WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 103 | 104 || 106 | 107 |   ...   | 155 |

С нашей точки зрения, политическая власть – это право принятия общезначимых решений. Субъект, наделенный таким правом, становится субъектом политики, то есть инициатором политического процесса. Это может быть институт (орган) политической власти, политическая партия, движение, группа граждан или даже индивид. Субъекты политического процесса, таким образом – это те, кто принимает политические решения, либо может (имеет право и возможность) оказывать на их принятие существенное влияние. В этом субъекты политики будут отличаться от простых участников политического процесса, не являющихся акторами и принимающих лишь пассивное участие в политической жизни общества. Здесь необходимо подчеркнуть, что индивид не может просто сказать, что с завтрашнего дня он перестает участвовать в политической жизни своей страны, своего народа и т.п. Это уже будет политическое заявление. Причем решение выйти из политической системы не гарантирует автоматически такого выхода, оно лишь исключает человека из числа субъектов политики и оставляет право принимать политические решения за другими. Таким образом, говорить здесь можно только о добровольном отказе быть политическим субъектом, но не участником политического процесса, в который так или иначе вовлечены все граждане государства, на жизнь которых оказывают влияние принимаемые властной элитой (политическими субъектами) решение.

Литература 1. Arendt, H. Macht und Gewalt. Mnchen: R. Piper & Co Verlag, 1970.

2. Рикер, П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике / Пер. с фр. и вступит. ст.И. Вдовиной.

– М., – 2002.

3. Рикр, П. Мораль, этика и политика // Рикр П. Герменевтика. Этика. Политика. Московские лекции и интервью. – М., 1995.

4. Рикр, П. Справедливое. – М., 2005.

К ВОПРОСУ О ТРАКТОВКЕ КОРРУПЦИИ В РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКЕ А.П. Мельников Коррупция как одно из важнейших зол государственно организованного общества сопровождала его на протяжении всей истории, хотя в странах с различными политическими и социальными системами она проявлялась и проявляется по-разному. На ее характеристики существенное влияние оказывают национальная ментальность, правовые и религиозные традиции, политическая культура населения, характер переживаемых той или иной страной этапов экономического и социального развития. Наибольшее отрицательное влияние ее сказывается в переходные периоды, в обществах, находящихся в состоянии социальных трансформаций [1, с. 192]. Последствия коррупции, как раковые метастазы, пронизывают все сферы общественной жизни; поражают экономику, политику, социальные отношения, разрушают мораль и общественные идеалы. Как отмечают исследователи, «это явление стало системообразующим для насаждения в обществе целого ряда пороков, которые подрывают сами основы государственности, меняют концепцию личности, поддерживаемую философией государства, изменяют часто до неузнаваемости принципы коллективного разума с доминантами обмана, мздоимства, злоупотребления, попустительства, бюрократии и т.д.» [2, с. 2478].

Особую опасность коррупция представляет для России на современном этапе ее развития, где она приобрела необычайно широкие масштабы. Возникнув в экономике, она распространилась практически на все неэкономические сферы общества – возникли теневые властные структуры, право, образование, медицина, культура, наука и проч., отношения, в которых приобретают специфические черты. По словам сотрудника Института общественного проектирования М. Рогожникова, коррупция в России стала «моральной нормой поведения чиновников» [3, с. 4].

Коррупция все активнее приобретает политический характер, что позволяет говорить о политической коррупции. Под политической коррупцией в научной литературе понимается «образ действий в политической и смежных с ней сферах, преследующий цель достижения корыстных выгод личного, группового, корпоративного характера в ущерб интересам общества в целом или его большей части» [4, с. 173]. Основными проявлениями политической коррупции являются выборы в законодательные и представительные органы власти всех уровней, деятельность политических партий, а также политический лоббизм, навязывающий органам государственной власти и местного самоуправления те или иные решения или внедряющей в их руководящие органы представителей определенных групп влияния. Дело дошло до того, что задержан с доказательствами преступления при торговле должностями помощников членов Совета Федерации и Государственной Думы помощник сенатора Александра Тер-Аванесова Михаил Беридзе. Стоимость одного места колебалась от 150 до 200 тыс. долларов [5, c. 5]. Тем самым коррупция приводит как бы к приватизации государственной власти, самого государства.

В результате – коррупция дискредитирует политические институты власти и само право как основной инструмент регулирования жизнедеятельности государства и общества.

В общественном сознании формируется представление о беззащитности граждан и перед преступностью, и перед лицом власти. Это представление усиливается распространением коррупции на правоохранительные органы. Язва коррупции не только разлагает механизм государственного управления, разрушает имидж власти внутри страны, подрывает доверие народа к институтам политической системы, но и не в лучшем виде формирует образ государства на международной арене. В 2009 г. по коррумпированности Россия занимала 143 место среди 180 стран мира (информация Transparency International). По данным Генпрокуратуры, доход госчиновников от коррупционной деятельности составлял от 120 до 320 млрд.

долларов в год [6, с. 10].

Отличительной особенностью российской коррупции на современном этапе является ее все более «респектабельный» характер. Если раньше о ней говорили как о явлении организованной преступности уголовного мира и теневого бизнеса, то сейчас коррупция приобретает характер болезни «белых воротничков».

Важной особенностью коррупции в России является также и то, что она приобрела системный характер, как отмечают специалисты, стала угрозой национальной безопасности [7, c. 242]. Системный характер коррупционных отношений проявляется в том, что в них втянуты не отдельные индивиды, а взаимодействующие между собой социальные группы, составляющие социальную структуру российского общества.

Весьма примечательно, что коррупционные действия в России часто совершаются формально без нарушения закона, так что и называть их правонарушениями, а тем более коррупцией, вроде бы неправомерно. И тем не менее, это так. Об этом пишут многие российские исследователи: «…Большинство самых крупных коррупционных действий выполняются в нашей стране в точном соответствии с нормами законов, потому что предварительно законы были разработаны для получения возможностей осуществления таких коррупционных действий. Эти законы предоставляют соответствующим должностным лицам полномочия, позволяющие им в рамках их служебных обязанностей принимать как коррупционные, так и некоррупционные решения» [8, с. 56]. Это свидетельствует либо о недостаточной проработке принимаемых законодательных актов, либо о преднамеренном, заказном нормотворчестве.

И еще одна особенность коррупции в России – это симбиоз «восточной» (ее главный признак – клановость) и «западной» (рынок коррупционных услуг) форм коррупции [9, с. 30].

Существуют разные виды коррупции. В зависимости от области приложения коррупцию можно подразделить на экономическую и политическую. В случае экономической коррупции речь идет чаще всего о взятках в различных формах. При этом ныне наряду с традиционной формой взятки появились новые ее модификации. Вместо конверта с деньгами теперь фигурируют действия, определяющие изменения в имущественном положении лиц, вовлеченных в коррумпированные отношения. Это такие действия, как криминальное лоббирование, инвестирование коммерческих структур за счет средств госбюджета, создание лжепредприятий, перевод государственной собственности в акционерные общества, предоставление возможности вывоза стратегического сырья за рубеж и многое другое. Они очень трудно идентифицируемы и доказуемы.

Официальное определение коррупции на законодательном уровне впервые было дано Федеральным законом от 25.12.2008 № 273-ФЗ «О противодействии коррупции», который пролежал в Государственной Думе без движения около 15 лет. Согласно этому закону, под коррупцией понимается а) «злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; б) совершение деяний, указанных в подпункте "а" настоящего пункта, от имени или в интересах юридического лица» [10, с. 15832].

Литература 1. Попов, М.Ю. Генезис коррупции в России / М.Ю. Попов, П.А. Сельцовский // Социальногуманитарные знания. – 2010. – № 4. – С. 191–202.

2. Попов, Е.А. Коррупция в современном обществе: онтологическая характеристик. // Право и политика. – 2010. – № 12. – С. 2478–2482.

3. Доронина, О. Коррупции – конец / О. Доронина, А. Колесниченко // «Аргументы и факты». – 30.01.2008. – С. 4.

4. Политическая энциклопедия. В 2 т. – Т.2. – М., 2000.

5. Моцны скандал у расiйскiм парламенце // «Народная воля». – 3–5.12.2010. – С. 5.

6. Бовт, Г. Чиновников на самоокупаемость // «Аргументы и факты». – 18.10.2009. – С. 7. Хлонова, Н.В. Меры безопасности в системе противодействия коррупции / Н.В. Хлонова, И.А, Зырянова // Право и политика. – 2010. – № 2. – С. 242–248.

8. Римский, В.А. Политическая культура и коррупция / В.А. Римский // Политическая культура современной России: состояние, проблемы, пути трансформации: Материалы «круглого стола». – М., 2009. – С. 52–62.

9. Добреньков, В.М. Коррупция: современные подходы к исследованию / В.И. Добреньков, Н.Р. Исправникова. – М., 2009.

10. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2008. – № 52. – С. 15832–15840.

ФИЛОСОФСКИЙ ВЗГЛЯД НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА В БЕЛАРУСИ С.В. Рыбчак Структурное представление политической культуры в виде установок трех типов – когнитивных, аффективных и оценочных, обуславливает социологические аспекты при изучении заявленной проблематики. Изучение соотношения, динамики, конфигурации вышеназванных установок в социокультурной сфере общества позволяет обеспечить адекватность методологии исследования специфики проблемного поля и актуализировать эвристический потенциал концепта при прогнозировании перспектив процесса становления развитого гражданского общества в Республике Беларусь.

В условиях существования в стране не сформировавшегося гражданского общества, при явной институциональной слабости репрезентирующих его интересы структур и их маргинальном статусе в политической системе суверенной Республики Беларусь, фактически единственно возможным для большинства общества вариантом выхода из кризиса был только один. Обоснованно можно предположить, что реформирование системы государственной власти в 1996 г. в сторону установления президентской республики в Беларуси явилось выполнением в реальной социальной практике компенсаторной функции власти, которой общество делигировало в момент усиления деструктивных социальных процессов ряд дополнительных полномочий на осуществление действенной политики по выходу из кризиса.

Таким образом, возвращение к традиционной модели взаимоотношений индивида и общества, с одной стороны, и государства, с другой, явилось рациональным выбором подавляющей части населения и гарантировало определенную степень стабильности и предсказуемости на переходный период. Данный выбор актуализировал определенный социальноэкономический и политический курс руководства страны и объективно позволил минимизировать неизбежные издержки переходного периода, что подтверждается ниже приведенными данными социологических исследований.

Концентрация всех функций государственной власти в руках только одного институционального политического актора – президента, вызвано логикой построения и функционирования, исторически обусловленного на постсоветском пространстве «суперпрезидентского» режима, который имплицитно не предполагает наличие политических, не административных, полномочий на всех нижестоящих уровня системы государственного управления.

Тем самым отсутствует механизм реального делигирования политической ответственности правительству, региональным и местным структурам власти. Учитывая, что региональные и местные структуры власти не выбираются, а назначаются главой государства, это приводит к тому, что вся система государственного управления фактически трансформируется в жестко иерархизированиуую бюрократию, в силу системных характеристик в ограниченной степени способную действенно репрезентировать социальные интересы. В данном случае, в качестве приоритетных для бюрократии выступают корпоративные интересы, которые и определяют стиль ее управленческой деятельности в целом.

Кардинальные изменения при установлении «суперпрезидентского» режима природы системы государственного управления, особенно местных органов власти, приводят к изменению критериев оценки обществом основных социально-политических институтов. Вместо отношения к государственным институтам как политическим, с их функциональным акцентом на самоуправление, общество закономерно начинает их воспринимать как исключительно бюрократические инстанции, выполняющие сугубо административные функции, отношение к которым в белорусском обществе, что исторически обусловлено, традиционно негативно.

Высокая же степень доверия к главе государства и минимальная – к остальным политическим институтам, свидетельствуют о доминировании в политической культуре белорусского социума актуализированной традиционалистской установки на персонификацию властных отношений. Данная установка элиминирует рациональные критерии оценки эффективности политических институтов в целом, заменяя их неформализированными критериями аксиологического характера, в основе которых объективная потребность в социальной защите низко статусных социальных групп, что является социальной почвой для патернализма. Однако государство «действует в плохо камуфлируемом отрыве от гражданского общества, не справляется со своими обязанностями» [3, с. 35.], поэтому патерналистские ориентации значительной части общества фактически носят иллюзорный характер.

Pages:     | 1 |   ...   | 103 | 104 || 106 | 107 |   ...   | 155 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.