизировать трудовую эмиграцию из Беларуси высококвалифицированных ученых и специалистов. Мотивация, побуждающая ту или иную персоналию к эмиграции, может быть разной. Для работника низкой и средней квалификации это может быть аргументация достижения более высокого уровня материального достатка. Гораздо более сложной или многокомпонентной может быть мотивация к эмиграции высококвалифицированных ученых и специалистов. Конечно, эти мотивы также могут лежать в плоскости тривиального материального расчета. Но нельзя исключать и факторов более высокого порядка. Квалифицированный и высококвалифицированный труд невозможны без достаточно высокого уровня интеллекта, образованности, информированности. В качестве научной гипотезы можно предположить наличие у данной группы работников и более высокого уровня критичности как в отношении оценки состояния сферы деятельности, в которой осуществляется трудовая активность персоналии, так и в отношении возможностей самореализации или хотя бы учета ее мнения, других ценностных ориентиров личности применительно к политической и общественной жизни социума.

Литература 1. Концепция национальной безопасности Республики Беларусь// http://mod.mil.by/ koncep.html 2. Council Directive 2009/ 50/ EC of 25 May 2009 on the conditions of entry and residence of third-country nationals for the purposes of highly qualified employment// Official Journal of the European Union, 18.6.2009, L 155/ 17–29// http://eur-lex.europa.eu/ JOHtml.douri=OJ: L:2009:155: SOM: EN: HTML.

Г. ГЕГЕЛЬ И ФИЛОСОФСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ РУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ШКОЛЫ В ИСТОРИИ А.О. Белоус К.Д. Кавелин вместе со своими современниками С.М. Соловьвым и Б.Н. Чичериным стоит у истоков формирования русской государственной школы в истории. Русская государственная школа в истории является общепризнанным достижением отечественной историкосоциальной мысли. На ее формирование оказало наиболее глубокое влияние учение Г. Гегеля о государстве, изложенное им в «Философии права». Без пониманий философских построений Гегеля невозможно понять и сущность размышлений русских ученых. Этому пониманию препятствует сложившееся представление о гегелевской концепции государства.

Необходимо новое прочтение этой концепции. Задача такого исследования выходит за рамки данной диссертационной работы. Однако некоторые основные положения учения Гегеля необходимо установить.

Государство рассматривается Гегелем как наивысший этап социального и исторического развития, как «истина и цель развития» объективного духа, как венец и цель прогресса.

Гегель, как отмечает П.И. Новгородцев в труде «Кант и Гегель в их учениях о государстве и праве» [1], осуществляет в этом учении синтез социальной философии и философии истории. Выдающийся исследователь теории диалектики Э.В. Ильенков пишет: «Гегель завершает философию истории идеализированным изображением русской конституционной монархии... Консерватизм философской системы Гегеля вступает здесь в противоречие с пронизывающим ее диалектическим методом» [2, с. 104].

Учение Гегеля о государстве рассматривается как свидетельство коренного противоречия его философии – противоречия между системой и диалектическим методом, как «реставрационные мысли» (П. Новгородцев) мыслителя, как момент духовного и социального консерватизма и неосознанного противоречия. Таким образом, если принять сложившуюся установку в отношении к учению Гегеля о государстве, то русская государственная школа, испытавшая в наибольшей степени влияние именно этого учения, предстает в нашем сознании как концепция, усвоившая наиболее слабые консервативные идеи немецкого философа, в которых он отступает от своих собственных великих завоеваний в области диалектики. По этой причине, возможно, философские основы русской государственной школы до сих пор остаются вне исследования. Поэтому необходимо пояснить основные концептуальные понятия данной школы, коренящиеся в учении Гегеля. Более глубокое прочтение философии Гегеля в современных исследованиях М.Ф. Бычковой. А.В. Кричевского. В.Г. Пушкина и других, помогают опровергнуть сложившуюся установку.

Рассмотрим два основных понятия русской государственной школы, которые содержательно отражают влияние философской концепции Гегеля. Это – «свободно-разумная личность» и «государство».

Свободно-разумная личность – это одно из основных понятий в философии К.Д. Кавелина, Б.Н. Чичерина и многих других русских мыслителей XIX века. Именно это понятие является определяющим в рубрицировании, в отнесении данных философов к либерализму. Однако русский либерализм первой половины XIX века существенно отличается от западноевропейского-французского и англо-американского либерализма. Основным пунктом расхождения между ними является отношение к государству. Английский либерализм, как и французский, утверждает свободу, независимость личности от государства, утверждает свободу как независимость каждого индивида и даже приоритет прав и свобод личности по отношению к правам государства и народа (см.: [3]).

Pages:     | 1 |   ...   | 105 | 106 || 108 | 109 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.