WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 193 |

Ни федеральными, ни региональными нормативными актами не решался также вопрос о том, как и в какой мере должны рекомендации и иные положения, разрабатываемые федеральными органами исполнительной власти, соблюдаться соответствующими органами власти субъектов федерации. Скажем, если в Положении об МВД РФ устанавливалось жесткое подчинение деятельности его структур федеральным и региональным органам власти, то в Положениях о деятельности федеральных и региональных органов Министерств труда, культуры, здравоохранения – такого подчинения не предусматривалось.

Как представляется, принятый закон о государственной службе, более гармонично соотнесенный с задачей содействия развитию гражданского общества и учета нужд и интересов граждан, позволяет более конструктивно подойти к реформированию государственного управления, основываясь на принципах целесообразности и дополнительности взаимодействия государственных и общественных структур, разработать и осуществить более эффективную систему распределения ответственности и полномочий между федеральными органами власти, субъектами федерации и органами местного самоуправления.

Это, разумеется, не означает, что в будущем, по мере осмысления и оценки опыта реализации основных требований данного закона, не может возникнуть необходимости его дальнейшего совершенствования и дополнения. Уже сейчас можно предположить, что совершенствования и дополнения потребуют те положения закона, которые призваны обеспечить заинтересованность государственных служащих всех уровней в максимальной реализации интересов общества, обеспечении прав и свобод его граждан, в нейтрализации их подмены своими личными и групповыми (корпоративными) интересами, а также повышение персональной ответственности чиновников за принимаемые ими решения.

Примерно так же можно оценить и содержание нового закона о местном самоуправлении, который, содействуя реализации гражданами своего права на участие в определении и решении задач государственного управления, вместе с тем, уже сейчас явно нуждается в усилении тех положений, которые определяют условия и средства обеспечения финансовой и ресурсной базы для поддержки местных инициатив и реализующих их общественных структур, а также регулируют вмешательство органов государственной власти в их деятельность.

В целом можно заключить, что, содействуя дальнейшей практической реализации административной и муниципальной реформ, а также их большей сбалансированности и демократической ориентации, оба закона создают необходимые юридические и политические основания для того, чтобы, следуя их требованиям, властные структуры повернулись лицом к людям и их основным потребностям, начали плодотворное сотрудничество с широкой общественностью в искоренении такого крайне опасного для российского государства недостатка, как равнодушие и невнимание к судьбе, правам и жизненному положению подавляющего большинства населения страны. Успехи в этом направлении и составляют одно из важнейших, если не самое важное условие для внедрения и распространения в российском обществе культуры мира и сотрудничества.

Литература 1. Constitution of the United Nations Educational, Scientific and Cultural organization // Manual of the General Conference. – Paris, UNESCO, 2002.

2. Adams, D. UNESCO and Culture of Peace. – UN, 2004 [Electronic resource]. – Access mode: www.cultureof-peace.info/monograph/contents.html. – Access date: 01.03.2011.

3. Самарин, А.Н. «Культура мира» как открытый междисциплинарный проект // Конфликтология. – 2005. – № 1.

4. Resolutions adopted by the General Assembly 53/243. Declaration and Programme of Action on a Culture of Peace [Electronic resource] – Access mode: cpnn-usa.org/resolutions/resA-53-243B.htm. – Access date:

01.03.2011.

5. Ипатов, А.А. Новые подходы к формированию социальной политики в г. Ярославле // Вестник социальной работы. Ярославль. – 2001. – № 1–2. – С. 11–13.

6. Цейтлин, Р.С., Сергеев С.А. История государственного управления и местного самоуправления в России. – М., 2004.

7. Дилигенский, Г. Что мы знаем о демократии и гражданском обществе // Pro et Contra. Гражданское общество. – М., 1997.

8. Колюшин, Е.И. Проблемы концепции местного самоуправления // Местное самоуправление в России:

состояние, проблемы, перспективы. – М., 1994.

9. Гильманов, А.З. Перспективы становления местного самоуправления // Социологические исследования. – 1998. – № 11.

10. Ершов, А.Н. Возможна ли собственная модель самоуправления // Социологические исследования. – 1998. – № 11.

11. Щербакова, Н.В., Егорова Е.С. Местное самоуправление в России: теория и практика. – Ярославль, 1996.

12. Ершов, А.Н. Возможна ли собственная модель самоуправления // Социологические исследования. – 1998. – № 11.

13. Абрамов, В.Ф. Теория местного самоуправления на отечественной почве // Политические исследования. – 1998. – № 4.

14. Игнатов, В.Г., Бутов В.И. Местное самоуправление: российская практика и зарубежный опыт. – М., 2005.

КУЛЬТУРА ТОЛЕРАНТНОСТИ И ЕЕ ФОРМИРОВАНИЕ В МНОГОНАЦИОНАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ М.В. Золотых В условиях современного мирового кризиса особое значение придается проблеме культуры толерантности. В межцивилизационном общении культура толерантности может быть рассмотрена в двух плоскостях: терпения и терпимости. Становление и развитие социокультурной толерантности – одно из важнейших условий диалога культур и межцивилизационной коммуникации. Толерантность лежит в основе российской государственности, поскольку Россия на всем протяжении своей тысячелетней истории складывалось как многонациональное и многоконфессиональное государства.

Французский термин tolerant, используемый в общественно-политической практике и гуманитарных науках, характеризует способ нахождения взаимопонимания между личностью и цивилизацией [2, с. 103].

В диалоге культур, в межцивилизационном общении толерантность может быть рассмотрена в двух плоскостях: терпения и терпимости. Терпение в большей мере связано с социальной сферой, социальными ожиданиями, социальной справедливостью. Оно предполагает, что трудности мирового кризиса преходящи, вслед за спадом и рецессией следует стабилизация, а затем и подъем. Люди вправе ожидать и надеяться на улучшение материального положения в ближайшей перспективе. Они, как показывают выборочные социологические опросы, выражают согласие потерпеть «немножко», подождать, когда общество выйдет на устойчивые параметры развития.

Терпение в российском обществе исторически обусловлено. Россияне традиционно ориентированы на православную этику, придерживаются принципа соборности и коллективизма в социальной жизни, правила решать повседневные вопросы «всем миром». Евангелистский принцип «живи бедно, но честно» в российской культуре считается этической нормой.

Достаточно стабильная жизнь человека в советском обществе, уверенность его в профессиональной занятости, государственном обеспечении здравоохранения, образования и других жизненно важных сфер определяла, как правило, его оптимистический взгляд на будущее.

Что касается современной России, то в нашей стране, как наиболее уязвимом звене мирового кризиса, ситуация нетерпимости усугубляется не только кризисом экономики, но и несовершенством как структуры экономики, так и системы управления государством, наличием резкой поляризации в обществе, ростом организованной преступности, коррупции, экологическим беспределом.

В более широком смысле толерантность как терпимость и уважение ко всему «иному» понимают приверженцы социокультурного подхода. Они связывают толерантность с необходимостью просвещать общество, воспитывать терпимость и уважение, уничтожать психологические барьеры, способствующие возникновению фобий [2, с. 105]. Человек по своей природе нетерпим ко многим вещам, явлениям окружающего мира. Толерантность как способ взаимопонимания предполагает постоянный контроль предубеждений и стереотипов, присущих каждому человеку.

Формирование социокультурной толерантности связано с реализацией механизма понимания в межкультурной коммуникации. Феномен понимания рассматривается как самостоятельная, теоретико-методологическая и конкретно-практическая проблема. По мнению В. Дильтея, человек понимает в другом человеке то, что понимает в себе самом [3, с. 15].

М. Вебер рассматривает понимание как возможность воспроизводить мотивы действия другого и учитывать в своем поведении [1, с. 60].

В обществе переходного типа, каким является современный российский социум, особую роль играют ценности. Без новой системы ценностей не может быть и нового общества. Однако отношение к ним у людей может быть различным и избирательным: доброжелательным и толерантным или враждебным и агрессивным.

Доброжелательное отношение к новым ценностям характерно для определенной части населения, ориентированной на изменения, олицетворяющие реформы. Принимаются новые ценности, пропагандируются и теоретически обосновываются, а агрессивность, враждебность в отношении новых ценностей проявляется в их полном отрицании, огульной критике. Такое отношение к новым ценностям характерно для лиц, выступающих против реформ (модернизации), идеализирующих предыдущий строй или предшествующий этап развития общества, не способных воспринимать инновации.

В качестве вывода отметим, что Россия – поликультурное и многонациональное государство, поэтому необходимость и обязательность толерантности особенно актуальна. Толерантное отношение к иному, чужому – это требование времени. Оно предполагает не только уважение и признание прав и свобод другого человека, независимо от его расовой, конфессиональный, национальной принадлежности, но и поддержку реформ и инноваций, проводимых сегодня в стране.

Литература 1. Вебер, М. Избранные произведения. – М., 2000.

2. Марченко, Ю.Г. «Культурная революция» в России: ее смысл, содержание и последствия. – М., 2003.

3. Турченко, В.Н. Генезис и характеристика подходов к изучению духовности человека. – М., 2007.

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК НОРМА СОСУЩЕСТВОВАНИЯ СУБЪЕКТОВ КУЛЬТУРНОГО МИРА М.В. Колинько Формирование стратегии бытия человека в условиях трансформаций социального мира актуализует осмысление таких социально-этических принципов как ответственность, толерантность, субсидиарность. Новое прочтение принципа толерантности в философии продиктовано социокультурными и политическими реалиями современного мира. В статье рассматривается проблема толерантности в контексте философско – антропологической методологии, с позиции восприятия, осмысления и объяснения человека как представителя социальной коммуникации.

Сложность в понимании феномена толерантности в том, что разные культуры предполагают различные ее модели, они зависят от исторического опыта. Если Гте считал толерантность обидной снисходительностью и благосклонностью, то оксфордский словарь характеризует данный принцип как готовность и способность без протеста воспринимать личность или вещь. Лингво-семантический анализ подчеркивает разницу в прочтении толерантности разными культурами. Французский язык подразумевает под ней уважение воли другого, его образа мысли, поведения, политических и религиозных взглядов, а в китайском языке быть толерантным означает «позволять, допускать, проявлять великодушие в отношении с другими». Арабская традиция видит в толерантности прощение, снисходительность, мягкость и покровительство.

Осмысление толерантности продуктивно в контексте кантовской антропологической интерпретации. В основе идеи толерантности, изложенной И. Кантом, лежит осмысление антропологического принципа «Я – Другой». Кант подчеркивал, что культура разума – высшего проявления человека как разумного существа, – заключается не в способности утверждать себя за счет другого и создавать собственное пространство, вытесняя другого, а в способности понимать другого, т.е. толерантно относиться к нему.

Такая антропологическая установка стала основанием для трактовки толерантности украинским философом В.А. Малаховым. «Быть толерантным прежде всего означает терпеть, выдерживать Другого – такого, каков он есть, признавать за ним право жить, мыслить и поступать по-своему» [2, с. 330]. При всей кажущейся элементарности этих требований, именно они обусловливают принципиальную значимость данного измерения человеческого общения. Толерантность признает и поддерживает право на жизнь и волю к самоутверждению другого бытия.

Это не снисходительная терпимость к другому, а признание существования и ценности как собственного образа, так и ценности Другого. Активная толерантность базируется на осознании значимости и силы собственного Я. Речь идет о готовности сжиться с чужими взглядами, желаниями, способом жизни.

Философская антропология, исследуя человека, дает ему возможность увидеть свой собственный образ, отраженный в других людях. Но для этого человеку «необходимо сначала отстраниться от своего собственного представления о самом себе», как писал украинский исследователь В.Г. Табачковский. «Антропологическая рефлексия причастна к созданию принципов толерантного общения между самыми разнообразными проявлениями персональных универсумов – от индивидуальных до общественных и культурных» [3, с. 130]. Разнообразие персональных универсумов создает мультиверсум, где существуют не только возможности для самоутверждения собственного Я, но и многочисленные ограничения, которые налагаются на него существованием многих других Я.

Антропологическое ядро понимания человека как языковой личности, включенной в коммуникативную культуру, формируется из признания человеческих уникальностей и многомерностей, выстраивающих диалоговые связи и взаимодействия. Отправной точкой для современных диалоговых мыслителей послужил тезис Л. Фейербаха о том, что отдельный человек не обладает человеческой сущностью ни как смертное существо, ни как мыслящее существо.

Сущность человека содержится только в общности и единении людей, но это единение основывается на реальности различия между Я и Ты. Истинная индивидуальность проявляется как определенный способ восприятия и усвоения себе всего другого. Вне этого человек лишает свое существование смысла, превращая свою индивидуальность в пустую форму. В этом стремлении к объединению понятий Я и Мы отражены непреходящие ценности, укорененные в глубинах человеческого существования.

Толерантность рассматривается как норма сосуществования огромного разнообразия субъектов культурного мира и способ общения уникальностей. Такая трактовка направлена на выстраивание отношений равенства различных культур, а не деление их на господствующие и подчиненные, маргинальные, на сохранение культурного наследия и преодоление идеологии и политики различных «центризмов».

Pages:     | 1 |   ...   | 66 | 67 || 69 | 70 |   ...   | 193 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.