WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 83 | 84 || 86 | 87 |   ...   | 193 |

Перун – языческий славянский бог-громовик, известный во всей индоевропейской традиции. Упоминается у балтов, восточных и южных славян. Его культ по данным В.В. Иванова и В.Н. Топорова берет начало с конца третьего тысячелетия до нашей эры в верованиях индоариев. Для восточных славян Перун представлял гром, оплодотворяющие тучи, военное нашествие, агрессию, молнию, бурю. Из чего можно заключить о его небесном положении и покровительстве воинам. Е.В. Аничков, Ф.Е. Корш ассоциируют его со скандинавской дружиной и представляют чуждым местному населению. Соотношение представлений о власти и символизация их черт может быть выражено посредством следующей схемы.

Характеристики божества Позиция власти Небесный, отдаленный бог Далекость, чуждость простому общиннику, оторванность от народа Связанность с грозой, молниями и непред- Стихийность, непредсказуемость, афективность виденными атмосферными явлениями решений, не поддающихся пониманию Функция благодатного священного дождя Возможность ситуативной милости и щедрости Необходимость осуществления кровавых Воинственность, жестокость, кровавость и жертвоприношений агрессия В условиях особой внутренней политики Киева его культ был обязательным для всех племен, насаждался зачастую насильственно, хотя и существовал впоследствии наравне с культами других божеств, что может быть показано через внутриобщинный регламент жертвоприношений.

Велес – языческий славянский бог-скотник, широко представленный в славянской традиции. Наиболее часто встречается на балтийских и северных славянских территориях. Свое развитие получает, как божество охоты. Среди других сфер влияния Велеса упоминаются: богатство, скотоводство, плодовитость, инфернальный мир, культы медведя и предков, лес, поддержание мира\гармонии, песнопение. Символикой данного божества являются шкуры лесных зверей, рог, фаллос, пастушья и охотничья рогатины, медведь и бык. В системе почитания используются бескровные подношения в основном через кормление божественных животных и самого бога. Соответственно, можно указать следующее соотношения образа божества и символов власти:

Характеристики божества Позиция власти Земной бог, связанность с культом предков Близость к народу, характеристики общинности и наследственности Функции сохранения и приумножения богатств Постоянство, ориентированность на традицию и благосостояние Связанность с земледельческими и животно- Выраженное в цикличности и строгой обусловводческими циклами ленности представление о воздаянии и возмездии в соответствии с приложенными силами Бескровные подношения, через кормление Лояльность, мягкость осуществления ритуальных животных полномочий Различие описанных образов власти, может быть трактовано как внутренняя антитеза одного божества (архетипа), как его двуликость. Однако против этого свидетельствуют особенности территориального, функционального и иерорхического положения представленных божеств. Поскольку в их отношениях не видно ярко выраженной иерархии ни по статусу (уравновешивание количества и качества жертвоприношений), ни по почитателям (обоим божествам покланялись все представители общины), ни территориально (нет районированности культов), то ни одно из этих двух божеств не может претендовать на полное отражение всех властных отношений.

Их взаимодействие, выраженное в мифах, поверьях, пословицах, обрядах отражает представления людей о взаимодействии различных типов власти, их нераздельности и в то же время неслиянности. Наравне с укоренением изложенных стереотипов понимания власти формируются способы наиболее эффективного ее осуществления и восприятия. Эти способы сохраняются в менталитете представленных народностей и продолжают функционировать не только в аграрных районах, что обуславливается притоком носителей аграрного сознания в промышленные центры – города. В связи с этим осуществление власти при другом, не амбивалентном типе управления может оказаться малоэффективным.

Литература 1. Аничков, Е.В. Язычество и Древняя Русь / Послесл. В.Я. Петрухина; Репр. изд. – СПб., 2003.

2. Беларуская мiфалогiя: Энцыклапед. слоўн. / С. Санько, Т. Валодзiна, У. Васiлевiч i iнш. – Мiнск, 2004.

3. Корш, Ф.Е. Владимировы боги. – Харьков, 1908.

4. Кривошеев, Ю.В. Религия восточных славян накануне крещения Руси. – Л., 1988.

5. Нидерле, Л. Славянские древности / Пер. с чеш. Т. Ковалевой и М. Третьякова. Редакция А.Л. Монгайта. – М, 1956.

6. Пропп, В.Я. Морфология [волшебной] сказки / cост., науч. ред. текстов, коммент. И.В. Пешкова. – М., 1998.

7. Рыбаков, Б.А. Язычество древних славян. – М., 2002.

8. Тайлор, Э.Б. Миф и обряд в первобытной культуре / пер. с англ. Д.А. Королчевского. – Смоленск, 2000.

9. Фрэзер, Д.Д. Золотая ветвь. Исслед. магии и религии / Пер. с англ. М.К. Рыклина. – М., Назрань, 1998.

РОЛЬ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАКТИК В ФОРМИРОВАНИИ САМОСОЗНАНИЯ Н.С. Ильюшенко Современное общество характеризуется сложностью, неустойчивостью развития, противоречивостью происходящих в нем процессов, что актуализирует интерес к прогностическим построениям, ориентированным на выход из сложившихся кризисных ситуаций. Решение ряда сложных проблем современности во многом зависит от трансформации самосознания каждого конкретного индивида, поскольку причины глобальных проблем не в последнюю очередь коренятся в представлениях человека о самом себе. Однако становление и развитие самосознания всегда осуществляется в конкретном историческом и социально-культурном контексте. Анализ конституирующего влияния социальных практик на самосознание позволит, во-первых, глубже понять сам процесс формирования индивидом образа самого себя, его представлений о себе как самотождественной личности, и, во-вторых, позволит наметить направления необходимых социальных трансформаций для выхода из сложившейся кризисной ситуации.

Понятие социальной практики сегодня достаточно широко используется в различных сферах гуманитарного знания: философии, социологии, психологии, антропологии, истории, политической теории, теории языка. С одной стороны такое широкое употребление понятия социальных практик возводит его в статус общеметодологического средства анализа феноменов различной природы, с другой же стороны, каждый раздел знания вносит свои нюансы в понимание данного термина, что ставит вопрос о необходимости осуществления определенных концептуальных прояснений.

В истории социально-гуманитарного знания сложилось несколько подходов к определению и интерпретации социальной практики и, следовательно, к оценке ее роли в формировании самосознания.

Понимание социальной практики как совокупности социальных действий индивидов было предложено классиками социологической мысли М. Вебером и Т. Парсонсом.

Социальное действие трактовалось М. Вебером как действие, ориентированное на мотивы других людей. Для такого действия обязательными характеристиками выступали осознанная мотивация и ориентация на других. Без первой характеристики, согласно М. Веберу, нельзя говорить о действии, без второй – называть это действие социальным [2, с. 602–603]. Тот факт, что М. Вебер рассматривает осознанность и осмысленность в качестве источника социального действия, указывает на понимание им связи между социальными практиками и процессом формирования самосознания. Однако М. Вебер в своей теории рассматривает лишь одну сторону диалектической связи существующей между социальной практикой и самосознанием индивида, говоря об обусловленности социальной практики процедурами смыслонаделения, осуществляющимися в сознании определенной личности. Анализу обратной зависимости влияния социальных взаимодействий на формирование оценок личности других и себя самой М. Вебер внимания практически не уделяет. Однако значимым выступает тот факт, что исследователь видит в ценностях, которыми личность наделяет свои действия и действия других людей, лишь историческое образование, не имеющее ничего общего с вечными истинами, этическими заповедями, субстанциальными основаниями культуры.

По сути, и М. Вебер, и развивавший его идеи Т. Парсонс исследовали социальные практики как социальные действия, обусловленные спецификой самосознания индивидов, их мотивами, ценностными структурами.

Значимый вклад в прояснение понятия социальной практики и осмысление ее роли в процессе формирования самосознания внес структурализм.

Согласно П. Бурдье, практика – «это все то, что социальный агент делает сам и с чем он встречается в социальном мире» [1, с. 552]. Функционирование общества исследователь связывает с функционированием системы социальных практик. Поскольку человек является человеком, только будучи включен в общество и в нем социализирован, то каждый индивид в зависимости от степени своей интегрированности в социум, испытывает на себе воздействие социальных практик. Само существование социальных практик, по мнению П. Бурдье, немыслимо без интериоризации их в сознании субъектов. Таким образом, исследователь стоит на позиции, согласно которой, с одной стороны, социальные агенты формируют социальные практики (поскольку действуют из определенных мотивов), с другой стороны, социальные практики оказывают детерминирующее воздействие на социальных агентов, укореняясь в их внутренние личностные структуры (формируя эти мотивы).

Также весомый вклад в описание роли социальных практик в формировании самосознания внесли представители социального конструкционизма. Не являясь единым течением, термин «конструкционизм» объединяет в себе целый ряд подходов, среди которых: дискурсанализ, этнометодология, рефлексивная этнография, постструктурализм, социокультурная психология, символический интеракционизм, нарратология, нарративная психология [4, c. 168].

Характеристикой, позволяющей объединить столь разнородные направления под одним названием, является общее для всех стремление выявить социальную детерминированность тех феноменов, на который направлен исследовательский интерес.

В рамках конструкционизма социальная практика понимается как то, что определяет все представления человека о мире и самом себе. Человек в социальном конструкционизме понимается как продукт определенной культурной и исторической среды, социального контекста, в котором он живет и действует. Согласно мнению одного из теоретиков конструкционизма К. Джерджена, все наши представления, посредством которых мы достигаем понимания мира и себя самих, являются социальными артефактами, продуктами исторически и культурно определяемых взаимообменов между людьми [3, c. 32]. Степень, в которой конкретное понимание мира или себя поддерживается во времени, зависит не от объективной валидности (истинности) этого понимания, но от исторических трансформаций социальных практик.

Поскольку социальные практики всегда выступают следствием тех языковых практик, которые имеют место у конкретных людей внутри конкретных групп в процессе непосредственного социального взаимодействия людей между собой, постольку язык для представителей конструкционизма выступает основным предметом анализа.

Таким образом, конструкционизм рассматривает социальные практики как такого рода социальные взаимодействия, которые формируются в языке и функционируют в нем, конституируя одну или несколько культурных традиций, задающих «значения» тем или иным явлениям для индивида, и выступающих основанием формирования его самосознания, обретения им идентичности в качестве человека с присущим ему набором ценностей, идеалов, интересов.

Несмотря на то, что представители конструкционизма проделали серьезную и основательную работу по выявлению социальной обусловленности самосознания, ими же был поставлен ряд вопросов, на которые еще только предстоит дать ответ. Одним из них является вопрос о возможности и основаниях целостного самосознания, интеграции различных образов себя у индивида, включенного в целый ряд разнообразных, часто конфликтующих между собой социальных практик. Решения требует также проблема обнаружения тех социальных механизмов, которые бы способствовали установлению эффективного диалога между людьми, носителями различных моделей идентичности и самосознания, повышению толерантности в межгрупповом и межличностном взаимодействии.

Литература 1. Бурдье, П. Практический смысл / пер с фр. А.Т. Бикбова [и др.]. – СПб., 2001.

2. Вебер, М. Основные социологические понятия / Пер. с нем. М.И. Левиной // Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990.

3. Джерджен, К.Дж. Социальный конструкционизм: знание и практика. – Минск, 2003.

4. Труфанова, Е.О. Единство и множественность Я. – М., 2010.

ТРАДИЦИИ И СОЦИАЛИЗАЦИЯ ЛИЧНОСТИ М.А. Абрамова В условиях трансформации современного общества России, которая характеризуется инверсией базовых принципов социальной организации общества и усилением дезадаптивных процессов, становится актуальным исследование проблемы интеграции развивающейся личности в социокультурный контекст. Социокультурная адаптация выступает как процесс активного приспособления человека к условиям социальной среды, в результате которого происходит принятие целей, норм группы, социальных ролей и других характеристик социальной среды.

Характер и результаты адаптационного процесса будут зависеть от многих факторов, которые принято подразделять на три группы: макрофакторы, мезофакторы, микрофакторы. И все три группы факторов пронизывает единый – система ценностей личности. В.Г. Морогин определяет индивидуальную систему ценностей как ценностно-потребностную сферу личности [6], что представляет собой уникальную иерархическую систему индивидуальных потребностей, сформированную под влиянием системы общественных ценностей и упорядоченную структурой архетипических ценностных матриц. Детерминация личности происходит через усвоение в процессе социализации системы общественных ценностей, но в динамической конкуренции с ее организатором – архетипической системой ценностей [11, с. 115–118] представленной в культуре общества и являющейся основой для построения «картины мира» как общественной, так и личностной.

Термин «картина мира», возникший в рамках естественнонаучного знания (Г. Герц, М. Планк), отражает тенденцию к системной организации и к синтезу имеющегося знания.

Pages:     | 1 |   ...   | 83 | 84 || 86 | 87 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.