WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 72 | 73 || 75 | 76 |   ...   | 193 |

Поскольку религия – явление духовное, то мировоззренческий хаос отражается и на религиозности. Прежде всего, современный человек разучился жить в религии, его понятие о Боге искажено, во многом для него речь о Боге потеряла смысл. Переживание духовного, равно как и вообще понятие о нем, оказывается сокрыто. Сфера духа оказывается не проработанной и у человека отсутствует духовный внутренний стержень, базис или ядро, вокруг которого собирается личность человека. Поэтому он, например, легко может стать послушным объектом манипулирования со стороны личностей с деструктивными устремлениями. Принимая главенство иррациональной веры и отвергая логику и здравый смысл, такой человек погружается в океан собственного бессознательного, имеющего по своей структуре природу мифа. В частности, сложность многомерного мира, согласно мифологическому сознанию, сводится к одномерной дихотомии свой-чужой и выражается в религиозной нетерпимости.

Религиозность – это духовное состояние. Религия начинается с личной духовности. Когда люди пытаются быть религиозными вне духа и духовности, это приводит к опасным последствиям. Главная отличительная особенность духа человека состоит в самостроительстве и самоуправлении. Человек созрел тогда, когда он научился самостоятельно мыслить, когда приобрел способность ставить себе жизненные цели и удачно осуществлять их верными средствами, когда он выработал себе характер. Религиозный опыт строится через субъективную, личную культуру духовности, а это есть свободное и активное делание самого человека. Причем для этого делания человеку необходима внутренняя свобода, что выражается на законодательном уровне как свобода совести и вероисповедания. Без свободы невозможен личный выбор и выстраивание своего внутреннего, духовного мира.

Но у религии как мировоззрения есть здесь также своя специфика. В каждой религии основным, существенным и очень важным вопросом является вопрос верного пути, ведущего к Богу. Религиозность всегда предметна: не может быть все равно, куда идти верующему и как ему строить свой опыт. Религия учит этому методу и призвана сказать и показать людям, что им надо сделать, чтобы верно узреть Бога и вступить с Ним в единение. Если она не способна этого сделать, то в итоге она обращается к насилию и лжи. Поэтому в каждом религиозном веровании содержится и определенная духовная нетерпимость, поскольку, когда человек имеет религиозное верование, то оно выражается не в смутном настроении или склонности допустить нечто как правдоподобное, но в твердой и категорически утверждаемой уверенности, что так и есть во истину. Вера поэтому есть не только уверенность в Абсолютном, но абсолютная уверенность в Абсолютном. В религиозной вере всегда таится элемент исключительности, которая не сводится к самоуверенности или тщеславию. Однако эта исключительность религиозной веры, отвергающая истинность несогласных религиозных содержаний, совсем не опровергает и не должна опровергать право других людей исповедовать эти несогласные содержания. Совершенно не обязательно смешивать суждение об истинности верования с последующим судом над ним, поскольку можно признать верование ложным и не грозить за него наказанием и не предавать заблудшего казни. Борьба с религиозным фанатизмом не требует изгнания идеи истины из сферы религии, поскольку ее можно рассматривать как борьбу с властолюбием, бессердечностью, гневом и пр. Искренняя же вера невозможна без свободы. Поэтому неправая вера нуждается не в угрозах и гонении, а в углублении и очищении религиозного акта, путь к которому должна показать правая вера с любовью и убедительностью. Секты и ереси всегда имели тем больший успех в массе, чем больше им удавалось превратить новый религиозный акт в своего рода массовый психоз. Именно поэтому, как отмечает И. Ильин [2], бороться с сектами следует не запретом их по закону и не в терминах их учения или содержания, а в пределах их акта: «Сектанты потому веруют в неверное, что они веруют неверно; и противопоставлять им нежно прежде всего и больше всего верный акт, который должен быть цельно и действенно воплощен в самом возражающем миссионере». Религиозная толерантность поэтому основывается не на некоем общем представлении о единой религиозности, а, не отвергая идею истинности или неистинности веры, признает, что свобода необходима для действительной жизни духа и сам поиск истины без нее невозможен.

Также, важной, если не основной, составляющей любой религии является нравственность, внутренняя приверженность моральным нормам, сознательный выбор человеком пути добра. Поскольку конкретные моральные нормы могут различаться для разных групп или даже отдельных личностей, возникает понятие толерантности или терпимости к иным взглядам. Не смотря на то, что, хотя само понятие толерантности и является отражением постмодернистского умонастроения современности, выражающего отказ от построения онтологии, отрицание общих концептуальных схем, рассмотрение событий как единично-уникальных, уход от бинарных оппозиций и т.д [3], существуют успешные попытки найти в многополярном мире некое единство, общий базис и конституирующий принцип. Это шаг от толерантности к диалогу, открытость для слышания, видения и принятия Другого.

В частности, существует проект мирового этоса, определяющий единые основные моральные требования для всех религий [4]. Мировая этика отличается тем, что в ней, с одной стороны, нет никакого смешивания религий, а с другой, – есть уважение к отличиям к каждой из них. И все же, в ней выделены общие стандарты, которые можно найти во всех традициях, поскольку, несмотря на все различия, религии имеют общие ценности, мерки и положения.

Главнейшим принципом постулируемой этики является требование, чтобы с каждым человеческим существом обращались по-человечески, то есть в согласии с «неотчуждаемым и неприкосновенным достоинством» всех человеческих существ. Второй важный принцип глобальной этики зафиксирован в Золотом правиле: «Не делай другим того, чего не желаешь себе» или в его позитивном утверждении: «Что ты желаешь для себя, то делай и для других». Принципы мирового этоса в свою очередь влекут за собой четыре «главных нравственных императива» или этические нормы, которые содержатся в большинстве религий мира, а именно глобальную приверженность культуре: ненасилия и благоговение перед всеми формами жизни («не убей!»);

солидарности и справедливого экономического порядка («не укради!»); толерантности и правдивости («не лги!»); равноправия и партнерства между мужчинами и женщинами («не прелюбодействуй!»). Таким образом, эта «базовая этика» исходит из некоего «минимального базового консенсуса» между людьми всего мира по вопросам о ценностях и нормах. Единство и мир не могут быть ограничены сферами политики, экономики и культуры, но должны осуществляться прежде всего в сфере ценностей и норм.

В мире все более происходит осознание того, что мир на земле невозможен без религиозного мира. Необходимая для этого религиозная толерантность должна вырастать из духовности, поскольку подлинная религиозность не возможна без выстраивания человеком своего духовного мира, которым является напряженный процесс работы над собой. Без духовности не может быть ни зрелой религиозности, ни толерантности.

Литература 1. Макинтайр, А. После добродетели: Исследование теории морали. – М. – Екатеринбург, 2000.

2. Ильин, И.А. Аксиомы религиозного опыта: в 2-х томах. – М., 1993.

3. Можейко, М.А. Этика // Новейший философский словарь: 2-е изд., перераб. и доп. / Гл. ред.

А.А. Грицанов. – Минск, 2001.

4. Декларация мирового этоса / Ред. Г. Кюнг, К.-Дж. Кушель. – Пермь, 2006 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.weltethos.org/ pdf_decl/ Decl_russian.pdf. – Дата доступа: 01.03.2011.

ТРАДИЦИИ ТОЛЕРАНТНОСТИ БЕЛОРУССКОГО НАРОДА О.А. Сыско, Е.В. Урбанович Религия только одна, но в сотне обличий Бернард Шоу В наши дни почти невозможно говорить о религии, не обидев кого-нибудь. Верующие считают свою религию священным предметом.

На протяжении всей жизни человек стремится постичь истинный смысл своего бытия, ищет высшую цель своей деятельности, подчиняющую себе все остальные цели и задачи. Он хочет найти смысл жизни, который соединил бы временное с вечным, конечное с бесконечным, стал своеобразным мостом между жизнью и смертью, помог разрешить извечные вопросы о душе, Боге, происхождении Вселенной, загробной жизни.

Соответственно такой ориентации человеческой мысли существует три пути к постижению смысла бытия, которыми люди могут следовать сообразно своему мировоззрению. Каждый из этих путей имеет множество ответвлений, но в общем как цель и смысл жизни наука рассматривает человека, философия-человечество, религия-Бога. Таким образом, на протяжении веков люди, читая, слушая, произнося одно и то же изречение, находят в нем ту истину, которая доступна их восприятию. Свои ответы на суть и загадки бытия дают различные религии [2, c. 3].

Актуализация религиозного фактора в политической жизни Беларуси в немалой степени связана с новым интересом к религии, возвращением к религиозным ценностям и нормам. Религия и полтика в реальной жизни всегда тесно переплетены, и Беларусь в этом плане не исключение. Власть всегда стремилась использовать религиозные организации, втягивая их в те или иные политические процессы. С другой стороны, сами религиозные организации не редко боролись за приоритет над светской властью, используя свое духовное влияние на массы.

За последние 17 лет характерными являются значительный рост числа религиозных организаций и одновременно серьезные изменения в их организационной структуре, а так же определенные новые тенденции в разграничении сфер влияния между конфессиями. Популярность и степень воздействия на сознание и поведение людей зависят от экономических возможностей религиозной организации и от авторитета политической силы, выбранной в союзники.

На фоне этих проблем объективно возрастает конкуренция между различными вероисповеданиями [4, c. 71].

Борьба всех религиозных организаций за влияние на сознание верующих проходит в специфических условиях постсоветского общества, для которого характерны низкий уровень религиозной культуры (т.е. уровень знаний и отправления обрядов институционально оформленных конфессий).

Выделим два направления, по которым проходит конкурентная борьба: первое – организации традиционных для Беларуси религий конкурируют между собой, стремясь реализовать свои интересы; второе–традиционные религии совместно выступают против повышения влияния «новых религий» [4, c. 74]. В Беларуси не существует официального признания государственной религии или особого отношения к какой-либо конфессии, что не характерно для многих европейских государств [1, c. 133].

В этих условиях перед государством встала задача формирования новой политики в сфере свободы совести, выстраивания отношений с религиозными организациями. В республике создан закон «О свободе совести и религиозных организаций», который определяет правовые основы создания и деятельности религиозных организаций исходя из: права каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии; равенства религий перед законом; признания определяющей роли Православной церкви в историческом становлении и развитии духовных, культурных и государственных традиций белорусского народа; духовной, культурной и исторической роли Католической церкви на территории Беларуси; неотделимости от общей истории народа Беларуси Евангелическолютеранской церкви, иудаизма и ислама; необходимости содействия достижению взаимного понимания, терпимости и уважения религиозных чувств граждан в вопросах свободы совести и вероисповедания [3].

Политика государства в сфере свободы совести еще далеко не устоялась, часто выстраивается стихийно, без четкой стабильной программы действий, стратегии, хотя она должна отвечать интересам белорусского общества, учитывать его историю и культуру.

Проблема формирования государственной политики в сфере свободы совести должна рассматриваться в неразрывном единстве с актуальной проблематикой реформирования современной белорусской государственности, основными закономерностями функционирования социальной действительности, логикой развития белорусского общества.

Реальная религиозная ситуация оказывает значительное влияние на ценностно-целевой компонент, на основе которого выстраиваются нормативно-правовая база и структура органов, непосредственно взаимодействующих с религиозными организациями. Складываясь в систему, т.е. в политику, проводимую государством, компоненты оказывают воздействие на состояние и развитие религиозной ситуации и, в свою очередь, испытывают ее влияние [4, c. 74–75].

Обращаясь к политической культуре современного белорусского общества, следует учитывать возрождение религии и конфессионального плюрализма в стране. По официальным данным, сегодня общая численность религиозных общин республики, представляющих 25 конфессий, церквей и религиозных направлений, составляет 2886. На территории Беларуси имеются 1159 православных церквей, 427 костелов, 8 синагог, 6 мечетей и другие культовые сооружения [4, c. 71].

В заключение мы бы хотели отметить, что наше государство проводит политику, целью которой является единообразное осуществление на всей территории Республики Беларусь принципов свободы совести и вероисповедания, закрепленных в Конституции, а также реализации прав граждан на пользование этой свободой.

Литература 1. Безнюк, Д.К. Состояние и специфика современной религиозной ситуации в Беларуси // Социологические исследования – 2007. – № 2. – С. 128–2. Костюкович, П.И. Религоведение: Учеб. пособие. – 2-е изд. – Минск, 2002.

3. Закон Республики Беларусь 17 декабря 1992 г. N 2054–XII «О свободе совести и религиозных организаций» (в редакции Законов РБ от 04.01.2010 N 109-З) 4. Земляков, Л.Е. Религиозный фактор политической культуры // Веснік БДУ. Серыя 3. – 2006. – № 3. – С. 70–75.

2.6. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ КАК ИНСТРУМЕНТ ПОСТИЖЕНИЯ И РЕГУЛИРОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ Ю.Г. Тамбиянц, В.Н. Ракачев Тесное взаимодействие философии и политики представляет необходимое условие для поступательного развития общества. Именно философия разрабатывает мировоззренческие ориентиры, во многом под воздействием «духа эпохи», тогда как политические деятели принимают решения в связи с определенной ситуационной спецификой. В то же время разработка таких решений без учета традиционных ценностных устоев, а также общественных настроений на тот момент времени может серьезно воспрепятствовать достижению поставленных целей. Здесь сочетание философии и политики представляется как единство теории и практики.

Pages:     | 1 |   ...   | 72 | 73 || 75 | 76 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.