WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 71 | 72 || 74 | 75 |   ...   | 193 |

Обратившись к таким данным, можем предположить, что уровень толерантности в украинском обществе является очень высоким. Одновременно надо помнить, что абсолютные данные не всегда могут быть признаны показательными. Ситуативный фактор должен быть замечен, если мы хотим получить истинную картину. Так, скажем, учитывая существование бытового антисемитизма, мы должны более внимательно присмотриваться к тому, что среди данных об отсутствии дискриминации на национальной почве высоким является показатель относительно евреев. Здесь следует внимательно присмотреться к тому, что именно конкретный реципиент социологического опроса ассоциирует с понятием дискриминации. Отсутствие физического насилия над евреем может восприниматься как общее отсутствие дискриминации еврейского духовно-этнической общности. Одновременно русский или украинец может воспринять как дискриминацию отказ разговаривать с ним его собственным языком.

Кроме того, толерантность является достаточно интересной в плане осмысления его философско-бытийного феномена. Интересной, прежде всего, как мировоззренческая добродетель.

Она является определяющей и в том смысле, что на уровне абстрактного признания, все понимают ее необходимость, но в конкретных вопросах, например в вопросах отношения к Другому, могут обращаться вопреки ее концептуальным основам. Могут не испытывать при этом никакого дискомфорта. Так, согласно опросу, который был проведен по проекту «Индекса развития гражданского общества», 94,3% респондентов не хотели бы иметь среди соседей людям другой расы, 91,1% – людей из других регионов, 46,8% – эмигрантов, 47% – гомосексуалистов. В данном случае индекс толерантности составляет 3,3. Такой показатель соответствует довольно распространенному в мире уровню нетолерантности [1, с. 180].

Итак, искренне признавая толерантность одним из ведущих мировоззренческих приоритетов современного цивилизованного общества, украинцы иногда демонстрируют неспособность проявить толерантность в повседневных ситуациях бытийного характера. Воспринимая толерантность на уровне цивилизационной матрицы, украинцы не всегда готовы задать себе вопрос, относительно того, что характерно данному понятию, и применять эту матрицу в своей повседневной жизни. Продолжая анализировать данные социологических опросов о толерантности, не обходимо заметить, что значительная часть украинцев считают недостаточным уровень приложения усилий со стороны государства в направлении формирования позиций толерантности в обществе. На вопрос, смогут ли респонденты вспомнить меры по повышению уровня толерантности в обществе, почти треть опрошенных не смогла вспомнить практические последствия этих усилий (проект «Индекса развития гражданского общества»). Но, одновременно, 61% опрошенных вспомнили акции по интеграции крымских татар, спортивные пробеги инвалидов, акции толерантного отношения к людям с ВИЧ / СПИД. 59% оценили деятельность гражданского общества по продвижению толерантности как ограниченную или посредственную. Вместе с тем, опрошенные констатировали, что толерантность и мирное разрешение конфликтов в отношении крымских татар в Крыму – достояние именно гражданского общества, а не правительства [1, с. 182].

Итак, на фоне формирования определенной формы гражданского общества мы видим признание в украинском сознании такой ценности как толерантность. На уровне социологических опросов этот приоритет оказывается признанным обществом как первоочередной, но реальное содержание данного приоритета в украинском обществе весьма отличается от наполнения понятия в европейском сознании. Признание опрошенными в ходе социологических исследований невысокого уровня участия государства во внедрении толерантности свидетельствует об общественной потребности в ее укоренении. Потребность, которая не очень четко осознается, но весьма явная на уровне оформления общей цели существования социума. Есть надежда, что такое осознанное даже на уровне неудовлетворения отношением к названному приоритету свидетельствует о потребности общества в толерантности.

Литература 1. Лазоренко, О. Суспільні цінності як регулятор трансформації соціального простору: український та західний глобальний контекст // Громадянське суспільство в Україні за доби глобалізації: цінніснонормативне та інституційне забезпечення його розбудови. – Киев, 2007. – С. 178–188.

РЕГИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ У МОЛОДЕЖИ ДОНСКОГО КРАЯ (РОССИЯ) В.С. Шаповалова В современных спорах об идее и проблемах поликультурного общества центральную роль играет понятие толерантности. Причем, понятие толерантности трактуется исследователями неоднозначно. Если для одних авторов (работы В.А. Лекторского, В.В. Шалина, Ю.А. Красина, А.А. Галкина) толерантность как одобрение различий – это непременная добродетель и с этой точки зрения толерантное общество выглядит целью достойной того, чтобы к ней стремиться, то для других ученых (Г.К. Ашин, В.В. Зорин, В.Л. Иноземцев) толерантность – это или вынужденная и временная мера, т.е. тот социальный минимум, который предоставляется в начале ассимиляционной политики или же требование толерантности на самом деле совпадает с желанием подтолкнуть группу, к которой предъявляется это требование, к добровольному самоотречению, что собственно в завуалированной форме также направлено на проведение ассимиляционной политики. Очевидно, что здесь используются различные понимания толерантности.

Толерантность многообразна как по содержанию, так и по формам ее проявления. Этническая толерантность принадлежит к основным видам толерантности наряду с такими, например, видами как: политическая, культурная, религиозная, расовая толерантность. Как нравственный принцип мышления и поведения этническая толерантность является предметом философской этноэтики. При этом под этнической толерантностью как внутри страны, так и за ее пределами вслед за мнением ученых, понимается «отсутствие негативного отношения к иной этнической культуре, а также признание ценности культуры, образа жизни и исторического выбора любого народа, вне зависимости от его численности» [3, с. 6].

Решение проблемы толерантности в России, по мнению ученых, следует искать в социокультурных традициях этносов и народов. Именно по этой причине специфика этнической толерантности вытекает из особенностей российской цивилизации в целом. Анализируемая нами в контексте нравственных устоев личности и общества этническая толерантность будет пониматься, вслед за компетентным мнением Н.М. Лебедевой [6], как неразрывно связанная с мировоззренческими представлениями об этнической реальности и месте в ней индивида как этнофора. Этническая толерантность считается основным средством достижения гармонии национальных отношений в мультинациональных обществах.

Анализ этнической толерантности и ее специфики, считаем правомерным проводить на основании диалогического подхода, поскольку в научной литературе этническая толерантность понимается как «психологическая готовность к межкультурному и межконфессиональному диалогу» [8]. Таким образом, можно утверждать, что этническая толерантность как нравственный принцип имеет прямое отношение к диалогу культур, столь необходимому в наступившем новом тысячелетии. Этническая толерантность рассматривается как этическая основа диалогической коммуникации.

Целостность и будущность России во многом связаны с полиэтничностью ее регионов, в которых проживают национальности, принадлежащие к различным этнолингвистическим семьям и группам, исповедующие разные религии, имеющие свои самобытные культуры, сложную и особую историю.

Так, на территории Ростовской области проживает более 160 народов и национальностей, наибольшие из них: русские – 89,3%; украинцы – 2,7%; армяне – 2,5%, турки-месхетинцы – 0,64%, татары – 0,41%, азербайджанцы – 0,37%, цыгане и чеченцы – 0,35%, народы Дагестана – 0,32%, корейцы – 0,28%, грузины – 0,24% от общей численности населения Ростовской области [9]. В одном только городе Таганроге проживает более 78 народов и национальностей.

Кроме того, на Дону существуют территории с компактным проживанием представителей одной национальности (например, Мясниковский район).

Донской регион является центром Южного федерального округа (ЮФО), в котором межэтнические и межконфессиональные конфликты, национальный экстремизм, угрожающей безопасности страны продолжают иметь место. В этой связи, формирование установок толерантного сознания и поведения, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных видов экстремизма и противодействие их распространению имеют для многонациональной молодежи Ростовской области особую актуальность.

Ростовская область является крупным образовательным центром, в вузах и колледжах обучается молодежь из субъектов ЮФО и более 100 зарубежных стран. Студенческая среда – это одна из наиболее интенсивных зон межэтнических контактов: именно в вузах встречаются представители самых разнообразных этнических групп, вступают в контакт различные системы мировосприятия и миропонимания, в результате чего у многих студентов закрепляются стереотипы межэтнического взаимодействия, которые они пронесут через всю жизнь. Включенность студенческой молодежи в общение со сверстниками и взрослыми, в неформальные группировки и специально организованное взаимодействие, в межличностные и групповые контакты заметно влияют на формирование линии поведения и отношения молодежи к вопросам, так или иначе связанных с демонстрацией собственного мнения относительно других этногрупп и национальностей.

Возникает противоречие между потребностью молодежи в межнациональном культурном диалоге с учетом этнической эдентичности и современными этническими стереотипами в процессе межнационального общения в молодежной среде, их негативными проявлениями.

Профилактика интолерантности и контроль экстремистского поведения могут и должны опираться на формирующуюся общественную, социальную и межконфессиональную толерантность и терпимость, культуру межнационального общения.

В ситуации роста социального разнообразия в обществе именно образование может выполнять задачу конструирования социальных норм толерантности как политического инструмента обеспечения согласия, гармоничного сосуществования социальных групп с разными интересами, формирования взаимопонимания и доверия в обществе, снижения социальных рисков. Одной из главных задач педагогов в построении образовательного процесса становится повышение уровня межэтнической толерантности, способствующей в дальнейшем бесконфликтному общению и терпимости к другим культурам, национальностям.

В целях решения обозначенных проблем Комитет по молодежной политике Администрации Ростовской области совместно с органами образования предлагает:

– активизировать работу по пропаганде толерантного отношения в молодежной среде.

Провести комплекс мероприятий, включающий круглые столы, заседания общественных клубов, открытые уроки, фестивали, социальной рекламы, лекции и семинары, социальнопсихологические тренинги, дебаты, направленные на осознание и изменение негативных социальных установок и формирование толерантности у различных социальных групп в образовательных учреждениях с привлечением средств массовой информации;

– разработать и претворять в практику программы дополнительного профессионального образования, призванные повысить профессиональную компетентность в вопросах формирования толерантных отношений в обществе и противодействия экстремизму, нацеленные на учителей и преподавателей вузов, социальных работников, психологов, руководителей разных уровней, работников СМИ, государственных и муниципальных служащих, представителей правоохранительных органов;

– рассмотреть возможность принятия целевых программ или разделов в целевых программах по работе с молодежью в многонациональных муниципальных образованиях Ростовской области, с целью предотвращения конфликтных ситуаций на национальной почве.

Литература 1. Ашин, Г.К. Толерантность и элита // Власть. – 2002. – № 5. – С. 28–30.

2. Галкин, А.А. Культура толерантности перед вызовами глобализации / А.А. Галкин, Ю.А. Красин // Социс. – 2003. – № 8. – С. 68–70.

3. Гемуев, И.Н. Межэтническое взаимодействие и межконфессиональное согласие / И.Н. Гемуев, С.А. Гущина; Ин-т этнологии и антропологии. – М., 2003.

4. Зорин, В.Ю. Этничность и власть. Некоторые аспекты становления новой этнополитики в современной России // Свободная мысль. – 2003. – № 6. – С. 4–15.

5. Иноземцев, В.Л. Иммиграция: новая проблема нового столетия. Методологические аспекты // Социс.

– 2003. – № 6. – С. 29–38.

6. Лебедева, Н.М. Этническая толерантность в России и способы ее укрепления / Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая, Рос. Акад. Наук. – М., 2002.

7. Лекторский, В.А. О толерантности // Философские науки. – 1997. – № 3–4.

8. Шалин, В.В. Толерантность (культурная норма и политическая необходимость). – Ростов-на-Дону, 2000.

РЕЛИГИОЗНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ВЫРАЖЕНИЕ ДУХОВНОСТИ Т.В. Бирюлина Для стабильности гражданского общества большое значение в настоящее время приобретает проблема религиозной толерантности. Действительно, современное демократическое общество является многополюсным, плюралистичным, что открывает свободу для различных вариантов самовыражения. Одним из таких полюсов и является религия. Но, к сожалению, религия, хотя и провозглашает обретение человеком нравственности и истины, гармонизацию его личности и нахождение его верного положения в мире, на практике часто становится источником напряженности, а то и открытого конфликта в обществе. Истоки этого противоречия можно отнести к одной, если не основной, из глобальных проблем нашего мира, которая заключается в кризисе духовности, потери нравственных и мировоззренческих ориентиров современным человеком [1]. Это находит свое отражение в философии постмодернизма, подчеркивающей онтологическую бездомность человека, растворение его в витальных, технических, семантических и др. процессах, сведение истины и моральных норм к субъективному предпочтению и т.п.

Pages:     | 1 |   ...   | 71 | 72 || 74 | 75 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.