WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 193 |

Раз существуют разные степени единства, то что следует считать единством в высшей степени его проявления В диалектике есть свой ответ на этот вопрос. И этот ответ она дает в понятии целого: «Единство мы можем мыслить просто как объединенность частей. Это будет единство множественного. Однако такого единства недостаточно. Необходимо другое единство, высшее» [4]. Под высшим единством в диалектике понимают единство целого, т.е. внутреннее единство, в котором каждая его часть не только отлична от целого, но и тождественна с ним. Т.е. высшее единство –это единство противоположностей.

Но чем обеспечить высокую степень единства в государстве, где действуют индивидуальности с различными, часто конфликтующими интересами Архиепископ Иоанн в труде «История вселенских соборов» при описании исторического фона, на котором был созван Первый Вселенский Собор, в частности, упоминает о принципах, которыми руководствовался Константин Великий в делах правления государством: «Занятый всею душою благоустроением дел государственных, император Константин в своем политическом благоразумии почитал наилучшим средством к благополучию государства, между прочим, то, чтобы между его подданными господствовали согласие и единомыслие в почитании Верховного Божества. Имея в виду эту цель, император, как он сам о себе выражается, иное рассматривал внутренним оком ума, а иное старался совершить вооруженную рукою. "Я знал, – выражается он, – что, ежели по моим молитвам восстановлено будет согласие между всеми верными, ход общественных дел получит направление, соответствующее благочестивым намерениям каждого"» [5].

Иными словами, Константин Великий считал, что единство и согласие между его поданными может быть достигнуто при условии наличия единства в оценке главных ценностей, которые носят метафизический характер.

Такое понимание блага государства находит свое отражение и в современном мире, в частности в девизах многих государств. В работе «Национальная идея России. Программа действий (постановка задачи)» [6] приведены национальные девизы ряда стран, часть которых приведена ниже.

Страна Национальный девиз, формула национальной идеи.

Ангола Единство обеспечивает силу Аргентина В союзе и свободе Габон Единство, труд, правосудие Гайана Один народ, одна нация, одна судьба Ливия Свобода, социализм, единство Мали Один народ, одна цель, одна вера Сьерра –Леоне Единство, Свобода, Справедливость Туркс и Кайкос Один народ, одна нация, одна судьба Швейцария Один за всех – все за одного Ямайка Все как один В российской истории единство индивидуального и общего выражалось через понятие «соборность». Именно единство, т.к. согласно трактовке А.Ф. Лосева, если личность не индивидуальна, то она и не соборна.

В итоге, если единичное имеет свое понятие в своем роде, то содержание государства как понятия заключается в поддержании единства индивидуальностей в своем роде.

Если принять приведенную точку зрения, то качество государственного управления можно оценивать по тому, в какой степени оно способствует поддержанию единства. И здесь естественным образом встает вопрос о том, чем обеспечивается единство в государстве. В последнее время в России обсуждение этого сводится к необходимости осознания некой национальной идеи, но никто так и не сумел сформулировать эту идею, и это естественно: идея не девиз и вряд ли вообще может быть выражена в какой-либо языковой форме во всей ее полноте.

Идея по существу, в своей истине лежит в метафизической плоскости, и можно предположить, что действенна она в народе тогда, когда в нем жива эта метафизическая сфера его существования.

Рационализм современной культуры, доминирование в ней рефлектирующего рассудка привели к тому, что метафизика исчезла из науки и культуры. А это привело к следующему:

«Поскольку наука и расхожий человеческий рассудок способствовали крушению метафизики, казалось, что в результате их общих усилий возникло странное зрелище – образованный народ без метафизики, нечто вроде храма, в общем-то разнообразно украшенного, но без святыни» [8].

Но рефлектирующий рассудок, по словам того же Гегеля, есть рассудок, разделяющий и упорствующий в своем разделении. На этом пути сложно выбрать стратегию управления, которая приведет к укреплению внутреннего единства нации.

Литература 1. Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. – М., 1984. – Т. 1.

2. Колмогоров, А.Н. Введение в математическую логику / А.Н. Колмогоров, А.Г. Драгалин. – М., 2004.

3. Плотин. Энеады. – Киев, 1995.

4. Лосев, А.Ф. Диалектика числа у Плотина // Лосев А.Ф. Миф. Число. Сущность. – М., 1994.

5. Преосв. Иоанн. История Вселенских соборов. – М., 1995.

6. Национальная идея России. Программа действий (постановка задачи). – М, 2009.

7. Лосев, А.Ф. Философия имени. – М., 1990.

8. Гегель, Г.В.Ф. Наука логика. – СПб., 1997.

ПОЛИТИКО-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ И СЛЕДСТВИЯ КОНЦЕПТА «ГОСУДАРСТВО» Н.А. Антанович Зарождение политического знания проходило в лоне философии, а политическая наука развивалась по мере эволюции становления политики как публичной сферы социума. Ее формирование обусловлено практической необходимостью обеспечения функционирования политических систем современного типа, которые начали формироваться в процессе перехода к индустриальному обществу. Институциализированная политическая наука – наука, обусловленная индустриальной и постиндустриальной эпохами, их проблемами и дискурсами. Усложнение политологического знания коррелирует с усложнением политической реальности.

Политическая философия занимает пространство пересечения между политической наукой и философией. Политическая философия как способ познания политического содержит представления об основных онтологических и гносеологических аспектах политики. Она концентрирует внимание на сущностных аспектах, на самой природе политических феноменов. А термин «философия политики» отражает тот факт, что политика как важнейшая сфера жизнедеятельности содержит свою философию. Согласно Л. Штрауссу, политическая философия занимается поисками «трансисторических истин о политике». Политическая философия максимально близка к нормативной политической теории, ведь последняя заключает в себе политикофилософское содержание. Этот уровень теоретического осмысления политики также определяют как метатеорию. На уровне фундаментальных метатеорий используется прием концептуализации. Концептуализация – это определение понятий, необходимых для описания процессов решения задач в определенной предметной области; это первичная теоретическая форма, обеспечивающая организацию знаний. Концепт (от concipio – брать, принимать) связан с идеей соединения, зачатия. Ж. Делз и Ф. Гваттари функциональное назначение философии определяли как «творчество концептов» («Что такое философия», 1991). Концепт понимают как идею, смысл, из которых создается бытие человека в мире культуры. Концепты изобретаются, изменяются по форме.

Особое место в политико-философском дискурсе имеет концепт государства. Первые попытки концептуализации государства связаны с конструированием древними греками политической (полисной) организации как воплощения общего блага. Для обозначения политического сообщества в древнем Риме использовались термины res publica и civitas. В позднем средневековье появляется понятие состояния (status, stato), которое концептуализовало новый феномен – нацию-государство (nation-state) или централизованное государство. На Руси к концу средневековья также вызревает название «государство», конкурировавшее с названиями «держава» и «царство», хотя оно не было тогда аналогом европейскому понятию статуса-состояния.

Воплощением идеи государства как статуса-состояния стал концепт общественного договора. В нем особое внимание уделяется ключевым понятиям политической философии (естественное состояние, общее благо, справедливость). Данный концепт имеет длительную предысторию: от философии софистов и эпикурейцев, к древнеримским мыслителям (Сципион, Цицерон) и Августину. Становление концепта общественного договора от его возникновения в середине XVII в. и неоконтрактивизма XX в. вплоть до настоящего времени подтверждает абстрактно-символическое наполнение составляющих его идей. Теоретиками неоконтрактивизма являются Дж. Ролз, Р. Дворкин, Дж. Бьюкенен, в трудах которых показан принципиально «трансисторический» характер концепта. В новом осмыслении общественный договор стал символом «процедурного» государства, которое защищает интересы независимых друг от друга индивидов, нейтрально относящихся к индивидуальным концепциям блага. С этой точки зрения, людей, живущих в современных демократических государствах, объединяет рациональная лояльность и общая для всех идея права. Концепт правового государства – это модификация концепта общественного договора.

Концепт социального государства возникает в ХХ в. Смысловое наполнение его в том, что государство берет на себя частичное выполнение представляющих общенациональный интерес функций гражданского общества, которые в силу тех или иных причин не обеспечены частными корпорациями и индивидами. Это влечет определенное ограничение частной инициативы и возможностей гражданского общества. Конституционность, представительность и демократизм современного государства призваны гарантировать ограничение вторжения социального государства в сферу гражданского общества. Промежуточным между концептами правового и социального государства стал концепт «государства всеобщего благосостояния».

Э. Берк утверждал, что дело теоретика – указать истинные цели государства; дело же политика-практика – найти соответствующие средства для достижения этих целей и успешно пользоваться ими. В политической науке концепт государства получает процедурную разработку, воплощаясь в тех или иных моделях государственного и политического управления. Классическим концептам государства (централизованное государство, правовое государство, социальное государство) соответствует модель бюрократического управления. Современные представления о политическом и государственном управлении строятся на теории нового государственного управления (менеджмента) (НГМ) и теории политических сетей. Кризис 1970–80 гг. выявил недостатки как концепции «государства всеобщего благосостояния» в западных странах, так и традиционной модели государственного управления. НГМ возник в 1980–90-х годах и отражал дух реформ того периода, ориентированных на привлечение рыночных механизмов в государственное управление. НГМ строится на управленческих технологиях экономики, бизнес-менеджмента. Начинает использоваться термин «государственное предпринимательство».

В последние несколько лет благодаря сетевому подходу в теории государственного и политического управления используется концепт «Governance» или «Good Governance» («хорошее управление» или «качественное управление»), который появился в 1997 г. в рамках Программы развития ООН. Good Governance согласно методологии, разработанной ООН, включает следующие характеристики: сотрудничество и совместная работа граждан и власти (Participatory); признание верховенства права, защита прав человека, в особенности прав меньшинств (Rule of Law); прозрачность власти, доступная и понятная информация в СМИ (Transparency); отзывчивость реагирования, оперативность (Responsiveness); ориентация на консенсус, посредничество между различными заинтересованными группами (Consensus Oriented); равенство и отсутствие дискриминации, возможности для всех социальных групп поддержать свое благосостояние (Equity and Inclusiveness); результативность и эффективность, эффективное использование природных ресурсов страны и защита окружающей среды (Effectiveness and Efficiency); подотчетность гражданам как государственного, так и частного секторов и сектора гражданского общества – ключевая характеристика «хорошего управления» (Accountability).

С нашей точки зрения существует несколько управленческих моделей: традиционнопрямолинейная, коллегиально-правительственная, модель сетевого правительства. Традиционно-прямолинейная (моноцентричная) управленческая модель соответствует управлению, ориентированному на один политический центр, отражает иерархичность и авторитарность управления. В такой управленческой модели не учтены интересы ряда политических сил (политических партий, центров влияния, структур гражданского общества). Коллегиально-правительственная управленческая модель дает возможность включения в процесс управления структур, экспертных сообществ гражданского общества. В такой модели формируется несколько центров политического влияния. Возможна интеграция представителей различных центров политического влияния (интеграция контрэлиты в единую управленческую команду). Моноцентричность высшего управленческого уровня позволяет удерживать ситуацию под контролем. Модель сетевого правительства предполагает учет социальной активности при достижении общественных целей путем вовлечения всех заинтересованных лиц на базе информационно-коммуникативных технологий.

Модели «хорошего управления» и «сетевого государства» призваны обобщить процессы трансформации государства, протекающие на фоне новых явлений современности, находящихся порой в глубоком противоречии друг с другом: глобализации и устойчивого развития; формирования многополярного мира и прогнозов относительно будущего столкновения цивилизаций. Идет поиск новых концептов государства: «регулирующее государство», «рецептивное государство», а вопросы государственного суверенитета попадают в число наиболее актуальных политических проблем.

КУЛЬТУРА ПАРЛАМЕНТАРИЗМА: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ О.В. Забирова В узком смысле культура парламентаризма понимается как публичное поведение депутатов в парламенте, регламентируемое и регулируемое парламентским регламентом, традициями поведения в законодательном органе, комиссией по парламентской этике, если таковая предусмотрена регламентом [4, с. 1].

В широком смысле культура парламентаризма представляется автору статьи элементом не только политической, но и гражданской культуры. То есть культура парламентаризма заключается в осознании членами парламента и гражданами страны себя субъектами гражданскополитического действия, более того не только активную включенность в гражданскополитический процесс, но и признание ценности этого участия. Понятно, что в парламентской деятельности принимают участие не массы, а представители тех или иных социальных слоев, однако должна признаваться ценность каждого голоса, и признаваться ценность представительства этих голосов парламентариями.

Pages:     | 1 |   ...   | 75 | 76 || 78 | 79 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.